Одетый в «Белые одежды»

13:01
350
views

29 июля исполнилось 130 лет со дня рождения нашего незаслуженно малоизвестного земляка, в свое время одного из крупнейших биологов СССР, ставших жертвой печально известной борьбы с генетикой как «буржуазной лженаукой».

Михаил Иванович Завадовский родился в семье помещика в селе Покровское-Скорышево. Жил в селе, закончил Елисаветградское реальное училище. Потом поступил в Московский государственный университет на факультет экспериментальной биологии. И сделал блестящую карьеру. На формирование его научных взглядов повлияли прекрасные лекции зоолога Михаила Мензбира, анатома Петра Карузина и особенно физика Петра Лебедева. Это его слова, что студент должен «не учиться, а учить самого себя», стали девизом всей последующей деятельности Завадовского. А решающее значение на его становление как экспериментатора сделала встреча с Николаем Кольцовым.

Николай Константинович Кольцов – крупнейший российский биолог, организатор науки, один из создателей школы экспериментальной биологии (физико-химической экспериментальной биологии), один из «отцов-основателей» молекулярной биологии, автор основополагающей идеи матричного синтеза хромосом, первым сформулировавший понятия как биоматрицы («наследственные молекулы»), так и эпигенетики. Ему же принадлежит гипотеза о химическом и радиационном мутагенезе как факторах изменения генома и движителях эволюции. Член-корреспондент Императорской Санкт-Петербургской академии наук с 1916 года (Академии наук СССР – с 1925-го), академик ВАСХНИЛ (Всесоюзная академия сельскохозяйственных наук имени Ленина) (1935), член Королевской академии в Эдинбурге. Создатель ряда научных учреждений и журналов. Наследник его института – современный Институт биологии развития РАН – носит имя Кольцова.

После окончания университета Михаил Михайлович Завадовский работал ассистентом в лаборатории Кольцова и одновременно преподавал зоологию на Высших женских курсах. Основным направлением его научных исследований в этот период было изучение влияния условий внешней среды на развитие яиц аскарид, которое имело большое научное и практическое значение.

В тяжелейшие 1919-20 годы руководил студенческой экспедицией в заповеднике Аскания-Нова, где начал проводить эксперименты по трансформации пола у птиц и млекопитающих, которые впоследствии стали классическими. Позже Завадовский продолжил эту работу в Таврическом университете в Симферополе. В этих опытах, выполненных на широком круге объектов, впервые в мире было доказано, что половые признаки после кастрации, то есть при отсутствии влияния половых гормонов, сдвигаются в сторону гомогаметного пола: у птиц – в сторону самцов, а у млекопитающих – в сторону самок.

Потом он был директором Московского зоопарка.

Смелая постановка проблем, открытие фундаментальных закономерностей в регуляции размножения сельскохозяйственных животных послужили поводом для присуждения Завадовскому степени доктора биологических наук. С 1935 года он становится действительным членом, а затем и вице-президентом ВАСХНИЛ, которую возглавлял легендарный академик Николай Вавилов. В 1940 году Завадовский был награжден Большой золотой медалью Всесоюзной сельскохозяйственной выставки. В 1944-м за подготовку кадров в МГУ он награждается орденом Трудового Красного Знамени, а в 1946 году ему присуждается Государственная Сталинская премия.

Отчасти наш земляк буквально накормил и одел немалую часть Красной армии в войну. Благодаря его открытиям и новым методам в стране в годы войны был получен приплод овец на полмиллиона больше, чем раньше. Потрясающая цифра.

Казалось бы, Михаил Михайлович добился всего, чего хотел и мог. Но грянул 1948 год. И все перечеркнула августовская сессия ВАСХНИЛ, с которой начался период «лысенковщины» в биологической науке. Печально известный Трофим Лысенко, тоже почти наш земляк, с Полтавщины, возглавив ВАСХНИЛ, повел решительную борьбу с так называемыми вейсманистами-морганистами. Он отвергал менделевскую генетику и хромосомную теорию наследственности. С именем Лысенко связана кампания гонений против учёных-генетиков, а также его оппонентов, не признававших «мичуринскую генетику».

Лысенко отстаивал теорию о новообразовании клеток из не имеющего клеточной структуры «живого вещества», впоследствии признанную псевдонаучной, и еще ряд нелепых теорий.

Так или иначе, уже в августе 1948-го Завадовский был уволен из МГУ, а кафедра динамики развития закрыта. Была ликвидирована и его лаборатория в Ветеринарном институте. Большой ученый-биолог, полный сил и новых научных замыслов, остался без работы.

Борьба шла давно. В газете «Соцземледелие» еще 11 января 1938 года была опубликована статья Лысенко «Оздоровить Академию сельскохозяйственных наук. Беспощадно выкорчевывать врагов и их охвостье из научных учреждений», где как пособники врагов народа указывались Н.И.Вавилов, М.М.Завадовский, П.Н.Константинов.

И в итоге Трофим Лысенко победил. Все эти события прекрасно описаны в книге Владимира Дудинцева «Белые одежды». Считается, что прообразом одного из героев книги был и Завадовский. Ему в жизни еще повезло, что остался жив, а не погиб, как немало его соратников и сотрудников, даже избежал лагерей, в отличие от своего многолетнего руководителя Николая Вавилова.

В 1957 году Завадовский умер в опале. Похоронен в Москве. В 1955-м в числе прочих ученых подписал известное «письмо трехсот» — письмо с критикой деятельности Лысенко, подписанное 297 учёными, среди которых были биологи (в том числе уцелевшие генетики), физики, математики, химики, геологи и т. д.

Авторы письма называли И. В. Мичурина выдающимся русским учёным и селекционером, отрицая, однако, связь его работ с «мичуринской биологией» Т. Д. Лысенко.

Критики считали деятельность Лысенко «приносящей неисчислимые потери», приводя в качестве примера работы группы сторонников Лысенко по вегетативной гибридизации, «переделке природы» растений и гнездовым посадкам растений и отрицая практическую и научную значимость этих работ.

Особое внимание критики Лысенко уделили отрицанию им метода инцухта растений, в частности, кукурузы, считая этот метод величайшим практическим достижением генетики и ссылаясь при этом на опыт американских генетиков. Рекомендованный же сторонниками Лысенко метод межсортовой гибридизации кукурузы критики в данном письме считали устаревшим и отброшенным практикой США. По поводу кукурузы они писали: «В результате деятельности Т. Д. Лысенко у нас не оказалось гибридной кукурузы, доходы от внедрения которой, по данным американцев, полностью окупили все их затраты на изготовление атомных бомб».

Критики называли «средневековой, позорящей советскую науку» теорию Лысенко о «порождении видов». Они указывали, что в результате дискуссий 1952-1955 годов эта теория была специалистами СССР полностью отвергнута.

Но Никита Хрущев горячо поддержал Лысенко. И он благополучно дожил до 1976 года, правда, лишившись после отставки Хрущева всех постов.

А память об ученом Михаиле Завадовском можно было бы увековечить, хотя бы улицу назвать в родном селе Покровка в бывшем Компанеевском районе…