Тяжелые российские рубли…

14:47
0
726
views

Мы уже много знаем о жизни за границей, о европейских и иных дальних заработках украинцев, но как-то стороной обходится тема работы наших земляков в России.  А между тем в РФ работает, наверное, не меньше наших сограждан,  чем в Европе. Сейчас динамика и соотношение меняются в пользу западного рынка труда, но, тем не менее, проблем на востоке совсем не меньше. Тема сложна еще и в свете геополитических катаклизмов, эпицентр которых пришелся на Украину, а линия разлома проходит по человеческим судьбам.

Не секрет, что многие украинские политики считают невозможным поддержание любых контактов с Россией, в том числе и на бытовом уровне, но в жизни все намного сложнее. Достаточно сказать, что наши АЭС, дающие более половины украинской электроэнергии, работают на российском ядерном топливе, и это не единственные производственно-экономические контакты, которые тайно или явно существуют между фактически воюющими странами. В общем, наши люди в России работают, но мы практически ничего не знаем, как это происходит и как им живется.

История вопроса

Кто знает, как бы развивался рынок труда украинцев в России  без вмешательства «темных сил», но, как бы то ни было, надо помнить, что именно с России началась широкомасштабная трудовая миграция украинцев за рубеж. Правда, традиция эта имеет  исторические предпосылки, поскольку именно украинцы сыграли решающую роль в освоении Дальнего Востока, Тюмени, Магаданской области, Чукотки  и создании промышленного потенциала отдаленных регионов Союза. Достаточно вспомнить хотя бы БАМ.

Если исключить периоды насильственной депортации наших земляков в регионы Сибири и Дальнего Востока, то жители Украинской ССР ездили на всесоюзные и просто комсомольско-молодежные стройки много и охотно. Работа по освоению просторов Сибири и Дальнего Востока, Тюмени или  «южного берега Северного Ледовитого океана» имела и вполне меркантильные цели. Граждане УССР  ездили на заработки, чтобы после нескольких лет упорного труда заработать не только на «Жигули» и квартиру на «материке», но и получить «северный» стаж для льготной пенсии.

Многие украинцы со временем обживались и настолько привыкали к  Северу, что оставались там  жить, но целые поколения граждан Украины так и продолжали ездить в районы Крайнего Севера на заработки или сезонно, или вахтовым методом. При этом многие отрасли промышленности РФ, та же нефтяная и золотодобывающая, во многом зависели от наличия кадров из Украины. Это нарабатывалось десятилетиями и не могло поменяться в одночасье. Ситуация сохранилась и в последнее время, даже несмотря на изменение вектора украинской  трудовой миграции с российского на европейский. Не секрет, что в деле конкуренции за кадры решающую роль играют экономические и социальные условия, предлагаемые работодателями. Этого в Украине пока не понимают, что и вынуждает наших земляков искать заработки далеко от дома.

Можно сколько угодно говорить о моральности работы на «агрессора», но надо помнить, что именно российский рынок сыграл для Украины положительную роль, особенно в период неконтролируемого обвала промышленного производства в 90-х годах прошлого столетия. Когда миллионы украинцев враз лишились работы, на заработки «в Москву» отправлялись не только целыми бригадами, но даже предприятиями и отраслями, а то и городами. Надо признать, что в те годы возможность работы в  России спасла целые регионы Украины от социальной катастрофы. Многие и сейчас продолжают работать в РФ, обеспечивая своим семьям нормальную жизнь в Украине. В общем, ездили, ездим и будем ездить.

Только начали жить хорошо, как кончились деньги…

Понятно, что с аннексией  Крыма и началом военных действий на Донбассе морально-политическая обстановка в России  по отношению к украинцам претерпела значительные изменения, и прежде всего –  из-за психологического давления в информационном пространстве. Многие украинцы были вынуждены бросить работу в России именно по этой причине. К тому же свой отпечаток на наше сознание накладывает и информация о задержаниях и даже преследованиях в России граждан Украины, и это тоже  не добавляет оптимизма.

Тем более интересным и познавательным вышел разговор с человеком, который работает в России сейчас, и не в центральной ее части, а в самых что ни на есть медвежьих углах, то есть в районах Крайнего Севера. По понятным причинам мы не касались политической составляющей, поскольку нас больше интересовали условия труда и жизни наших сограждан в сегодняшней России.

Юрий уехал на заработки в Россию из Кировограда несколько лет назад  осознанно и целенаправленно. Сам он местный, здесь родился  и вырос, окончил школу и получил два (!) диплома о высшем образовании, один из них – международного образца. Кроме этого, он успел получить  и диплом техникума в области торговли. В общем, с таким багажом знаний и дипломов недостатка в предложениях работодателей у него не было. Юрий несколько лет проработал торговым представителем солидных компаний, уже начала складываться карьера, но денег на достойное содержание семьи все равно не хватало. При этом его близкий родственник много лет работал в крупной российской  горнорудной компании, так что о порядке цифр зарабатываемых там денег Юрий знал хорошо и иного выхода, как заработать на жизнь и на погашение кредитов вместе с родственником, он не видел. Поэтому и решился круто поменять не только характер работы, но и место приложения своих сил. Произошло это как раз на фоне разворачивающихся в Украине грозных событий.

 

Приключения украинцев в России

Юрию организовали вызов в московский офис компании, где состоялось собеседование с главным инженером фирмы. Интересно, что разговор проходил в стиле приема будущих казаков в Запорожскую Сечь, но с некоторыми особенностями:

– Работать (в смысле пахать) будешь?

– Буду.

– Водку пить будешь?

– Нет.

– Хорошо.

На этом собеседование закончилось, и Юрию предложили должность помощника машиниста буровой установки. Но это было только полдела, поскольку в России трудовым мигрантам необходимо иметь солидный пакет документов, дающий право на работу, причем для их получения необходимо сдавать письменные или устные экзамены  по истории России, законодательству и русскому языку. Проблем с экзаменами у человека, имеющего за плечами русскую школу в Кировограде и три диплома, не было.

Надо сказать, что очередь на экзамен была достаточно большой – около 350 человек, разбитых на несколько потоков, но экзаменаторы были не особенно придирчивыми. По истории надо было знать президентов России, какие-то общеизвестные факты по ВОВ, а по русскому языку и того проще, поскольку большинство претендентов составляли представители восточных регионов РФ. Они должны были  правильно сформулировать вопрос – что-то вроде «Как правильно спросить, пройти В метро или НА метро?».  После экзаменов Юрий получил сертификат, что дало возможность получить  регистрацию  на временное проживание. Пришлось проходить и строгую медкомиссию, и все это стоит достаточно больших, как для украинцев, денег – около полутора тысяч долларов. Правда, при наличии чеков компания, предоставляющая работу, все компенсирует, она же оплачивает и налог на иностранцев.

Работа, которой предстояло заняться Юрию, носит вахтовый характер – два месяца работы, два месяца отдыха. Во время вахты люди работают по 12 часов, без выходных. Компания специализируется на разведке полезных ископаемых и выполняет заказы по всей территории РФ. Первая командировка была в Амурскую область, участок находился в тайге, далеко от цивилизации. Первое впечатление – все очень необычное, новое – как работа, так и условия проживания, а также яркая природа.  Было огромное желание побыстрее отстажироваться  и стать полноправным рабочим.

В обязанности помощника бурового мастера входит делать все, что необходимо, в радиусе 15 метров от бурового станка: заправка дизельных установок, извлечение кернов и проб, ремонт оборудования – в общем, тяжелая физическая работа при помощи «кувалды, лома и какой-то матери». При этом оборудование металлоемкое, то есть тяжелое и громоздкое, как и инструменты. Например, трубный ключ, прозванный «крокодилом», весит 18 килограммов. Работа была настолько тяжелой, что  за первый месяц вахты Юрий похудел на 12 килограммов, а еще от непривычки очень болели суставы, да так, что приходилось принимать сильные обезболивающие. Без этого недели две было невозможно уснуть. При этом было хорошее питание, обеспечение и вполне комфортабельные условия отдыха. Все это – за счет фирмы. Производственные планы достаточно напряженные, но именно такая мужская работа и помогла Юрию почувствовать: «Это – мое».

В разговоре мы не могли обойти и тему отношения в России к украинцам. Юрий говорит, что ни разу не сталкивался с агрессией или даже неприязнью в  адрес украинцев и себя лично. В коллективах разговоры на политические темы как-то не приветствуются. А при такой работе смотреть новости по телевизору тоже не особенно получается. На вахте работает  много граждан России из всех регионов, хватает и украинцев, и это всем известно. Юрий каждый раз обязательно везет из отпуска несколько килограммов отборного свиного сала, и не только для себя, но и чтобы угостить коллег – украинское сало уважают все и всегда.

 

И за запахом тайги…

Так сложилось, что первая командировка Юрия заняла несколько вахт подряд, то есть он отработал вдали от дома и семьи почти год, и это было очень тяжело как в моральном, так и в физическом плане, но зато оправдались финансовые ожидания. Заработанных денег хватило, чтобы  закрыть кредит, и это вдохновляло на дальнейшую работу, что Юрий и делает уже несколько лет. Однако оставлять семью на долгое время и уезжать все еще тяжело, особенно когда предстоят дальние перелеты. На вахте люди и вправду испытывают огромное напряжение, и не только от физического труда, который, кстати, не все выдерживают. Некоторые уже через два-три дня бросают все и уезжают. Поначалу такие мысли возникали и у Юрия, но удержало чувство ответственности перед семьей, особенно с учетом кредита.

В Украине даже сложно представить, как можно работать в Якутии при морозе до минус 60-ти градусов.  Юрий говорит, что это настоящее испытание: «Нам пришлось перевозить наше оборудование за 120 километров по абсолютному бездорожью, в тайге, где дорогу для остальных машин пробивает бульдозер.  Там даже дышать нормально невозможно. Это очень страшно, здесь даже представить себе такой мороз невозможно, а мы – в тайге, вдалеке от людей. Вообще расстояния на Севере – это отдельная тема. Поначалу очень удивляло, когда слышал, мол, это совсем рядом, всего километров 700,  а я думаю: да это же дальше, чем от нас до Харькова! Тем более страшно за водителей, которые отваживаются в одиночку отправляться в такую даль, выходя один на один с суровой действительностью российского Севера».

На вахте в Магаданской области приходилось жить в палатках, практически рядом с медведями, которые постоянно крутились неподалеку. Телевидения и сотовой связи не было, только спутниковая, благодаря чему и можно было раз в неделю звонить домой. Летом донимают мошка и комары, все как и во времена первопроходцев, правда, снабжение и условия совсем другие, но все равно – тяжело. Сам Магадан сейчас ухоженный и красивый город, зимой впечатлил парк ледяных скульптур, но в столице Колымского края практически и заканчивается цивилизация. Жизнь сконцентрирована в нескольких больших городах, поскольку добыча полезных ископаемых ведется в основном вахтовым методом, и большие поселки содержать стало невыгодно. Вдоль знаменитой Колымской трассы раньше было много поселков, где работали предприятия, были школы, больницы и садики. Сейчас большинство из них брошено, и процесс этот начался еще в конце эры СССР. Проезжать через эти поселки страшно – здания  еще стоят, а людей почти нет, как в украинском Чернобыле. Остались те, кому деваться некуда. Кстати, авиабилет от Москвы до Магадана стоит около 450 долларов, но переезды и перелеты для вахтовиков обеспечивает работодатель.

За время работы Юрию удалось побывать во многих регионах РФ – от Архангельской области до Дальнего Востока. В Башкортостане очень понравилась природа и удивило обилие пасущихся лошадей – целые табуны. В Амурской области из-за большого количества китайцев можно было убедиться, что  Китай – совсем рядом.  Чукотка была интересна опытом работы по канадским правилам, поскольку заказчиком выступала компания оттуда. И это был совершенно другой уровень организации труда и быта. Прежде всего, не формальная, а строгая система охраны труда, когда работу могут контролировать при помощи бинокля и даже отсутствие каски или защитных очков, что подтверждается фотографией, оборачивается солидным штрафом. Условия проживания тоже впечатлили: «Как на курорте, в кемпингах очень комфортно, какие хочешь площадки для игры в футбол, волейбол, бильярд. Есть тренажерные залы, несколько мини-кинозалов, даже кафетерий с бесплатными напитками, конечно, не спиртными. Спиртное – табу. Ну и уровень зарплат, даже по российским меркам, заоблачный, есть о чем мечтать, причем канадцы работают только летом, то есть за сезон они зарабатывают столько, что хватает на год».

Юрий настроен и дальше работать в России, более того, намерен добиваться каких-то карьерных успехов, хотя до сих пор тяжело переживает первые дни и недели разлуки с семьей. А что Украина? Говорит, что в Украине работы много, вот только с заработной платой непонятно что. Ну не может специалист зарабатывать так мало, что не хватает даже на коммуналку, не говоря уже о перспективах для молодой семьи.