«Социалка» по-эстонски: есть чему поучиться

11:08
1205
views

Впечатления, эмоции после пребывания в другой стране невозможно передать в одной статье. Если туристическая поездка – это одно, то журналистский тур, целью которого было показать, ознакомить, передать опыт, – другое, серьезнее, глубже, разнообразнее.

Как правило, интервьюируя земляков, посетивших другие страны, мы задаем вопрос: «Что оттуда вы перенесли бы в свое государство, в родной город?» Слышали немало разумных идей. (Услышат ли те, кто решает?) А вот два эпизода, которые автор этих строк хочет предложить внедрить у нас.

Это было недавно в Эстонии. Помогли это увидеть «Эстонский центр Восточного партнерства» и «Украинский кризисный медиацентр». Темы – самые актуальные: образование и медицина. Ну что может быть «больнее» для нас сейчас? То, что с «этим» происходит у них, нужно увидеть. Не видели – почитайте!

Школа, какой у нас нет

Мы поехали в школу Костивере. Находится на окраине Таллинна – примерно как от Кропивницкого поселок Новый, а может, и дальше – район, территориальная громада. Но там свои, местные, законы – муниципалитет. Он опекает учреждение и финансирует его.

Нас встретила директор – милая, приветливая Ольга Сайковская (на фото). 160 учеников, 30 учителей. Важен индивидуальный подход. Есть так называемые малые классы, где принцип обучения «один на один». Кроме предметников, работают вспомогательные учителя, специальные педагоги, психолог.

Тенденции в эстонском образовании общие, но школа Костивере отличается от других. Большое внимание уделяется диджитализации – все учебные материалы есть в электронном виде. «Когда были вынуждены перейти на дистанционное обу­чение, этот процесс прошел гладко, потому что все умели пользоваться гаджетами – и дети, и учителя, и родители», – заметила директор.

Здесь активно пропагандируют движение, чтобы ученики не засиживались. Каждый день предусмотрена получасовая перемена, во время которой дети находятся во дворе школы. Достраивается стадион. Если плохая погода, все идут в спортивный зал, где есть стена, по которой можно лазить, как по скале. Желающим выдают мячи. Есть столы для настольного тенниса. Кстати, они есть и на этажах школы. На переменах запрещено использование мобильных телефонов! Достаточно того, что на уроках они находятся перед мониторами.

Школы, расположенные вокруг Таллинна, обеспечиваются лучше столичных школ. Как следствие, у учителей выше зарплаты, а у детей больше возможностей. Для детей организованы завтраки, обеды и полдники. Питание бесплатное, в том числе для группы продленного дня и для нулевого класса. И все учебные материалы выдаются бесплатно.

Получается такая система: ребенка приводят в восемь утра и в четыре забирают. За это время он посетил уроки, сделал домашнее задание, сходил на кружки, в которые записан. И накормлен при этом. Дома вечером можно просто отдыхать, а не сидеть за уроками, напрягая родителей, как это происходит в большинстве украинских семей.

Что касается питания, то во всей Эстонии бесплатны только обеды. А завтрак и полдник – на усмотрение органов местного самоуправления. В Костивере муниципалитет решил этот вопрос.

Занятия танцами, музыкальная школа, спортивные секции, тренажерный зал, другие кружки – все здесь, на месте. Кроме здания школы, есть еще так называемая усадьба – исторический комплекс, который используется школой для кружков, проведения концертов и других мероприятий.

Это не просто школа, но и культурный центр всей общины. По вечерам на тренировки приходят родители. Для мам – занятия аэробикой, танцами, для пап – волейбол, баскетбол… Стадион – для всех круглосуточно. Часто собираются в школьной библиотеке. Библиотека уютная, с мягкими мешками – креслами. Разумно поделена на зоны. Можно читать книги или играть в компьютерные игры. Встречи с поэтами и писателями тоже проводятся в библиотеке. Восемь тысяч книг. Каждый понедельник поступают новые.

Дети, живущие недалеко, приезжают в школу на велосипедах или самокатах – это здесь безопасно. За теми, кто подальше, ездит школьный автобус. Бывает, что автобус едет за одним ребенком, живущим в дальней деревне. Волость обязана обеспечить каждого ученика транспортом.

Здесь учатся с первого по девятый класс. Выпускники поступают в гимназию или техникум. В некоторых эстонских школах оценки не ставят до седьмого класса. Бывает, что вообще не ставят, до гимназии. В Костивере родительский попечительский совет решил, что нужно видеть уровень знаний детей, поэтому учителя делают описание: что умеет, знает ученик.

Большое внимание уделяется обучению вне класса. Природоведение – на природе, история – в музее, литература – в театре. Это для эстонских учеников и учителей норма. И для сотрудников театров и музеев тоже, у них есть своя система «уроков» для школьников. Уроки проводят даже в зоопарке!

О финансировании. Определенную сумму государство направляет на муниципалитет, тот добавляет, затем деньги переводятся на школу. Получается примерно пятьдесят на пятьдесят. Муниципалитет доплачивает учителям, вспомогательному персоналу, поэтому зарплаты в школах волости выше, чем в столице.

Никаких родительских фондов! Единственное, за что могут заплатить родители, – это за билеты в театр или на концерт, когда едет вся школа. Автобус при этом предоставляется бесплатно. Если родители не в состоянии заплатить за билет, это делают школа или волость. Всем миром помогают нуждающимся семьям. Например, купить ребенку одежду или обувь. Социальная поддержка здесь на высоком уровне.

В принципе, здесь все на высоком уровне. И ведь ничего сверхъестественного не делают, все просто и понятно. Но как же недосягаемо для нас! К сожалению.

 

Всех лечить одинаково – реально

– Какие бахилы? Зачем? Этого не надо. Вы что, не знаете, что с улицы вирусы не заносятся? Скорее, отсюда их может вынести зараженный персонал, – встретила нас Ева Высоцкая, директор по маркетингу медицинского центра «Медикум». Это бывшая районная поликлиника, в ходе реформ превратившаяся в суперсовременное мед­учреждение.

Центр обслуживает самый большой микрорайон Таллинна – от 110-ти до 150-ти тысяч населения, 80 процентов которого русскоязычные. Поликлиника перепрофилировалась, организовался крупный семейный центр. Это семейные врачи, для которых построили новое семиэтажное здание. В прежнем помещении остались специалисты, исследования, лаборатория.

Принцип предоставления медицинской помощи следующий. Пациент обращается к семейному врачу, который в девяноста процентах случаев решает проблему. При необходимости направляется или к специалисту, или на физиотерапию, восстановительное лечение.

Первичное звено работает так: у семейного врача две тысячи пациентов и две медицинские сестры. Первый контакт пациента – с медсестрой, которая по телефону собирает анамнез и делает какие-то выводы, вследствие чего или продлевает рецепт, или записывает на прием к семейному врачу. Никто не требует срочной встречи с врачом, минуя медсестру.

Семейные сестры высококвалифицированные. Они занимаются пациентами от младенчества до пожилого возраста. Имея профильное образование, учатся дополнительно, все магистры.

В принципе, во всех больницах Эстонии триаж (медицинскую сортировку) осуществляют медсестры. Даже в больнице скорой медицинской помощи. Не врач решает, в какой очередности пациент попадет к нему, а сестра. «Если вы пришли в больницу с позавчерашним прыщом, будете ждать приема десять часов, пока кто-то не соизволит посмотреть на ваш прыщ. Потому что ваше место у семейного врача», – пояснила Ева Высоцкая.

Триажируя пациентов в больнице, их делят на три категории. Красная – срочный прием. Это, может, что-то кровоточит. Желтая – в течение двух часов. Зеленая – те, кто мог обратиться к семейному врачу.

Для тех, у кого нет контакта с семейным врачом (уволился, в отпуске, умер), есть специальный номер телефона, по которому могут звонить абсолютно все. Отвечают квалифицированные врачи, через компьютер заходят в историю пациента, все видят и рекомендуют ждать, к примеру, до понедельника, или принять какое-то лекарство, или идти в скорую.

Все семейные врачи – частные предприниматели. Государство у них покупает услугу. Врач делает определенную работу, предоставляет счет в больничную кассу, которая это оплачивает.

Жить и работать в Эстонии без медицинского страхования нельзя. Приезжие именно с нее начинают оформление вида на жительство или права на работу. Стоматология – единственная область медицины, которая относительно частная.

Порядка десяти процентов услуг государство закупает у частных клиник. Тогда им выделяют какое-то количество страховых случаев. Например, у центра «Медикум» покупают семь тысяч ортопедических страховых случаев в год. А здесь десять ортопедов, которые могут 27 тысяч услуг оказать. Получается, что семь тысяч делают бесплатно, остальные продают.

Уровень государственных больниц очень высокий. Такого нет ни в одной частной, потому что они оказывают только амбулаторные услуги. В Эстонии нет пациентов, готовых платить за операции в частных клиниках. Минимальный процент готов платить определенному врачу. Но врачи, как правило, работают и в частном, и в государственном сегменте. Если прием ведут в частной поликлинике, то в стационар направят пациента в государственную больницу. Частного лечения онкологии в стране вообще не существует.

– Нет такого, что в государственной клинике ты не получишь какую-то услугу, потому что бедный или старый, или тебе окажут ее хуже, – заметила Ева Высоцкая. – У нас солидарная система страхования, все получают помощь абсолютно одинаково. Ты можешь быть старым бомжом, но, если ты состоишь на учете, у тебя есть больничная касса по безработице, тебя будут лечить самыми дорогими лекарствами.

Реформа системы здравоохранения в Эстонии началась давно, сразу после распада Союза. Государство взяло за образец шведскую модель и стало ее внедрять. Поняли, что самый оптимальный вариант – солидарная система страхования. По статистике, сейчас половина населения страны платит налоги. Вторая половина – дети и старики, за которых платят работающие.

Медицинская отрасль не застыла на каком-то уровне, постоянно развивается, что-то меняется, но исключительно в лучшую сторону, чтобы удобнее, комфортнее было и врачам, и пациентам. То, что реформирование здравоохранения в Эстонии началось тридцать лет назад, не значит, что Украина отстала на тридцать лет. Намного больше. К сожалению.