Березкин: «Мы платили проценты и погашали кредиты вовремя абсолютно всегда»

15:14
0
548
views

Во вторник парламент рассмотрел представление Генпрокуратуры в отношении Станислава Березкина о согласии Рады на его привлечение к уголовной ответственности и не поддержал его – «за» проголосовало 160 нардепов при 226 необходимых для принятия решения.

 

Сам нардеп называет дело о расхищении 20 миллионов долларов кредита государственного «Ощадбанка» агрохолдингом «Креатив» политически ангажированным, говорит, что следователи НАБУ выступают в роли коллекторов и что любой кредит в госбанке может сегодня перерасти в уголовное дело против бизнеса.

 

Это к выборам?

– Допускаю, что предъявление именно в предвыборный год обвинений в мой адрес в рамках дела, которое ведется уже два с половиной года, не случайно, – заявил он в СМИ, комментируя представления ГПУ.

Выдвинутые обвинения, по мнению Березкина, являются безосновательными, а само дело – попыткой перевести в уголовно-правовую плоскость отношения между двумя хозяйствующими субъектами.

– Речь идет о непогашенном кредите, которым я и другие лица якобы завладели. Однако банком на данный момент ведется активная работа по взысканию задолженности по данному кредиту, и оснований утверждать о причиненных банку убытках нет, – заявил нардеп.

И заверил, что намерен оказать полное содействие в рассмотрении данного вопроса в Верховной Раде и, дословно, «готов незамедлительно предоставить коллегам-депутатам достоверную и исчерпывающую информацию по данной ситуации для принятия ими обоснованного решения».

Как мы уже писали ранее, после шумихи, арестов и залогов отдельные представители СМИ высказались по данному поводу, отметив, что близкие к партии «Народный фронт» новые собственники «Креатива», покупавшие часть активов компании со всеми долгами, возможно, не хотят отдавать их сами. И якобы используют антикоррупционные органы для того, чтобы «выбить» деньги у бывшего собственника. Близким к лидеру упомянутой партии Арсению Яценюку называют и теперешнего руководителя «Ощадбанка» Андрея Пышного.

Тележурналист Андрей Богданович предположил также, что все это похоже на «зачистку» политических конкурентов перед выборами в интересах другого нардепа из Кропивницкого, Александра Горбунова. Он представляет как раз «Народный фронт»…

 

А в Раде что?

То, что парламент неприкосновенность, скорее всего, не снимет, стало понятно еще накануне голосования, когда у регламентного комитета возник ряд замечаний к обоснованности представления о даче согласия на привлечение к уголовной ответственности, а представления о даче согласия парламента на задержание и арест народного депутата были признаны недостаточно мотивированными и необоснованными. А в сессионном зале на следующий день его первый зампред Павел Пинзеник прокурорские документы просто размазал…

В ожидании новостей на прошлой неделе мы заодно нашли все упоминания фамилии Березкин в повестке дня текущей сессии Верховной Рады. Как выяснилось, некоторые законодательные инициативы нашего земляка ждут рассмотрения под куполом вот уже больше трех лет.

Так, с апреля 2015-го там «живет» проект о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины по обеспечению свое­временной выплаты заработной платы. Профильный комитет, в сентябре того же года вернувший документ автору на доработку, в своем выводе отметил, что предлагаемые изменения, например, к Уголовному кодексу продолжат срок, на протяжении которого винов­ные в нарушении сроков выплат зарплат, пенсий и стипендий смогут избежать ответственности. И что автором не предоставлено финансово-экономическое обоснование к законопроекту.

Уже в этом году нардеп с Кировоградщины подал еще два подобных – об изменениях к законам «Об индексации денежных доходов населения» и «О прожиточном минимуме». При установлении размера последнего Березкин предлагает – ни много ни мало – учитывать фактические цены.

С 2016 года своего часа ждут еще два документа за его авторством из числа тех, что принято называть лоббистскими. Собственно, именно за этим, а не за льготами и неприкосновенностью, как наив­но полагает значительная часть «зрительного зала», крупный бизнес идет в политику, формально передавая активы детям и прочим родственникам.

Речь о законопроектах 5507 и 5508. Первый предлагает освободить от уплаты НДС операции по ввозу в Украину производственного оборудования для перерабатывающих предприятий.

Второй – установить пошлину в 10% на вывоз семян рапса и соевых бобов за рубеж. В пояснительной записке к 5508 говорится, в частности, что созданные в Украине мощности по их переработке загружены лишь на треть, а введение таможенных ограничений позволит увеличить объемы их переработки на отечественных предприятиях.

Тут стоит вспомнить, что в 2015 году Максим Березкин основал и возглавил группу компаний Greenstone, объединившую не проданные активы «Креатива». Занимается она в том числе и переработкой соевых бобов и производством соевого масла и шрота.

Кому-то наверняка может в этой связи показаться, что бизнес, работающий в секторе переработки сельхозпродукции, ищет пути «рублем» надавить на поставщиков сырья с помощью лоббизма на государственном уровне. Ну чтобы те не гнали урожай за границу, а загружали конвейеры их заводов. Альтернатива – предложить аграриям цену, конкурентную мировой, но ее-то придется доставать из собственного кармана…

 

Ответный ход

Пока их законопроекты лежат в комитете по вопросам налоговой и таможенной политики, на задержания в «деле “Ощадбанка”» представители этого бизнеса отвечают в том числе информационными контрмерами. В комментарии, опубликованном «РБК-Украина», Станислав Березкин, в частности, сказал, что ажиотаж вокруг дела создается искусственно усилиями антикоррупционных ведомств.

– Хорошо известно, насколько агрессивно работает НАБУ в информационном поле для оправдания колоссального бюджетного финансирования, выделяемого данному органу, и таких примеров есть масса, – отметил нардеп.

На прошлой неделе он на двоих с сыном дал пространное интервью авторитетному интернет-изданию «Цензор», в котором сказал, что, «как ему кажется», государственные антикоррупционные органы выступают в качестве коллекторов.

– Любой кредит в госбанке может перерасти в уголовное дело против бизнеса. Клиент госбанка равно клиент НАБУ. На крючке могут оказаться даже менеджеры самого банка, – цитирует издание.

Но это «лирика», а там прозвучало немало вещей вполне фактических. Например, Березкин-старший утверждает, что деньги, о которых идет речь, были направлены на закупку сырья, а не выведены в оффшорный Белиз и Швейцарию и использованы для покупки активов, как утверждают в НАБУ.

– НАБУ сознательно умалчивает о том, что на протяжении двух месяцев эти деньги вернулись на счета компании в полном объеме. На счета компании в «Ощадбанке», – утверждает нардеп.

Он внес немного ясности и в вопрос о покупке корпоративных прав компании «Черноморгидрожелезобетон», на которую, по версии следствия, была потрачена часть того кредита. В сообщениях НАБУ говорилось в том числе о «ценной недвижимости на берегу Черного моря».

– Это Одесса, – уточняет Станислав Березкин. – Я ранее говорил, что «Креатив» планировал постройку портового комплекса в Одессе. Речь идет именно об этом объекте. Это раз. И два. Ну не покупались объекты за деньги «Ощадбанка». Следователи НАБУ об этом знают. Но говорят то, что им выгодно.

 

Цифры фигурантов

Его сын, в свою очередь, называет нелепой версию НАБУ – что был сговор нардепа с менеджерами «Ощадбанка», что он организатор преступления, он определил всем преступные роли, а все остальные были исполнителями в этой схеме.

– Никаких доказательств НАБУ не предъявляет, – говорит Максим Березкин. – Я считаю, что их обвинения – надуманные. Ну какой смысл компании с миллиардным оборотом красть 20 миллионов?

В том же интервью «Цензору» он назвал целый ряд цифр и сумм, связанных с финансовыми показателями «Креатива» на момент совершения предполагаемого преступления в конце 2013 года. Их контраст с суммой вменяемого хищения может убедить читателя в нелепости обвинений.

Как бы то ни было, частично озвучим для интересующихся. Согласно сказанному, с 1999 года по 2012-й холдингом было построено девять заводов общей мощностью переработки 1,1 млн тонн подсолнечника, 220 тысяч тонн сои, 130 тысяч тонн кондитерских жиров и маргарина в год. Плюс 7,5 тыс. тонн свинины и 40 тыс. тонн соломенных пеллет.

– Каждый год мы создавали в среднем 400 рабочих мест, – утверждает Березкин-младший. – Оборот компании составлял 20-25 млн долларов в неделю. Это 1,1 млрд долларов оборота в год. Поэтому мы брали в валюте и совершенно не рассчитывали, что может случиться такой резкий обвал гривни. В 2014 году курс начинался с 8, потом 12, потом 15, а потом 30…

Отвечая на вопрос о том, была ли сумма в 20 миллионов долларов огромной «по тем временам», его отец уточнил: только в 2014 году компания вернула банкам порядка 250 миллионов долларов.

И еще раз сделал акцент на том факте, что долги «Креатива», по идее, должны были стать головной болью новых собственников около 80% компании, проданных в
2015-м. По версии Березкиных, в том числе потому, что после событий 2013-2014 годов гривня резко обесценилась, принеся миллиардные убытки, а европейские банки на какое-то время перестали кредитовать украинский бизнес.

– Все долги компании были и остаются за компанией, которую мы продали. Это общеизвестный факт, – подчеркивает он. – Все долги перед «Ощадбанком» тоже остались за компанией.

 

Кредитная история

Публикация содержит немало отсылок к истории созданного нашим земляком бизнеса, которые мы просто не можем хотя бы частично не процитировать. Например, для всех, кто интересуется, с чего в свое время начинал Станислав Березкин, – его собственная официальная версия: в 1991-м он с другом создал малое предприятие «Система», какое-то время производили мягкую мебель, потом торговали лесом и сельскохозяйственной техникой.

Утверждает, что к 1995-му удалось скопить первые 600-700 тысяч долларов. Эти деньги решили вложить в строительство своего первого предприятия по производству шампуней. Вскоре сменили профиль, переоборудовали ту же линию под разлив подсолнечного масла. Так началась легендарная «Сонола», которая позже стала «Креативом».

Всплыли и почти трогательные подробности времен Оранжевой революции рубежа 2004-2005 годов, о событиях и последствиях которой сегодня уже мало кто вспоминает – слишком много с тех пор произошло.

– Я помню, как стоя ему (Виктору Ющенко, третьему президенту Украины. – Авт.) аплодировал. Мы все были здесь, на Майдане, вовлечены в общий процесс. Мы чувствовали, что одной ногой уже стоим в Европе. В душе был огромный подъем, – вспоминает Березкин.

Подъем был не только в душе – бизнес активно развивался, кризис 2008 года, по словам нардепа, в компании «можно сказать, не заметили». Именно потому, что активно развивались, постоянно брали кредиты, в свою очередь, утверждает Максим Березкин.

– Бизнес начинался с нуля. За определенное время пошло развитие, а с 2001 года – активное развитие. Деньги вливали как за счет реинвестирования полученной прибыли, так и за счет заемных средств. Как вы думаете, возможно ли сдавать по заводу в год, используя только собственные средства? Конечно, компания брала кредиты на развитие, – говорит он. – В компании всегда была очень четкая финансовая дисциплина в отношении обслуживания банковских кредитов. Мы платили проценты и погашали кредиты вовремя абсолютно всегда. Даже когда возникал выбор – мы заплатим вовремя по кредитам или закупим сырье, чтобы не остановилось производство, – мы делали выбор в пользу погашения.

 

Тем временем

Пока Березкины давали интервью, а в парламенте «переваривали» прокурорские документы, суд оставил на должности замглавы правления «Ощадбанка» Ирину Земцову, которую детективы НАБУ подозревают в причастности к предполагаемому хищению.

Напомним, топ-менеджера госбанка задержали 23 октября вместе с еще девятью подозреваемыми по делу. Она вышла из СИЗО в течение двух суток под назначенный тем же Соломенским судом залог в 7 миллионов гривен. Прокуроры САП просили 50 миллионов.

Прокурор Специализированной антикоррупционной прокуратуры Валентин Мусияка просил суд отстранить Земцову, поскольку существуют риски ее влияния на свидетелей или других подозреваемых, сокрытие, искажение или уничтожение вещественных доказательств, а также препятствование следствию иным образом. Судья Соломенского районного суда города Киева Максим Вишняк отказал в удовлетворении ходатайства.

Зато тот же Соломенский суд наложил арест на мобильные телефоны двух подозреваемых по делу. Всего, напомним, их как минимум десять, включая нескольких топ-менеджеров «Ощадбанка», несколько бывших должностных лиц «Креатива» и экс-собственников холдинга, включая сына и дочь народного депутата. В прошлую среду судом изъяты три телефона – Samsung и два Iphone, 7 и 8 серии. У кого именно – в новостях не уточняют. Арестовать мобильники тоже просило НАБУ – подозреваемые, мол, могли использовать их для связи. Неужели? Не может быть.

Арестованный и выпущенный под залог в 5 миллионов гривен (САП просила суд назначить 150 млн) Максим Березкин тем временем заверил футболистов кропивницкой «Зірки», президентом которой является, что волноваться и «верить слухам» не стоит, – команда будет играть и дальше…

Андрей Трубачев

Андрей Трубачев

Ведущий обозреватель «УЦ», шеф-редактор Интернет-издания «весь Кіровоград».