Доктор Голованова: «Мы не стали черствыми»

14:07
2865
views
фото Игоря Демчука, «УЦ».

Есть такое выражение «намоленные стены». Оно относится не только к храмам, мечетям или синагогам. Стены 3-й городской больницы Кропивницкого за 120 с лишним лет слышали столько молитв, столько обращений к Всевышнему, что, кажется, и сами могут лечить. Но сегодня там особенно трудно. Там сейчас все больные – тяжелые, и спасти удается не каждого.

О буднях без праздников и выходных медиков бывшей 3-й городской говорим с заместителем медицинского директора по терапии Аллой Головановой.

– Алла Владимировна, давайте не будем сегодня вспоминать об истории елисаветградской водолечебницы Исаака Гольденберга, о прекрасной архитектуре Якова Паученко, о славных именах врачей 3-й городской больницы советского периода. Поговорим о ее сегодняшнем дне. Для начала объясните статус и нынешнее название вашего лечебного заведения.

– Наше лечебное заведение называется «Комунальне некомерційне підприємство “Центральна міська лікарня міста Кропивницького”». Мы функционируем в составе поликлиники и двух стационаров – первого стационара на Валах (это опорная больница, в которой лечатся пациенты с острым коронавирусным заболеванием COVID-19) и второго стационара, который расположен по адресу улица Архитектора Паученко, 45/35. Это собственно бывшая третья больница. Руководит Центральной городской больницей Александр Артюх.

– До начала пандемии коронавируса и медицинской реформы (а это катаклизмы одного порядка) ваша больница была многопрофильным медучреждением. Что изменилось за последние год-полтора?

– Я скажу так: за этот период мы периодически возвращались в свое прежнее русло работы, когда заболеваемость ковидом снижалась. В нашем стационаре изначально есть профильные направления: эндокринологическое, кардиологическое, неврологическое, гастроэнтерологическое. То есть когда заболеваемость росла, нам приходилось принимать пациентов с пневмониями, у которых неподтвержденное коронавирусное заболевание. И мы были вынуждены положить на алтарь весь свой профильный профессионализм и стать врачами-терапевтами. Лечить пневмонии. В этом направлении мы слились воедино со стационаром на Валах. Пациенты поступают «з підозрою», с неизвестным статусом, мы не знаем, выявится у них коронавирусное заболевание или нет, но, если диагноз подтверждается, пациент остается лечиться в первом стационаре коронавирусного госпиталя, остальные пациенты с пневмониями продолжают лечение в терапевтическом отделении в стационаре №1 и в стационаре №2, который расположен в помещении бывшей 3-й больницы. И за последний месяц динамика заболеваемости стала настолько высокой, что нам пришлось отказаться от кардиологического, эндокринологического, гастроэнтерологического и неврологического направлений и предоставить буквально все койко-места для пациентов с пневмониями.

– Вопрос, который до сих пор непонятен очень многим. Чем отличаются, условно говоря, ваши пневмонии от пневмоний больницы на Валах? Отличаются ли протоколы лечения и тяжесть болезни?

– Практически все пациенты действительно тяжелые. Понимаете, министерским грифом, золотым стандартом диагностики коронавирусного заболевания признан ПЦР-тест, который определяет наличие вируса на слизистых оболочках пациента. Не у каждого эти тесты позитивные, хотя морфологически у них клиника вирусных пневмоний. Клиника и данные по томограмме говорят, что это пневмония с большой вероятностью вирусная, потому что люди болеют семьями. Я как практикующий врач тоже лечу пациентов. У меня в одной палате лечатся мама, дочь и внучка. То есть о бактериальном генезе пневмоний говорить сложно. Но есть протокол, есть стандарты диагностики, которым мы следуем. Мы лечим пневмонию точно так же, как лечат на Валах.

– Уже достаточно давно, где-то месяца 4 назад, я прочел разъяснения Министерства здравоохранения о том, что диагноз можно устанавливать по клиническим симптомам, не дожидаясь результатов ПЦР.

– Я бы, конечно, согласилась с этим, если бы это было законодательно подтверждено.

– В каких условиях и с какой нагрузкой трудятся ваши медики? Вы тоже работаете в «скафандрах»?

– Ну, мы же работаем с неподтвержденными вирусными инфекциями, методы нашей защиты – это экран, маска, перчатки, защитный халат.

– А какова нагрузка, которая приходится на ваших врачей и санитарок?

– К сожалению, нагрузка стала еще больше. Мы вынуждены доставлять койки в те помещения, которые не были приспособлены под палаты. Перепрофилировали кабинеты гинеколога и функциональной диагностики, чтобы поставить дополнительные койки. Разумеется, количество персонала от этого не изменилось. Нагрузка стала больше, потому что, вы понимаете, лечение пневмонии предусматривает своевременное соблюдение назначений. К примеру, надо колоть антибиотики по графику, буквально по часам, чтобы получать эффект от лечения. И на одни руки иногда остается на вечер по 50 капельниц.

– Сколько у вас коек официально?

– 175 и 20 коек мы поставили дополнительно.

– И все это занято сейчас пневмониями?

– Все пневмониями, стопроцентно. Из них примерно 130 человек – это люди, которые требуют кислородной поддержки. Им нужны концентраторы. Этого подчас не выдерживают наши электрические сети. Да, автоматы горят, удлинители перебрасывают…

– Концентраторов хватает?

– Хватает. Концентраторов хватает. Несколько дней назад наш стационар получил дополнительно 25 кислородных концентраторов от первичного звена медицины.

– Отличаются ли ваши условия оплаты труда от оплаты в ковидных отделениях? Если можно, то с примерами.

– В больнице всем работникам осуществляется начисление и выплата заработной платы (должностного оклада с повышениями) с учетом предусмотренных законодательством обязательных доплат и надбавок, согласно «Условиям оплаты труда работников учреждений здравоохранения и учреждений социальной защиты населения», утвержденным Министерством труда и социальной политики и Министерством здравоохранения от 05.10.2005 №308/519.

В стационаре №1 на период карантина работают отделения оказания помощи больным острой респираторной болезнью COVID-19, вызванной коронавирусом SARS-CoV-2, работники этих отделений получают доплату до 300%, предусмотренную пунктом 1 Постановления Кабинета Министров Украины №246 от 23.03.2020г. А поскольку в нашем стационаре №2 лечат осложненные пневмонии, не вызванные SARS-CoV-2, работники этих отделений получают заработную плату на общих условиях.

– То есть вам эти обещанные 20 тысяч только снились, так я понимаю?

– Мы надеемся, правительство с нового года обратит на это внимание… Поверьте, нагрузка у нас очень тяжелая. Практически у каждого профессиональное выгорание. Об этом даже не стоит говорить. Вы знаете, очень тяжело работать не только с пациентами, но и с их родственниками. Приходится объяснять, смотреть в глаза, когда не все, к сожалению, можешь сделать, не можешь помочь человеку. Когда не хватает, как говорится, технических возможностей и жизненных показаний…

– Понятно. Как известно, один переезд по количеству проблем приравнивается к пожару. Чем чреват для вашего коллектива и больных переезд в помещение бывшей рудовской больницы на Салганных песках?

– На самом деле об этом переезде говорят давно. Последние два года особенно много и убедительно. Мы бы хотели работать в этой больнице и надеемся, что условия работы там будут лучше. Взять те же лифты. Вы же сами только что были свидетелем того, как приходится транспортировать пациентов (на фото). Сейчас готовится проект по установке кислородной станции на Салганных песках. Это большой плюс, большой бонус к нашей работе. Никто не может прогнозировать развитие этой пандемии дальше – остановится ли, будет ли еще больше… Но одно абсолютно ясно: первый пункт лечения таких тяжелых пневмоний – это оксигенотерапия. Дайте больше чистого кислорода, и пациенты выздоравливать будут гораздо быстрее.

– То есть вот эти разговоры о том, что коллектив разрушится, что больница работать не будет после переезда…

– Я думаю, что это эмоции, потому что, если создадут нормальные условия для работы, о которых мы говорили, коллектив только будет рад там работать.

– Как вы оцените внимание властей к третьей больнице?

– Нашего руководителя Александра Артюха, депутата городского совета, слышат городские власти и содействуют укреплению материально-технической базы больницы. Я бы сказала спасибо за кислородные концентраторы, спасибо за то, что сейчас ведутся работы по установке кислородной станции на Салганных песках, туда закуплен новый рентгеновский аппарат. Это наш новый дом, и как-то больше взор мы обращаем уже туда.

– Не могу вас не спросить, Алла Владимировна, какова нынешняя ситуация с заболеваемостью по вашим наблюдениям?

– Я скажу так, что мы переживаем четвертую волну, и она тяжелее, чем была предыдущая. Болеют более молодые пациенты, болеют с осложнениями, высока смертность от пневмоний. И, к сожалению, конечно, привитых пациентов в этой когорте гораздо меньше, чем непривитых.

– Привитые тоже болеют?

– Есть и такие пациенты. Болеют. Но если по статистике, то привитых пациентов – процентов, наверное, 5-7, не больше, от общего количества пневмоний.

– Уже нет панических настроений, как в первых трех волнах?

– Не скажу, что мы стали черствыми, но паники нет. Есть просто сострадание к людям, желание помочь им.

– Медиков сейчас очень модно и в общем заслуженно называть героями. Ваш коллектив, ваши медсестры, ваши врачи – они такие же герои, как медперсонал в ковидных больницах, которые постоянно показывают по телевизору?

– Я думаю, что они даже больше чем герои. Это люди, которые преданы своей профессии, которые приходят на работу, не обращая внимания даже на неполадки со своим здоровьем. Каждый день, и в выходные дни они тоже приезжают на работу к своим тяжелым больным, контролируют, корректируют ситуацию, если это нужно. Не могу не упомянуть имена врачей, которые ежеминутно отдают себя пациентам: Яловица В.В., Яловица С.О., Васильева В.П., Пинчук В.О., Назаренко Т.П., Морозко О.О., Мищенко Т.О., Мищенко С.Г., Жабо М.В., Фарик О.А., Халявкина Т.П., Сташок В.А. В настоящее время доктор Сташок работает на Валах, но мы очень ждем его в родном коллективе.

фото Игоря Демчука, «УЦ».

– Теперь давайте блиц – короткие вопросы и короткие ответы. Многие ли из ваших сотрудников переболели ковидом?

– Очень многие.

– Как часто у вас в отделениях случаются летальные исходы от так называемых нековидных пневмоний?

– Не каждый день, но 1-2 летальных исхода мы видим нередко. Вот за эти сутки, например, четырех пациентов мы потеряли.

– Сколько среди ваших медиков вакцинированных?

– У нас весь коллектив практически вакцинирован.

– Очень важный вопрос: чего вам не хватает больше всего?

– Я не могу сказать, что остро не хватает чего-то одного. Не хватает персонала, особенно среднего медицинского. Тех людей, которые могут подойти к пациенту лишний раз, поменять капельницу, опять же, 2-3 раза в день ее поставить.

– Последний вопрос. Какие «антикоронавирусные» советы вы даете своим близким и коллегам?

– Вакцинироваться.

– А если уже заболел?

– Поначалу я бы порекомендовала понаблюдать за своим состоянием. Некоторые люди паникуют. Сразу бегут на томограф, чтобы не пропустить пневмонию. В первые дни этого делать нельзя. Не формируется сразу воспалительный очаг, за первые несколько дней. Спокойно принимать жаропонижающие, обильное питье, постельный режим. Не начинать с антибиотиков лечение ни в коем случае. Ну а если ситуация не идет с позитивной динамикой, тогда, конечно, к семейному врачу, сдать анализы, рентген, томограмма, ну и так далее…