Людмила Шубина: «Мне придется завод останавливать»

13:24
71
12704
views

Парадокс: вузов в стране полно, на подготовку необходимых сегодня экономике специалистов ежегодно выделяются немалые деньги из государственного бюджета, а свежих квалифицированных кадров для некоторых важных отраслей как не было, так и нет. С генеральным директором одного из местных высокотехнологичных производств, завода «Друкмаш-Центр» Людмилой Шубиной говорили о том, почему на производство не приходят профессионально пригодные молодые инженеры и какое обучение работодатели готовы сегодня поддерживать гривней из собственного кармана.

На заводе кадровый костяк сегодня составляют работники более не существующего «Пишмаша», некогда обеспечивавшего весь Союз пишущими машинками «Ятрань», работают 200-270 человек, из них около 70 – инженерно-технические работники. Средняя зарплата по предприятию – 7800 грн, есть позиции, на которых люди зарабатывают и больше 10, и больше 20 тысяч гривен. Здесь производят сложные современные механизмы, оборудование для инвалидов – протезы, ортезы, коляски и т.п., которые сегодня создаются в том числе под индивидуальные особенности конкретного человека. Завод сертифицирован по ISO 13485, это международный стандарт управления качеством для медицинских изделий. То есть продавать свои изделия он теоретически может по всему миру.

Но ни статус передового высокотехнологичного производства, ни высокий, по украинским меркам, уровень заработной платы, ни другие возможности, которые идут «пакетом», не спасают «Друкмаш-Центр» от проблемы, в полный рост встающей сегодня перед украинской экономикой – лишь усугубляющегося со временем кадрового голода. И дело не в том, что на открытые вакансии нет спроса. Шубину в корне не устраивает качество предложения.

– Если сейчас пенсионеры уйдут, то мне придется просто завод останавливать, – констатирует руководитель. – Это не просто нехватка кадров. Я уже 10 лет ищу человека, которого можно было бы «натаскать» быть генеральным директором. Притом, что у меня есть служебные квартиры, там живут люди, которые мне нужны на предприятии, – все обставлено, заходи и живи. У нас многие работают, занимая по две ячейки, с расширенной зоной обслуживания – по-другому не получается. Конечно, интенсивность труда у них высокая, они получают практически по две зарплаты. Но беда в том, что мои «старики» – те мои коллеги, которые пришли с «Пишмаша», которые имели блестящее, еще советское, образование и за эти годы получили богатейший опыт, уже уходят. Им просто тяжело работать. Учить, получается, практически некому. Те, кто в 1990-е ушел с завода на рынки, назад уже не вернулись – те, кому 50, 55, под 50. У меня есть либо совсем «молодняк», либо под 40. И если уйдут все пенсионеры, они не справятся с заводом.

Казалось бы, с одной стороны, на заводе полно инженерных вакансий с достойными зарплатами, с другой – в областном центре есть Центральноукраинский национальный технический университет (ЦНТУ), ежегодно выпускающий сотни дипломированных инженеров. Вроде как одно к одному, но «стыковка», очевидно, не происходит. Причины возникновения такого парадокса Шубина видит в неудовлетворительном качестве подготовки специалистов в профильном вузе. Несколько лет подряд она проводила мотивационные встречи с будущими выпускниками ЦНТУ, надеясь привлечь толковую молодежь. Пока не махнула рукой.

– Я туда иду, в амфитеатр, собираются профильные студенты, – рассказывает наша собеседница. – И с экономистами встречалась, и с инженерами-механиками. Минут через 15 после того, как я начинаю говорить, они начинают «жужжать». Хотя я говорю реальные вещи, которые они нигде не прочитают. Я говорю: «Сейчас здесь будет исповедь директора завода. Я вам расскажу, какие есть проблемы – технические, экономические, организационные». Я готова учить, мне важно, чтобы у них были хотя бы теоретические знания, – если есть, на что засевать, будут всходы. Я трижды говорила, три года подряд: «Братцы, я все понимаю, не все из вас хотят быть директорами. Поэтому тех, кто не собирается работать по специальности вообще, – попрошу встать и выйти, чтобы не мешать остальным». Они встают и во все три прохода толпой выходят. Либо они заняли чье-то место, либо университет нужно просто закрыть! Остается человек до 100, может, чуть больше. Они дослушивают этот час или полтора. Потом я говорю: «Ребята, тех из вас, кто хочет стать хотя бы минимальным специалистом, – мы научим. Потом вам работать в любом месте будет легко». Бухгалтерия машиностроительного предприятия, экономика, техническая сторона – это самые сложные субстанции, если ты это будешь знать, сможешь работать и на стройке, и в сельском хозяйстве – там все гораздо проще. У меня сотни деталей и узлов в одном изделии, и каждый из них нужно расценить, правильно прокалькулировать, делать производственные планы, человек аналитически должен думать. После окончания моего пламенного спича я говорю: «Кто хочет, подходите сюда, я отвечу на все вопросы». Я им предлагала переходить на индивидуальный план обучения, я готова была забирать их на завод и платить зарплату. Если понравится – пожалуйста, будете работать. Из оставшейся компании в первый раз подошло 15, 2 из них пришли на практику, один поработал где-то год, потом свой бизнес с папой открыл. Во второй раз человек 6 подошло, и никто не пришел на предприятие, в третий – вообще осталось человек 15 или 20 в аудитории, остальные вышли. Я поняла, что я просто теряю время, и перестала проводить такие встречи. В последнее время я начала читать и видеть, что там пустые аудитории, посещает процентов 10. Очевидно, сейчас все это еще больше усугубилось, чем было три-четыре года назад, когда я пыталась оттуда кого-то привлечь.

В последнее время украинские работодатели, которые сталкиваются с проблемой поиска инженерных кадров, активно работают над ее решением – идут в Министерство образования, бьют в набат, предлагают варианты. В стадии реализации – совместные проекты по внедрению немецкой системы дуального образования в подготовке как рабочих, так и инженерных кадров. Во всех этих начинаниях генеральный директор «Друкмаш-Центра», по ее словам, готова участвовать, в том числе – финансово.

– Я буду платить деньги за то, чтобы люди, которые захотят стать специалистами на этом заводе, обучались в серьезных вузах. В Харькове, Киеве. Во всех остальных городах – примерно такая же «петрушка», как и тут. Зачем здесь этот университет – непонятно. Складывается впечатление, что это заведение, просто торгующее дипломами. У меня рабочие работают – и не один, которые закончили наш ЦНТУ и даже не пытались устроиться инженерами. Наладчики и специалисты-механики в цехе токарных автоматов – там работает два человека на огромный цех. Мы не можем молодых найти, у них не хватает интеллекта. Пока мы – те, кому за 60, еще держимся на плаву. Что будет потом – я не знаю…