Про факультет, которого больше нет…

13:30
2141
views

…И не будет. В этом году – 30 лет выпуска факультета русской филологии Кировоградского государственного педагогического института имени А.С.Пушкина. В 86-м поступило 150 человек! На встрече было десять…

Наш курс был уникальным. До нас на русском филфаке учились четыре года. А нам заявили: вы будете учиться пять! Теперь думаем: почему так мало? Надо бы больше. И факультет назывался по-другому. Мы поступили на факультет русского языка и литературы, а окончили – русской филологии.

Об учебе. О таком можно только мечтать. Да и мечтать мы не могли – выпускницы школ просто хотели в будущем стать учителями, преподавать любимый предмет. А тут началось. Литература: античная (Карленко), древнерусская (Цыба), ХІХ века (Торговец), ХХ (Дыдыкина), зарубежная (Долганов, Чуднов), советская (Перзеке), возвращенная (Смольянова)… Язык: старославянский (Михалко, Манакина), языкознание (Рудяков), лексика и орфография (Соколовская), фонетика (Садохина), словообразование и морфология (Серебряков), синтаксис и пунктуация (Показеева), культура речи и стилистика (Бажан). А еще психология (Шуранова), педагогика (Лыков), философия (Рубан), политэкономия (Дратвер), выразительное чтение, которое нам мастерски преподавал Валерий Дейнекин. Лекции, практикумы, коллоквиумы, сдача текстов… Как давно это было! И это не забыть никогда.

Был еще один интересный предмет. Сначала он назывался «атеизм», а потом «история религии». Невероятная преподаватель, к сожалению, никто из однокурсников не вспомнил фамилию. На ее лекции мы водили друзей не из пединститута, чтобы ее послушали. Именно она озвучила то, что до нынешних политиков никак не дойдет. А именно: украинская интеллигенция имеет преимущество перед российской – вы знаете как минимум, два языка: русский и украинский. И мы, студенты русфака, стали говорить по-украински в кафе, транспорте, между собой.

Андрей Борисович Перзеке говорил: «Вам повезло. Вы – на гребне перестройки». Да, мы впитывали в себя возвращенную литературу, плакали вместе с Зоей Викторовной Торговец о братьях Карамазовых, глотали зарубежную литературу из «Нового мира», которую «по блату» давал Игорь Васильевич Долганов…

Мы не были зубрилками. Мы жили атмосферой русского филфака. Жанна Павловна Соколовская «записала» нас всех в клуб «Авантюрист». Знаете, что мы делали? Переводили словарь Ожегова на украинский язык! И нам это нравилось.

Мы жили в библиотеке Крупской. Теперь это Чижевского. Какой  Google? Специальный зал, картотека, ящички, алфавит, автор, запрос в читальном зале, капсула летит в хранилище, оттуда – книга. Молодежь, не поймете, а жаль…

А теперь – собственно о встрече. Мы кричали, встречая во дворе института (а для нас это институт) очередную однокурсницу. Пацанов у нас было не просто мало, а по одному на группу. Поэтому всех знаем, всех любим. За упокой Димы Шамина и Виты, Вали, Оксаны… выпили, не чокаясь…

Филфак! Каждые пять лет, когда мы планировали встречу, отвечали согласием и приезжали девчонки издалека: Александрия, Кривой Рог, Желтые Воды. В этот раз был Уссурийск… Да, наша Валюха Вовк (теперь ее называют Валюта) приехала! Тридцать лет не виделись. Было что послушать.

Валентина на последнем курсе вышла замуж за корейца Юру Хвана и уехала в Ташкент. Преподавала в ПТУ, потом семья занялась бизнесом. Когда в Узбекистане было неспокойно, корейцы массово стали переселяться на Дальний Восток. Так Валентина стала жить на два города: полгода в Ташкенте, полгода в Уссурийске. После тяжелой и загадочной болезни у нашей однокурсницы, по ее словам, «открылись чакры». Она стала гадать на картах, проводить ритуалы. К ней на прием записываются за несколько месяцев.

– Я благодарна филфаку за умение говорить с людьми и слышать их, – сказала Валя. – Мой род деятельности сродни психологии. Часто людям надо просто выговориться, и я им в этом помогаю.

А Лариса Головань (Харченко) после филфака переучилась и работает психологом. Алла Ляшонок (Сливко) получила второе бухгалтерское образование, несет службу в казначействе. Лена Кучкина (Комар), поработав в школе, посвятила себя семье.

Каждая из нас работала в школе. Но до тех пор, пока часы русского языка и литературы не стали сокращать, а потом вообще убрали. По специальности до сих пор работает Вика Дунаева (Пономаренко) – преподает зарубежную литературу в 22-й школе. Лена Вдовиченко заведует музеем в Желтых Водах. Люда Цюня (Ветрова) после трех лет преподавания в сельской школе Александрийского района стала работать в отделе статистики городской больницы. Люда Головецкая (Богатыренко) стала воспитателем детского сада в Кривом Роге. А Таня Симонова (Чабаненко), наша хрупкая, трогательная, романтичная однокурсница, преподает в столичной школе джазового и эстрадного искусств.

Фото Алексея Каприцы, «УЦ».

Девчонки, вспоминая любимый факультет, благодарят его за подаренную дружбу. И за привитую преподавателями любовь к чтению. Мы походили по коридорам института, посидели в 30-й аудитории за своими родными деревянными партами. Послушали Валентину Васильевну Бажан, всегда умеющую рассказать что-то интересное. Прошлись по Дворцовой, расстались, пообещав друг другу встречаться чаще. Каждая девочка увезла с собой магнитик с изображением alma mater. Спасибо, Александр Рацул, за солидарность и оперативность.

Родилась идея встретиться зимой, ближе к Рождеству. Девочки, согласны?