Петр Черный: «У цыган надо еще поучиться»

15:02
0
1554
views

Публика на концерт Петра Черного собиралась тяжело, долго, но в конце концов зал филармонии был заполнен на три четверти. Было видно, что многие зрители пришли именно на этого певца – с цветами, в соответствующих нарядах и с ожиданием праздника. Надо отметить, что Петр Черный на сегодня – один из самых, если так можно сказать, праздничных исполнителей, а в окружении шикарного балета девушек вообще способен поставить публику на уши. И ожидания своих поклонников он действительно не обманул.

Надо было видеть, как ему подпевали-подтанцовывали не только женщины, но и серьезные мужчины. И, конечно же, наиболее тепло публика принимала номера с горячим цыганским колоритом, а эмоциональным пиком выступления стало исполнение «Червоной руты» вместе с анонсированным в афише звездным гостем, одним из многочисленных победителей «Х-Фактора» Олегом Вердом. После этого певец много общался с публикой, несколько раз заострял внимание на якобы имеющихся проблемах в личной жизни, приглашал к пению зрителей. А затем пришло время и нам поговорить с артистом по душам, и оно того стоило:

– Петре Миколайовичу, ви народилися в Ясній Поляні, культовому літературному місці Росії, але живете й працюєте в Україні. У вас не виникає відчуття національної роздвоєності, особливо в нинішній час? У чому полягає патріотизм, причому циганський патріотизм, який, можливо, існує над кордонами та поза країнами?

– У шкільні роки я твори писав українською, «Енеїду» Котляревського, це була тема на екзамені, і мої зошити показували для прикладу, як навчаються цигани в Україні. Пізніше закінчив спецшколу імені Лисенка при київській консерваторії. (Переходить на російську.) Мои родители (заслуженная артистка Украины и России Галина Черная и руководитель ансамбля «Цыганские напевы» Николай Черный. - Авт.) бывали здесь, в кировоградской филармонии. Я сюда еще маленьким приезжал, когда здесь работали Валерий Леонтьев, коллектив лилипутов. Потому вы спрашиваете? Как это – две страны? Ну как это? Я вообще не чувствовал никогда какого-то гнета, только сейчас. А у цыган надо еще поучиться, потому что мы свой язык охраняем и бережем, чего и вам желаю.

– В вашей жизни было много работы со звездами российской эстрады. Контакты поддерживаете?

Ну конечно. Я же не буду триста лет жить? Ну не буду я триста лет жить, и те отношения в дружбе и в моем сердце остаются. Я все так же общаюсь с Лешей Глызиным, с Пресняковым, с Сашей Буйновым. А как еще должно быть?

– Вам помогают в работе особенности национального характера, эмоции?

Вы понимаете, я не делаю акцент на национальности. Почему? Ведь Меладзе же «Сулико» не поет все время? Я не цыганский театр, я музыкант, профессиональный музыкант, по национальности – цыган.

– Все-таки вас больше воспринимают как исполнителя цыганской песни.

Я вам скажу, что народ, в связи с обстановкой в стране, немножко, как бы сказать, не может найти свет. Понимаете? Ко мне приезжает корреспондент с «1+1», понимаете? «Один плюс один»! Они решили снять сюжет про Петра Черного. Я ее приглашаю к себе на базу, она вот так смотрит: «Вы что, не в таборе живете?»

– Даже так?!

– Понимаете, о чем я? Это беда. Я ей говорю: ну ты же тоже не на волах с солью приехала? Поэтому да, Петро Черный – заслуженный артист Украины, естественно, я буду дарить некоторые цыганские песни, но они будут авторские.

– Скажите, меняется ли ваш репертуар или вы работаете на традицию?

– Ну как меняется? Я один из тех артистов, которые не поют одну песню, знаете, как бывает, - сделал одну и поет. Я меняюсь, и это ценят. Я уже три раза у Дональда Трампа пел.

– Как это?

– Ну как? По личному приглашению.

– А почему у нас об этом никто не знает?

– У нас только Винника знают и задницу Поляковой. Это просто неуважение. И я к этому уже привык. А вы говорите, чувствуете ли вы себя цыганом? Конечно, чувствую!

– Вы думаете, что в этом как раз и проявляется какое-то отношение?

– Да проявляется! Потом, когда попадают ко мне на концерт, начинают извиняться: «Ой, это не “Ай нэ-нэ”, а мы-то думали». А этот «Ай нэ-нэ» закончил Киевскую консерваторию имени Лысенко как пианист!

– Простите, а как вам Трамп? Не каждому доводится даже увидеть его вблизи.

– Да, конечно, не каждому! Но я – уже третий раз, он еще не был президентом. Нормальный человек, во всяком случае, садится за рояль и Второй концерт Рахманинова играет.

– Ничего себе! А позвольте в какой-то мере спорный вопрос. Все знают, что цыганская песня, романсы занимают свое особенное место. Но оказывается, что реальных цыганских романсов вроде бы и нет, потому что все известные романсы написали поэты других национальностей. Что скажете?

– Да вообще цыганского романса нет! Эту терминологию ввел Петр Ильич Чайковский, это когда на нотах помечают манеру исполнения: модерато или что-то еще. И он в скобках, когда «Утро туманное» делал, написал: «В цыганской манере». Просто «Ромэн» так исполняли, любую песню выдавали с этим колоритом, как написал Чайковский: «В цыганской манере», и отсюда пошел цыганский романс. Кстати, когда на цыганских свадьбах невесту на второй день выводят, в красном наряде, знаете, какая поется народная цыганская песня? (Поет.) «Зеленеє жито, зелене»…

– Ух ты! Как неожиданно!

Вот так. Единственная нация, не имеющая своего демократического централизма, который является руководящим принципом общественного строения, но живет по всему миру. Но у нас есть культура, язык, обычаи, и никто с этим не поспорит.

– А еще такой непростой вопрос. Вы встречаетесь с кочевыми цыганами? Что это за явление, когда они найдут свое место или нишу?

– Мне кажется, простите за резкость, ведь я очень люблю людей, потому что без людей мы не люди, мне кажется, что так отупели люди, что… Еще в 1958 году запретили кочевать. Вот я на «Ньюсване» (телеканал. - Авт.) был позавчера. Вот они все спорят, спорят о цыганах, и вдруг в Киеве появляется табор. Что за бред? Ну бред это, понимаете? Самый настоящий бред! Это просто люди, живущие на границе, в местности, где находятся Рахов, Берегово. Кучка тунеядцев, это мое личное мнение…

– Вы жестко о них…

– Ну а как?! Косят под цыган.

– Неожиданный вывод. Давайте под конец такой вопрос: вы часто бываете у нас, уже в Кропивницком, замечаете ли вы изменения или за работой и оглянуться некогда?

Да какие изменения? Проехал бы Гройсман по этой дороге…

– А кстати, откуда вы сейчас к нам?

– Из Николаева.

– Тогда мы вас понимаем… В Кировоградской области дороги такие есть…

– Да. Но странно, что, когда едешь, видишь, что написано: Кировоградская область, потом Кировоградский район, а приезжаешь – Кропивницкий. Понимаете, о чем я говорю? Я законопослушный человек, но меня все это – все, все – удивляет. Никогда не было такого раздора. У мене є вірші власні:

Можна воду спалити,

стати птахом на мить,

Але як зупинити біль,

що в серці щемить?

Гріх кохання ловити,

і стриножить коня,

Волю мати й любити –

ох ти доле моя.

– Прекрасные строки! Желаю от имени «Украины-Центр» успехов!

– Спасибо большое. Извините за резкость.

Сергій Полулях

Сергій Полулях

Журналіст «УЦ».