Провинциальная столичность Елисаветграда

15:24
0
695
views

В этом году исполняется 170 лет одной из главных архитектурных достопримечательностей Елисаветграда-Кировограда, а теперь Кропивницкого – комплексу зданий бывшего Елисаветградского кавалерийского училища (ЕКУ), построенного в 1848 году. Чем не повод, как говорится, вспомнить?

Правда, сегодня речь пойдет не об учебном заведении как таковом, пережившем за свою историю всевозможные ведомственные трансформации, а об архитектурном комплексе, оказавшем едва ли не решающее значение на формирование исторического центра города, что свидетельствует о правильности и долговечности градостроительного проекта. По сути дела, до наших дней сохранился не только сам комплекс, но в своих границах и весь исторический и архитектурно-культурный центр города, задуманный и построенный именно тогда. В некоторых документах комплекс зданий ЕКУ называют «военным городком», но это для нас, нынешних, «не звучит», потому что в советское время военными городками назывались чаще всего невзрачные комплексы жилых домов для семей офицерского состава возле воинских гарнизонов, лишенные какой бы то ни было культурной и архитектурной ценности.

С чего все началось

Комплекс, о котором идет речь, имеет статус памятника архитектуры, являющегося объектом национального наследия. Тем более что до наших дней он дошел практически в неизменном виде, за исключением одного – двух зданий. Именно строительство училищного комплекса положило начало планомерной и, собственно говоря, по-настоящему городской застройке Дворцовой и прилегающих улиц. Так был сформирован центр города, состоящий из архитектурных жемчужин, который и получил лестное для местных жителей название «Маленький Париж». Кстати, «маленький» – он и есть маленький, потому что исторический и архитектурно-культурный центр города как находился, так и находится в прямоугольнике со сторонами не больше километра – от улицы Дворцовой, а может, и Шевченко, до Ингула…

Исследователи говорят, что архитектура училища должна была как-то работать на идею и соответствовать духу времени, то есть периоду победы над Наполеоном. Очевидно, царскому режиму требовалась серьезная идеологическая подпитка, для которой не годились победы уровня «Очакова и покоренья Крыма» или подавление польского восстания. Не исключено, что строительство военных училищ в рамках военной реформы подразумевало и столк­новение со странами Европы, что и произошло во время Крымской войны 1853-1856 гг. Для перевода не только промышленности и образования на военный лад, но и населения в Российской империи была создана система военных поселений, а во всех городах, где находились штабы корпусов (в их число входил и Елисаветград), было задумано строительство кавалерийских училищ. Правда, денег нашлось только на три.

Дело задумывалось государственной важности, поэтому в закладке первого камня елисаветградского комплекса принимал участие сам император Николай Первый. Неизвестно, была ли заложена под первый камень капсула с перечислением инвесторов и участников торжества, но строительство шло настолько быстро, что сегодня этому можно только удивляться, – уже в следующем году оно было в основном закончено! А это – ни много ни мало – три громадных трехэтажных здания – самого дворца, штабного и учебного корпусов, крытых манежа и гимнастического зала, здания офицерского собрания, которое не сохранилось, – на его месте выросла достаточно скромная, по сравнению с царскими постройками, областная филармония. В комплекс входили и сохранившиеся до наших дней конюшни и казармы для рядового состава.

До строительства дворца и училища о Елисаветграде имелись достаточно однозначные и негативные оценки. Даже родной брат писателя Достоевского, Андрей, который сам был архитектором и, возможно, принимал участие в разработке проекта строительства ЕКУ, характеризовал будущий Маленький Париж унылым городком, где каменных домов практически не было, а те, что были, стояли под патриархальными соломенными «стріхами»… Тем более ценным становится наследие, оставленное нам строителями училищного комплекса, после возведения которого в городе начался настоящий всплеск каменного строительства изящной архитектуры. Конечно, эта активность совпала не столько со строительством дворца, сколько с экономическим подъемом, но привязка строительного бума ко дворцу очевидна. Чуть позже был построен театр, очень близкий по архитектурному стилю ко всему комплексу, правда, внутреннее оформление уже носило следы смешения стилей.

Елена Кириченко, кандидат искусствоведения, доцент кафедры изобразительного искусства Центральноукраинского государственного педуниверситета им. Винниченко, говорит, что здания комплекса должны были соответствовать задумке инициаторов, то есть воспитывать будущих курсантов на примере величайшей победы над Наполеоном: «Это было своеобразное обращение к истокам, то есть к победе в наполеоновских войнах. Поэтому был избран такой стиль, который еще называют поздним классицизмом, или ампир. В нашем случае это римско-имперский, строгий и торжественный стиль с элементами военного декора в архитектуре, с арками, картушами (щиты с перекрещивающимися пушками или знаменами), лавровыми венками и прочим. Не случайна и окраска зданий – терракотовый цвет с белыми элементами. Известный геральдист Георгий Вилинбахов говорит, что цвет стен кавалерийских училищ империи соответствовал цвету формы или каких-то элементов формы воинских частей. На фоне густой терракотовой темы белый цвет покраски элементов зданий создает определенную динамику и четко указывает на основной архитектурный стиль – классицизм, хотя и поздний. Кроме того, что выразительность ансамбля создается за счет цветового контраста, здесь присутствует и ритм окон, создается определенная пространственная визуализация. Вообще этот ансамбль уникальный и по архитектуре, и по сохранности».

На чем стоим?

Интересно, что при строительстве комплекса зданий была преду­смотрена и реконструкция, а не уничтожение кладбища, которое находилось за плацем и парком, носящим сегодня имя Ковалевский. Кладбище планировалось закрыть, но не просто так, а путем превращения его в некрополь, с разбивкой аллей, с посадкой кустов и деревьев. Сейчас там стоят пятиэтажки, которые закрыли вид на ансамбль с северо-запада да и вообще нарушили композицию. К слову, практически все новостройки в старой части города стоят, в прямом смысле, на человеческих костях, то есть на кладбищах, которые никуда не переносили, а просто застроили, что не может не свидетельствовать о своеобразной ауре Кировограда – Кропивницкого.

Искусствоведы при характеристике городов используют такой термин, как «культурный текст», который формируется не только за счет материальной составляющей, но в том числе и застройкой исторических зон. В это понятие входит и культурное наследие – литература, воспоминания и легенды, суеверия и прочее. Благодаря прошлому город имеет очень богатый культурный текст, куда входит и восприятие населением своего города, своего рода самооценка. Елена Ивановна говорит, что встречала у писателя Марка Алданова мысль о том, что строительство дворца и училища в Елисаветграде сформировало здесь ментальность столичных жителей. Очень даже может быть, к тому же благодаря своему положению город часто был просто переполнен высшими военными и цивильными чинами, не говоря уже о тысячах офицеров, принимавших участие в императорских смотрах и парадах. Они часто проходили не только в Елисаветграде, но и в Александрии и Новой Праге. На время проведения смотров здесь действительно кипела по-настоящему столичная жизнь! Столичные отблески заметил и Лев Троцкий, который в своих воспоминаниях пишет, что его не поразил так ни один город мира, как Елисаветград с его «разноцветными шариками и флажками». Скорее всего, мальчик видел украшенные таким образом к приезду царя улицы от вокзала и до ЕКУ.

На века, значит, для нас и потомков

Конечно, это была публика, для которой «балы, красавицы, лакеи, юнкера» были не пустым звуком, а стилем жизни. В большинстве своем к высшему сословию империи относились и слушатели ЕКУ, которые прибывали сюда из разных полков, в основном из южной части страны. Тем не менее, условия проживания были достаточно спартанскими, что обуславливалось и целевым назначением зданий.

На первом этаже самого дворца – здания, стоящего вдоль улицы Дворцовой, были действительно царские покои: «первая дверь от города у училищных ворот», причем для убранства покоев во время приезда царя использовали… взятую напрокат мебель и ковры из жилищ богатых горожан, а сама свита поселялась к ним же на постой без согласия со стороны владельцев – они были обязаны иметь комнаты для поселения военных. Таков был порядок в военных поселениях, а несогласных могли и просто переселить куда подальше. На первом этаже дворца были также служебные помещения – кухня, две столовые, лазарет, квартиры для командиров, комната для приезжих и… карцер для особо проштрафившихся, а в полуподвале – ледник для хранения продуктов. На втором и третьем этажах располагались гимнастические комнаты и спальни или дортуары, а также умывальники и уборные. На втором этаже был так называемый Георгиевский зал – богато декорированное помещение, в котором тоже учились. Особенных изысков и комфорта в питании юнкера не имели, даже бани не было, а спали на простых солдатских кроватях, но получить дополнительное питание могли за деньги в частном буфете, располагавшемся на первом этаже.

По диагонали от дворца располагалось похожее по стилю здание штаба, или капонир, как его называли, где были учебные классы и фехтовальный зал. Между двумя зданиями училища находился крытый манеж, который сейчас ждет восстановления. С улицы видно, что крыша на нем провалилась, но посмотреть, что и как в зданиях бывшего ЕКУ, нельзя – военный объект. Хотя еще не так давно приходилось бывать в самом дворце и удивляться высоте потолков и толщине стен. И это не прихоть архитектора Вильгельма Верлона и одесского подрядчика Виктора Шумилина, а технология постройки таких высоких зданий. Во всяком случае, в подвалах сооруженного неподалеку немного позже, в 1870 году, архитектором Лишневским здания Елисаветградского земского реального училища стены метровой, если не больше, толщины, правда, внутреннее оформление намного богаче.

Сооруженный 170 лет назад комплекс и сегодня верой и правдой служит нашим военным, хотя в связи со строительством филармонии и какого-то заброшенного сейчас здания за филармонией его целостность и идея были нарушены. Когда-то этим не особенно заморачивались, а нам стоило бы подумать, что можно сделать, чтобы сохранить комплекс в неприкосновенной целостности. Впрочем, это вряд ли. Только в этом году в помещениях бывших конюшен, как раз позади старого корпуса педуниверситета, поменяли аутентичные деревянные полукруглые оконные рамы на пластиковые окна. Стоило бы поднять архивные документы, если они сохранились у нас, или обратиться в Херсон, тогда губернский город, где должны быть дубликаты чертежей, чтобы оценить и сравнить проект и нынешнее состояние комплекса.

Как бы то ни было, но целевое назначение зданий комплекса сохраняется до сих пор, за что мы должны быть благодарны и строителям, и заказчику. Единственное, чего не хватает, – так это возможности для экскурсий, что позволило бы совершенно по-другому взглянуть на нашу историю, проникнуться духом давних эпох и услышать шаги уходящего времени…

Фото Павла Волошина, «УЦ».

Сергій Полулях

Сергій Полулях

Журналіст «УЦ».