Борис Тодуров о механическом сердце, халатности чиновников и исходе врачей

13:37
3546
views

Пожалуй, главным событием прошлой недели стал приезд в Кропивницкий директора Украинского института сердца, кардиохирурга Бориса Тодурова. Мы уже писали о Тодурове, в прошлом году он имплантировал нашей землячке – Людмиле Филяренко – искусственное сердце. Во всем мире таких операций сделано чуть больше трехсот. И две из них – в нашем институте сердца.

Широкой публике выдающийся кардиохирург больше известен как главный оппонент и. о. министра здравоохранения Украины Ульяны Супрун. Впрочем, к нам Тодуров приезжал не как общественный деятель, а как врач. Борис Михайлович прочел лекцию кропивницким врачам, принял больше семидесяти пациентов в Больнице Святого Луки и в перерыве дал небольшое интервью «УЦ».

– Как себя чувствует Людмила Филяренко?

– Люду оперировали в конце прошлого года. У нее была кардиомиопатия, на тот момент ей было тридцать лет, и она одна воспитывала девятилетнего сына Артема. Состояние было критическое, она практически умирала. И мы вынуждены были предпринимать экстренные меры, чтобы ее спасти. Никакого другого решения у нас не было, кроме, как поставить механическое сердце, потому что ситуация была настолько запущенной, что сделать пересадку донорского сердца на тот момент было невозможно.

Денег на это не было, никакой программы государственной не было, никакой поддержки со стороны МОЗа не было. Мы сами поехали в Германию, прошли курсы и получили сертификаты, которые позволили нам это делать. И сами начали собирать деньги. Через «Фейсбук», через благотворительные фонды, через каких-то богатых людей, которые жертвовали что-то. Но большую часть суммы собрали небогатые люди, которые читали наши посты, в день приходило до сорока переводов по 10-20-50 грн.

Мы собрали не всю сумму (механическое сердце стоит 120 тыс. евро. – Авт.), только третью часть. Но фирма BerlinHear дала нам это сердце в долг, понимая, что тянуть нельзя: неделя-две – и Люда умрет. Мы имплантировали это сердце, она прожила с ним девять месяцев. После этого в Беларуси, в Минске, профессор Юрий Петрович Островский пересадил ей донорское сердце. Вот уже несколько месяцев она живет с донорским сердцем: месяц она была в Беларуси, месяц – у нас, и вот уже почти месяц она дома. Чувствует себя хорошо.

– А это механическое сердце можно повторно использовать?

– Нет, конечно, его выбросили. Это одноразовая штука.

– А после этого еще имплантировали искусственные сердца в Украине?

– Нет. Мы обратились в Министерство здравоохранения Украины с тем, чтобы ввести программу по вживлению пяти-семи механических сердец ежегодно. На данный момент в листе ожидания только в нашей клинике находятся сорок человек. Состояние пятерых из них тяжелое. Но министерство нам отказало, бюджет не выделили.

– А долги хоть вернули за сердце Людмилы Филяренко?

– Пока нет. Мы еще должны около миллиона гривен, продолжаем собирать и потихоньку отдаем.

– А какие-то перспективы у этого направления кардиохирургии в Украине есть?

– С этим руководством МОЗа – нет. Вся сегодняшняя политика Минздрава направлена на то, чтобы прекратить финансировать медицину из бюджета и заставить больных самих платить за лечение. А наши пациенты сегодня не могут платить за такие операции самостоятельно.

– Но, может быть, в стране, где дети умирают от коклюша и полтора года не было денег на АКДС, закупка механических сердец за бюджетный счет действительно излишняя роскошь?

– Это не противоречащие друг другу вещи. Скорее, наоборот.

Я об этом уже заявлял и могу повторить: то, что сегодня делает руководство МОЗ, – это уголовное преступление. Это преступная халатность, которая уже привела к смерти десятков тысяч людей.

Государственные программы по закупкам за прошлый, 2016-й, год выполнены процентов на 25. Государство выделило деньги на закупку медикаментов и оборудования за рубежом в полном объеме. Но на сегодняшний день поставлено 20-40% того, что должно было быть куплено в 2016 году. А прошел уже год.

Ни одна из программ 2017 года еще даже не начата.

Деньги выделены из бюджета. Более того, они даже отправлены за рубеж, но ни одна программа так и не запущена. Эти деньги гуляют где-то за рубежом. Я это уверенно говорю, потому что Счетная палата Верховной Рады проверяла МОЗ, и результаты этой проверки есть в открытом доступе – вы можете их посмотреть. Там написано, что бюджетные деньги потрачены неэффективно, этим нанесен существенный ущерб государству. Это не мои предположения, это официальные выводы счетной палаты.

Поэтому я могу смело говорить о преступной халатности руководства МОЗ, которая привела к смерти десятков тысяч больных, в том числе и кардиологических, и онкологических, и детская смертность, о которой вы говорите. Что значит не привить ребенка от смертельных заболеваний? Это значит – обречь его на смерть. У нас от ботулизма начали умирать люди. Такого не было никогда. У нас в десять раз повысилась смертность от ботулизма. Кто за это должен отвечать? Не министр здравоохранения?

Вместо этого мы видим флешмобы, «рухалки» и т.п. Сейчас появилась информация, что все деньги международного банка и все грантовые деньги, которые приходят на развитие медицины, МОЗ тратит на «консультантов». Знаете кто это? Это ФОПы – физические лица-предприниматели, которые якобы оказывают МОЗ какие-то консультационные услуги. Они, в общем-то, оказывают – это пиарщики МОЗ, которые занимаются чистым пиаром. И на это тратятся миллиарды!

Поэтому, честно говоря, ни о каких перспективах я сегодня говорить не могу. Их нет. А если эта политика будет продолжаться, то мы останемся вообще без врачей.

Ежегодно от пяти до шести тысяч врачей покидают Украину. Наши университеты просто не успевают их готовить!

Из нашего благополучного, казалось бы, института, где у людей есть перспективы – и научные, и практические – каждый год несколько лучших специалистов уезжают за рубеж. Что происходит в западных областях, я думаю, вы знаете. Там едут целыми больницами – в Словакию, в Чехию, в Венгрию, в Польшу. В Польше тысячи наших врачей работают. Бесплатные курсы польского языка для врачей и зарплата четыре тысячи евро. А польский язык очень быстро учится – за 2-3 месяца.

В Германию едут, в Португалию, в Америку у меня в прошлом году уехал специалист. Наши врачи востребованы даже в США.

А у нас зарплаты мизерные, и над этим никто не работает. Всех врачей сейчас объявили коррупционерами. Идет настоящая охота на врачей. Просто охота, я по-другому назвать это не могу. Как может врач выживать на пять тысяч гривен? Еще и в обществе, которое его заранее осуждает. Зачем? Молодежь сегодня или идет в фармкорпорации, или сразу после окончания вузов едет на стажировку за рубеж.

Так что сегодня, увы, перспектив нет.

Фото Олега Шрамко, «УЦ»