Законопроект о деоккупации Донбасса

16:45
2736
views

В Верховной Раде готовятся рассмотреть законопроект о реинтеграции и деоккупации Донбасса. Пока политики обсуждают, что это может значить для Украины и ОРДЛО, в народе стали говорить о возможной полномасштабной войне. Мы поинтересовались мнением по этому поводу наших экспертов – политолога и журналиста.

Дмитрий Разумков, директор Украинской политконсалтинговой группы:

– В этом вопросе смущает то, что это в некотором роде тайна, покрытая мраком. Первым, кто озвучил вопрос об изменении статуса АТО, был Турчинов, хотя было бы логично, чтобы это предложение прозвучало от Президента, а не он потом дублировал заявление секретаря СНБО.

Понятно, что ситуация с АТО давно себя исчерпала, потому что антитеррористическая операция не может длиться три года. Если суть только в изменении названия и придании фактической ситуации юридического окраса, в этом проблемы нет. Но смущает один момент: от ряда политиков с одной стороны идет поток информации о том, что Минск (минские договоренности) – это наше все, и отходить от него мы не будем. Другая группа политиков начала продвигать тему, что украинская армия должна выйти на государственную границу Украины с Российской Федерацией. Совершенно очевидно, что без боевых действий в ближайшем будущем реализовать эту идею не представляется возможным. Да и с ведением серьезных боевых действий это будет очень тяжело выполнить.

На мой взгляд, наступление сегодня невозможно. Потому что за эти годы сложилась глубоко эшелонированная оборона как с нашей стороны, так и со стороны боевиков. Проводить серьезную наступательную операцию, с экономической, политической и военной точек зрения, будет крайне тяжело. И проблематично будет объяснить это партнерам, которые сегодня оказывают нам поддержку. Плюс, если у нас начнется полномасштабная война, это может напрямую отразиться на взаимодействиях с МВФ. На Банковой сидят люди, которые, наверное, прекрасно понимают эту ситуацию. Другой вопрос: зачем сегодня происходят такие информационные вбросы? Может, это прощупывание на предмет того, как общество отреагирует на информацию о возможном наступлении, возобновлении военных действий или ужесточении конфликта на востоке. Надеюсь, что в ближайшем будущем этот вопрос будет разрешен с учетом того, что Президент пообещал, что до конца этой сессии Верховная Рада должна рассмотреть этот законопроект. Я в это верю с трудом.
Сергей Сакадынский, журналист, г. Луганск:

– В СМИ полно публикаций о том, что вот-вот, буквально на днях Верховная Рада наконец-то примет эпохальный документ, некий закон о деокуппации и реинтеграции Донбасса. Правда, судя по всему, документ этот весьма сырой и детально непроработанный. По крайней мере, широкой общественности демонстрируют только некую общую концепцию. Ключевой момент – АТО заканчивается, и вместо нее начинается что-то другое. Всё настойчивей звучит тезис о возможном введении военного положения.

Из самого названия документа явствует, что неподконтрольные территории всё-таки оккупированы. Кем именно – об этом ни слова.

Главный вопрос, который волнует, я думаю, всех: последует ли за всем этим активизация военных действий и входит ли в планы правительства реинтегрировать Донбасс силой?

Очевидно пока следующее. Спустя три года в высоких кабинетах наконец наступило прозрение – для руководителей страны вдруг стало очевидным, что никакой антитеррористической операции нет, а есть настоящая, полномасштабная война, в связи с чем сильно запоздалое решение о прекращении АТО преду­сматривает передачу всех полномочий от одной структуры к другой. Вместо СБУ делом теперь займутся военные во главе с Президентом. Означает ли это немедленное начало активных военных действий? На данный момент – однозначно нет. А вот военное положение в отдельных регионах ввести вполне могут. И, на мой взгляд, это связано не с тем, что кто-то реально собирается воевать, а с тем, что в воздухе явно запахло выборами.

Из общей концепции будущего закона очевидно, что никаких выборов до полной деоккупации и реинтеграции на Донбассе не будет. Кроме того, в случае введения военного положения в ряде восточных областей там их можно будет не проводить и на подконтрольной Украине территории. Видно, что в Киеве очень опасаются, что участие в выборах неблагонадёжных регионов сильно подпортит общий результат.

Что это означает в более долгосрочной перспективе? Если отбросить маловероятный сценарий с попыткой возвращения контроля над Донбассом вооружённым путём, то, по большому счёту, ничего не изменится, за исключением формальных вещей.

Непризнанные республики так и остаются непризнанными, линия разграничения никуда не девается, подконтрольные Украине территории Луганской и Донецкой областей продолжают выполнять функции буферной зоны, никаких выборов здесь в ближайшее время не будет, а политики будут продолжать встречаться в Минске или каком-нибудь другом месте и обвинять друг друга в нежелании идти на компромиссы.