Вспоминая наши майданы

16:21
1
514
views

Недавно у нас в стране отметили День достоинства и свободы. (Чуть не написал «все отмечали», конечно же, далеко не все, у нас даже Новый год не все отмечают.) Каждый год с приближением 21 ноября уже начинаю слегка побаиваться – вдруг что-то еще произойдет? Кроме двух майданов, в этот день много лет назад поляки захватили Львов. В этот же день также много лет назад армия УНР перешла Збруч и была интернирована. Са-кральный день. Но речь не об этом.

Разве мог кто-то из моего поколения представить, сколько на нашу долю выпадет испытаний и изломов? Наши бабушки и дедушки пережили две революции – 1905-го и 1917-го, две мировых войны, полный слом всех понятий о жизни и мировом устройстве, пересмотр всех ценностей, и все это на фоне рек крови – революции, войны, репрессии. Однако и нам досталось. Могли ли мы в своем розовощеком детстве представить, что памятники Ленину и Кирову снесут, «Мерседесов» на улицах будет больше, чем «Жигулей», а Россия будет воевать с Украиной? Мы пережили развал Советского Союза (далеко не все до сих пор отошли от шока по этому поводу), а затем были майданы, 2004-й и 2013-й, а потом и война.

Ничто не ново в этом мире. Освежите в памяти события первой французской революции. В 1789 году недовольные властью парижане собрались на свой Майдан. На третий день захватили Бастилию. И знаете, сколько парижан погибло при взятии символа той власти? 98 человек. Своя парижская небесная сотня… Король не сбежал, а как бы присоединился к революции, признал Учредительное собрание и т.д. Через три года он все равно был низложен, Франция была ввергнута в войну, потом были Жиронда, террор,  термидор, якобинцы, Директория. Все это через 10 лет закончилось приходом консула Наполеона. Украина – не Франция, но аналогий много можно проследить. Самое главное, что в итоге Франция осталась успешной страной и первой в новом мире демократией.

Будут ли помнить украинские революции через сотни лет? Есть надежда, что потомки живущих на этой земле помнить будут. Ведь все было не зря, не правда ли?

Сегодня отчасти даже неловко вспоминать, какими безнадежными романтиками мы были в 2004-м, не все, конечно, но многие. Спасибо Виктору Андреевичу и всей его недружной команде – и года не прошло, и почти все всё поняли. Да, дышать в стране стало легче. Да, уровень продаж вышиванок взлетел до исторического  максимума. Но насколько большего же хотелось! Цветущей экономики, зарплаты в тысячу долларов и пенсий таких же, справедливых судов и прочей экзотики. То, что ни одна страна мира так быстро не проходила подобный путь, мало кого интересовало. Процветания – за полгода! – хотели мы. Не сложилось.

Но, когда спустя несколько лет власть дважды несудимого президента и его приспешников начала завинчивать гайки, страна сразу припомнила опыт почти десятилет-ней давности. И вновь поднялась.

Второй президент Леонид Кучма когда-то написал книгу «Украина – не Россия». Там у него, правда, несколько туманно (не хотел, видимо, злить «братский народ» и его вождей) звучит такая мысль. Практически вся Россия много-много времени была крепостной страной. 90 процентов россиян – это потомки крепостных людей, которых продавали, меняли на охотничьих собак, просто забивали насмерть от скуки. Часть Украины также была под крепостным правом, но только лишь часть, и намного меньше времени, чем, скажем, Рязань или Суздаль. В московских и новгородских землях крепостное право официально было узаконено в 1649 году. В Украине, точнее ее части, подконтрольной Петербургу, крепостное право введено в 1775 году, на 126 лет позже. И действовало оно на территории Киевской, Харьковской, Черниговской и Новгород-Северской губерний, по примерным подсчетам – на 13 процентах нынешней украинской территории. На остальных землях жили казачество, вольные поселенцы, беглые крестьяне из других краев, евреи по причине черты оседлости и другие люди. Разные люди. Но гораздо более свободные, чем такие же люди на территории современной России. И до сих пор, несмотря на прошедшие столетия, размытие народов и прочие факторы, в жилах большинства украинцев течет кровь свободных и свободолюбивых людей.

И просуществовало крепостное право в Украине меньше ста лет!

У Кучмы о майданах ничего нет, книга написана раньше. Но в эту же аргументационную логику вполне укладывается история украинских восстаний против Януковича и клики. Не зря говорят, что в России майданы невозможны. На генетическом уровне у них преклонение перед любой властью. Ибо «власть от бога», «хороший царь и плохие бояре», «сплотимся вокруг национального лидера» и т.д., и т.п. А у наших людей в массе своей нет этой рабской покорности любой власти. Где-то в подсознании лю-дей лежит воспоминание, как предки в любой момент могли собрать казацкую раду и снять любого гетмана, а иногда не просто снять, но и казнить. Уж на что был авторитетным руководителем Богдан Хмельницкий, но после его смерти сын Юрий гетманом не стал – не было и нет у нас традиций монархического наследования престола. Вы-брали Выговского.

И спасибо предкам, что у нас сегодня выборы – это настоящее жесткое соревнование, не так как в России, где любые выборы – это выборы Путина и партии «Единая Россия», без вариантов.

Вокруг самой истории что первого, что второго народного восстания нагромождены горы пошлости и грязи. Кто-то до сих пор неистово подсчитывает, сколько миллио-нов на первый майдан в 2004-м дал Госдеп, сколько Березовский и сколько наши олигархи. Уже в первые недели после тех событий меня начало коробить от некоторых начавшихся процессов. Стали десятками появляться всякие коалиции участников Оранжевой революции, Братства майдана, Сообщества защитников демократии. Параллельно раздавались какие-то медальки типа «За защиту Майдана» или «За участие в революции», причем получали эти «награды» и люди, которые никогда на баррикадах замечены не были. Слава богу, автор хоть и принимал участие в Майдане, никому и в голову не пришло «наградить» чем-то или записать в какую-нибудь «коалицию».  Потому что не хотелось быть в числе тех, кто с Лениным нес бревно на субботнике (думаю, все знают эту историю – через десяток лет после первого субботника оказалось, что бревно с Лениным на известной фотографии несло человек двести, хотя на самом фото их пятеро вместе с вождем пролетариата).

Второй Майдан был страшнее, но чище. Кровь смыла все наносное и не дала появиться новому в заметных масштабах. А может, просто некогда было делить славу – начинались Крым, Донбасс… И многие реальные герои Майдана просто пошли на фронт.

Можно много спорить, сколько пользы и сколько вреда принесли нам наши майданы, – есть и то, и другое. Но в любом случае надо уже принять их как данность, как часть нашей истории, яркая часть, страшная часть, непростая. И эти дни, проведенные кем-то в Киеве, кем-то на площадях своих городов и сел, остались в памяти навсегда. Майданы оставили после себя шрамы. Как на теле, так и на сердце. Все, кто был знаком с Виктором Чмиленко, поймут, о чем я. Но эти шрамы не дадут забыть нам, как мы искали правды и справедливости. И самое главное, чтобы те, кто у власти, всегда об этом помнили. Потому как, если зарвутся, перегнут палку, пойдут против своего народа, – будут снесены к чертям.

А День достоинства и свободы мы и дальше будем отмечать так, как отметили в этом году, – без особого пафоса, раздачи юбилейных наград (что-то было, но немного), без юбилейных банкетов (передернуло от одной мысли об этом), без юбилейных интервью по всем каналам и во всех газетах героев разного калибра. Мы просто вспомнили, как это было. И будем вспоминать.

Геннадий Рыбченков

Геннадий Рыбченков

Журналист «УЦ».

  • вспоминая взятие Бастилии… историк Р. Палмер ” распространённой является точка зрения о том, что спустя полвека после 1789 года … условия во Франции были бы такими же и в том случае, если бы никакой революции не произошло”