Горящий сад «Воскресения»

14:01
0
646
views
Фото Олега Шрамко, «УЦ»

Три вечера подряд Львовский академический духовный театр «Воскресение» показывал спектакли на Театральной площади. Зрителей обычно собиралось не так уж много – несколько сотен. Это объясняется, наверное, и названием «духовный театр “Воскресение”», которое как будто намекает на религиозную составляющую, и тем, что спектакли начинались в 21.00-22.00 (мы-то знаем, что из этого района даже в 18.00 не уедешь), и тем, что на уличные спектакли не нужны были вожделенные пригласительные: приходи и смотри.

Но те, кто ходил на спектакли «Воскресения», разочарованы не были. Потому что на самом деле львовский театр, созданный в 1990 году режиссером Ярославом Федоришиным, - один из самых известных за рубежом украинских театров. И их главная фишка – именно уличные постановки.

Театральный спектакль, показанный на площади, и спектакль, созданный специально для площади, - это абсолютно разные вещи. Здесь нет сцены (актеры находятся рядом со зрителями), нет громоздких декораций, почти нет текста и даже костюмы весьма условные.

Собираясь на «Вишневый сад» по Чехову в постановке львовян, мы, честно говоря, были готовы к разочарованию. Как же детская Раневской, кровать и шкаф? Как же бесконечные праздные диалоги чеховских героев, споры Трофимова с Лопахиным о будущем России, монолог старого лакея Фирса?

На самом деле, чтобы увидеть все это в постановке львовян, нужно было очень хорошо помнить чеховскую пьесу. Но даже те, кто никогда не читал «Вишневый сад», не могли оторвать глаз от площади. То, что там происходило, иногда напоминало балаган, иногда – какие-то средневековые постановки, иногда пиротехническое шоу. Актеры молчат. Буквально несколько ключевых фраз из пьесы Чехова, постоянно повторяющихся на четырех языках: русском, украинском, польском и английском: «Я и сейчас, как маленькая», «22 августа вишневый сад будут продавать с аукциона. Думайте об этом. Думайте…», «Кто купил? – Я купил!».

Актер Владимир Губанов, сыгравший Лопахина, говорит, что играть без слов несложно, когда есть, что играть. И он играл невероятно! Спектакль, который начался почти как гротеск, заканчивается поразительным «монологом» Лопахина. «Монологом» без единого слова. «Вот идет новый владелец вишневого сада!» – и все более пьяный, падающий и спотыкающийся Лопахин среди горящих деревьев. «Вот идет новый владелец вишневого сада!» – и Лопахин, облитый водой, ползает среди догорающих деревьев, все еще празднуя победу… «Вот идет новый владелец вишневого сада!», а рядом, на кучке песка, огороженной, защищенной от огня, умирает старый лакей Фирс – еще один великолепный актер Петр Микитюк. У Фирса сильно дрожат руки, так сильно, что при каждом его появлении на сцене ждешь, что он уронит огонь, который собирается подать господам. Но старый лакей по-прежнему хорошо делает свою работу, каким-то образом каждый раз удерживая горящие стаканы.

Горит сад, горит вода в ведрах, горят стаканы на подносе у Фирса. В спектакле очень много огня, маски, как в японском театре, дачники на ходулях, возвышающиеся над зрителями, над жителями имения, над садом… Все это создает какую-то ирреальную атмосферу.

Львовский театр «Воскресение» уже приезжал к нам на «Вересневі самоцвіти» в 2013 году. Тогда их уличная постановка «Глория» тоже была одним из главных событий фестиваля. Но то абстрактная этническая «Глория» по оригинальному сценарию, а это классическая чеховская пьеса. Уже в самой попытке поставить «Вишневый сад» такими нетрадиционными средствами есть какой-то эпатаж, вызов. Удалось ли львовянам передать таким образом гениальный текст Чехова? Наверное, это спорный вопрос. Но действо получилось невероятное.

Ольга Степанова

Ольга Степанова

Журналист «УЦ».