На чемпионаты брал «счастливый» галстук

13:05
284
views

Оказывается, жизнь шахматиста очень напряженная. Это открытие неожиданно для себя сделал корреспондент «УЦ», пытаясь по случаю недавнего Международного дня шахмат взять интервью у Олега Чижикова, мастера ФИДЕ, председателя исполкома Федерации шахмат Кировоградской области. В Интернете о нем опубликовано многое, но мы решили пообщаться лично.

Чижиков дал короткое интервью по телефону (оно опубликовано в одном из предыдущих номеров), нам же хотелось большего. Но у Олега Анатольевича все не было времени: то по скайпу тренирует детей, то читает лекции зарубежным шахматистам, желающим совершенствоваться в мастерстве, то онлайн-турниры, в которых участвуют воспитанники. Кроме того, над очередной книжкой работает. «Сплю по четыре часа в сутки с десяти лет», – признался, тем самым почти оставив нас, наслышанных о его знакомствах со Смысловым, Корчным, Спасским и другими выдающимися шахматистами, без надежды на интересное интервью. Но удача все же улыбнулась: Чижиков позвонил в редакцию и сообщил, что готов увидеться с корреспондентом в такое-то время на автостанции в Кропивницком, откуда будет отправляться в свою Долинскую. Там и встретились.

Вот что рассказал Олег Чижиков о том, как пристрастился к шахматам:

– В десять лет уже играл. Мы жили в пятиэтажке в Кривом Роге, и я научился у дедушек, которые постоянно сражались за шахматной доской во дворе. Сыграла роль и моя болезнь – сложный случай аппендицита. Чуть не умер, перенес четыре операции. Хирург Бортхарт – из тех немцев, которые в плену оказались, – чтобы вернуть меня к жизни, принес книгу о великих шахматистах – «Десять чемпионов мира». Она меня сильно увлекла. Бортхарт меня и велоспортом заставил заниматься. Заразились любовью к шахматам и несколько одноклассников. В десятом классе среди нас было два кандидата в мастера спорта и два перворазрядника. В шестнадцать лет я стал чемпионом Кривого Рога по шахматам. Потом был Киевский политех. На первой сессии только в нашей группе провалилось восемь школьных медалистов, их отчислили. Оказалось, они способны только на бездумную зубрежку.

Когда получил диплом химика-технолога (в дипломе – оценки по 15 химиям), была возможность остаться в Киеве – мне предлагали работу в Институте электросварки имени Патона. Но я взял направление в Вологодскую область, на Череповецкий сталепрокатный завод – ведущее в СССР производство электродов и порошковой сварочной проволоки. Работая там, вскоре получил жилье, ради которого и подался на Север. Там у нас со Светой (уже был женат) родился сын. В три года Стас уже играл в шахматы.

– В три года – в шахматы?

– Да. Детям ведь все равно, чем заниматься: в куклы играть или в шахматы. Сын в три года и читал уже. Поехали с ним к моей бабушке в Кривой Рог, а он ей: «Давай “Буратино” читать». «Та я ж старэнька», – пыталась отвертеться она, а правнучек взял книжку и стал читать вслух. Бабушка подумала было, что ребенок выучил текст наизусть, принесла газету «Труд». Он и ее читает. Желательно начинать учить ребенка играть в шахматы, когда ему три-четыре года. Дети в таком возрасте ещё играются. В шесть уже начинают скрывать свои мысли.

– Что в этом плохого?

– Когда тренирую детей, важно знать, почему ребенок сделал тот или иной ход. Всегда спрашиваю об этом. С девчатами тяжело, зачастую они не могут объяснить свои ходы.

В Череповце я работал механиком на заводе, потом генеральным директором фирмы. В свободное время обучал тамошнюю детвору шахматной игре. Все знали: в 17 часов Олег Анатольевич отключает телефон и занимается до 21-го с детьми. Воспитал четырех международных мастеров. Саша Рахманов, гроссмейстер, чемпион Европы и бронзовый призер чемпионата мира, – тоже мой воспитанник.

Мы в Череповце организовывали турниры, на которые приглашали знаменитостей. Приезжали седьмой чемпион мира Василий Васильевич Смыслов, десятый чемпион мира Борис Васильевич Спасский. Со Спасским потом долго общался, пока он в четвертый раз не женился. Дважды был у нас Марк Евгеньевич Тайманов, потрясающий человек, который сыграл четвертьфинальный матч с будущим одиннадцатым чемпионом мира Робертом Джеймсом Фишером. Тайманов не только выдающийся шахматист, но и пианист супер. Фирма EMI две пластинки с его концертами выпустила, в 68 лет у него родились двое близняшек. На турнир к нам он приехал окрылённый этим событием.

Кстати, давно замечено, что из тех, кто склонен к сочинению музыки и импровизации на музыкальных инструментах, получаются своеобразные, нестандартно мыслящие шахматисты. Они интересно проявляются в журналистике. Например, читаю книги по шахматам, написанные Савелием Тартаковером, знаменитым шахматистом и журналистом, и наслаждаюсь – там столько юмора! О нем говорили: самый сильный шахматист из журналистов, самый сильный журналист из шахматистов. О Карпове говорить не хочется. Некрасиво повел себя с детьми, когда приехал в Череповец. Шахматисты об этом знают. С Корчным (на фото внизу) я дружил до самой его смерти. Виктор Львович многому меня научил, и не только в шахматах. Человек-глыба. Не то что Карпов. Правда, если бы не он, Корчной не приехал бы к нам из Швейцарии. Когда Карпов обидел детей, я в очередной раз пригласил Корчного. Он мне перезвонил (до этого только я звонил ему – там это дорого), потом приехал, играл с детьми. Вне конкурса – с теми, кого обидел предыдущий знаменитый гость.

На Севере я воспитал 300 учеников, только трое из них не поступили в вузы Москвы и Питера. Восемь выбрали тренерскую работу. Я готовил и шахматистов, и судей, и тренеров.

– А в Украину почему вернулись?

– Мама ослепла, нужно было ухаживать…

Вспомнил Олег Чижиков и встречу с Кирсаном Илюмжиновым, который долгое время возглавлял Международную шахматную федерацию:

– Это было на съезде шахматистов в Дагомысе, там все чемпионаты России проходят. Илюмжинов мне вручил диплом мастера ФИДЕ. На вечере, который состоялся после официальной части, я с ним пообщался. Спросил, почему так долго мне не присваивали звание. Кирсан Николаевич пояснил, что изучались мои партии, стиль. Теперь все не так. Звания покупаются.

Олега Чижикова интересует, как работает человеческий мозг.

– Мозг так устроен, что работает над поставленной задачей даже тогда, когда ты переключился на другие дела или даже спишь. Вот почему не нужно, например, спешить со сдачей в печать только что написанной статьи – завтра появятся мысли, как ее можно улучшить. В шахматах – то же самое. Я обсуждал этот вопрос с гроссмейстерами. Например, Евгений Васюков сказал, что перед турнирами не берется решать сложные шахматные задачи. Потому что, если не решишь ее, мозг продолжит работать над ней во время турнира. Есть задачи, которые шахматисты решают годами. Когда Марк Тайманов, проиграв в 1971 году Роберту Фишеру со счетом 6:0, вернулся из Ванкувера, его обвинили в предательстве. Он, разумеется, не соглашался, просил предоставить доказательства. Группа сильнейших советских гроссмейстеров пыталась их найти. Одну партию разбирали, искали «форсаж» – форсированный выигрыш. И не нашли. Тайманова тоже мучила та позиция, и он предлагал разобраться в ней своим ученикам. Решил задачу лет через пятнадцать какой-то мальчишка-перворазрядник, подтвердив, что Тайманов играл честно, а выигрыша форсированного там не было. Была «мясорубка». Последним ошибся Марк. Фишер тогда был «машиной». Он и следующего претендента – Бента Ларсена – разнёс со счетом 6:0. А в финале одолел непробиваемого «железного» Тиграна Петросяна, девятого чемпиона мира. Это и спасло Тайманова от репрессий!

Также Олег Чижиков уверен, что шахматы – спорт не для слабаков:

– Психологическая нагрузка – огромная. Если партия длится шесть-семь часов, теряю два килограмма. За турнир – до восьми.

К массовому увлечению детей компьютерными играми, в частности «стрелялками», он относится плохо:

– Дети от этого тупеют. Смартфонами «накачивают» только указательный палец. Другое дело – шахматы. Это работа. Не так легко заставить мозг работать, управлять им.

По словам Чижикова, шахматы сродни настоящей жизни:

– Учу детей шахматным правилам, чтобы они в процессе игры нашли исключения из них и выигрывали. Но главное – учу проигрывать! Так и в жизни происходит. Сейчас объясняю детям этюды Авербаха. Радуюсь, когда семилетние дети говорят, что это красиво. Значит, есть результаты моей тренерской работы.

– Может, в определенном возрасте уже бесполезно начинать учиться шахматной игре? – интересуюсь я.

– Начинать бесполезно разве что перед смертью. В старости, наоборот, очень рекомендуется играть. Доказано, что шахматисты не подвержены болезни Альцгеймера. Гроссмейстер Саша Рахманов, о котором я уже говорил, преподает шахматы старичкам.

– А вам встречались прилично играющие взрослые шахматисты-самоучки?

– Такого не бывает, – улыбнулся мастер ФИДЕ. – Талант, не прошедший школы, не знает азбуки. Поймать его на этом для меня не составит труда. Даже мои шестилетние воспитанники легко накажут такого самородка. Нужно основы знать. И регулярно заниматься. Так постоянно открываешь для себя новое. Кстати, мальчишка одиннадцатилетний, который стал чемпионом одного шахматного города, как-то похвалился мне своим открытием: «Олег Анатольевич, я столько дядек поймал на том, что вы мне показали! Никому больше не рассказывайте, чтобы только я знал». «И расскажу, и в книжке напишу, чтобы такие открытия достоянием всего шахматного мира стали», – ответил я.

– Верят ли шахматисты в приметы?

– Верю. У меня в свое время было около 70 галстуков. Из них – штук пять «счастливых», брал их на чемпионаты мира, Европы, России. Ученики, зная об этом, просили, чтобы надел нужный в критических ситуациях. Это, может, и не помогало, но дети верили в победу. Перед турнирами кладу руку на плечо каждому ученику. Передаю им энергию. Потом в течение двух часов не могу даже языком ворочать – энергию всю отдал.

– Имеет ли ваш брат шахматист страсть к сувенирным дорогостоящим шахматным комплектам?

– Шахматы должны быть из определенной древесины, определенного дизайна. Стандартными, классическими считаются стаунтоновские шахматы. Ими приятно, удобно играть. Мне раньше дарили вычурные, ажурные комплекты. Например, стеклянный, красивый очень. Карпов, когда приезжал, предлагал комплект из кости мамонта, за тысячу двести долларов (это со скидкой). Куда такие шахматы? Поставить в сервант и любоваться, сдувая пыль? Для меня важнее эстетика в шахматной игре.

Рассказал наш собеседник и о своих зарубежных связях:

– Советская шахматная школа по всему миру ростки дала. Общаюсь по Интернету с выходцами из СССР, которые живут в разных странах и интересуются шахматами. Читаю им лекции. Недавно обратился житель острова Святого Мартина в Карибском море. Он у нас звание кандидата в мастера спорта получил, теперь возглавляет на том острове сборную шахматистов, участвует в шахматных олимпиадах. Хочет, чтобы я почитал его команде лекции. У меня одна из самых больших частных библиотек по шахматам, больше шести тысяч книг. Из библиотеки Оксфорда даже обращались. Просили кое-какие книги, взамен прислали свою.

Кстати, про зарубежье. В 37 странах шахматы преподаются в школе, ставятся оценки в аттестате. Еще пять стран – Индонезия, Тайвань, Вьетнам, Аргентина, Израиль – на полпути к этому. Саша Рахманов рассказывал мне о своем разговоре с чемпионом Индии Видитом, с которым играл на Кубке мира. Саша спросил у соперника, почему 25 процентов участников турниров в Европе – из беднейшей страны, Индии. Тот ответил, что государству можно латать дыры, но будут появляться новые. А можно выбрать направления развития, которые вытянут экономику. Индия выбрала одной из таких сфер шахматы.

Рассказывая о местных реалиях и перспективах, Олег Чижиков отметил, что благодаря шахматной федерации долинские шахматисты лучше других на Кировоградщине обеспечены комплектами шахмат, досками, часами, все – установленной формы, как положено по регламенту. Правда, по его словам, предыдущая долинская власть больше заботилась о шахматистах.

– Недавно сорвалось два чемпионата области, которые должны были проходить в Долинской. В Кропивницком – только один тренер. В Кривом Роге их больше десяти. А талантливых детей много и в нашем крае. Например, тринадцатилетний Ярослав Петринский недавно стал чемпионом области среди взрослых. Шестилетний Миша Бегун на турнире в Кривом Роге среди двенадцатилетних занял второе место. Девятилетняя Виктория Сокур из 7 девчонок в возрасте 14-15 лет в том же турнире заняла третье место. Тренирую по скайпу ребят из Малой Виски, Знаменки, Долинской, Кропивницкого, Александрии. Каждую среду – турниры. В украинской детской шахматной лиге сборная Кировоградщины вышла на четвертое место среди 95 клубов. Это притом, что в течение 25 лет не проводились чемпионаты области.

И последний вопрос:

– Считаете ли вы возможным визит на Кировоградщину кого-то из знаменитых шахматистов?

– Чтобы кто-то приехал, нужно заплатить. Карпов за сутки две тысячи долларов берет. Но нужен ли он здесь? Думаю, нет. Спасского можно было бы пригласить, но он – после инсульта. Безусловно, встречи с великими мастерами нужны. Свет от таких людей, как Корчной, как Спасский, как Таль, остается и после их ухода. Гении.