Литва и Сербия, разные такие…

15:05
0
594
views

Несколько дней назад праздновали свои главные национальные праздники две важных для Украины страны. 16 февраля отмечала День восстановления независимости Литва. В Сербии 15 февраля прошел День нации. Какие у нас отношения с этими государствами? Жителям Кировоградской области это особенно интересно хотя бы потому, что в свою часть истории наш край назывался Новая Сербия. А фамилия Литвин – в числе наиболее распространенных на Кировоградщине.

Литва

Литва на сегодня в Евросоюзе чуть не главный адвокат Украины, в чем-то даже потеснив Польшу, с которой у нас немало разногласий, кем-то хорошо подогреваемых в последнее время. А вот Литва уже не первый десяток лет безоговорочно на нашей стороне. Будь то Майдан, российская агрессия, захват украинских моряков в Керченском проливе – одной из первых в нашу поддержку выступает Литва. Президент страны с 2009 года Даля Грибаускайте – чаще всех бывающий у нас президент другой страны, она рекордсмен в этом вопросе. Последние пять лет маленькая Литва, все население которой меньше населения одной нашей Днепропетровской области, помогает нам. Поставляет защитное и летальное вооружение – автоматы, пулеметы, боеприпасы – и медикаменты на миллионы евро. Также в Литве регулярно проходят обучение украинские военные. Ну и создана общая украинско-польско-литовская бригада, она базируется в польском Люблине.

Литву, как и Украину, много лет «мочит» российская пропаганда. Декоммунизацию там начали намного раньше, чем мы, и по российскому телевидению каждый снесенный памятник советским солдатам вызывал бурную истерику. Советский период в Литве давным-давно, еще в девяностых, официально назван оккупацией. Кстати, Литва неоднократно пробовала вытребовать с России компенсацию за оккупацию, но пока безуспешно. В 1991 году Литва не обрела независимость, а восстановила ее – так там считают. Ну и, возможно, нас роднит и такая история. Легендарные лесные братья больше всего действовали именно в Литве, в Латвии и Эстонии они были менее заметны. У нас в это время воевала УПА, кстати, братья и вояки пересекались и поддерживали отношения.

В общем, Литва больше, чем другие, на нашей стороне. Есть литовцы и в наших краях (речь не о тех, кто носит фамилию Литвин много поколений). Викторас живет в Кировограде – Кропивницком уже тридцать с лишним лет. Просит свою фамилию не называть – стесняется. В свое время попал служить в армии в наш город, познакомился с красивой девушкой, и вот уже три десятка лет они вместе, и внуков уже трое. В разное время работал на разных заводах в городе, сейчас работает механиком на СТО.

Сам он родом из небольшого городка Гаргждай в Клайпедском районе, он по размеру примерно как наша Долинская или Новоукраинка.

– Скажите, кого больше – украинцев в Литве или литовцев в Украине?

– Мне кажется, в процентном отношении одинаково. А так украинца в Литве встретишь чаще, чем коренного моего земляка здесь.

– Нет желания вернуться на родину?

– Я здесь крепко пустил корни, родни у меня сейчас больше тут, чем в Литве.

– Часто обращались с просьбой помочь пригнать машину из Литвы?

– Да не так и много людей вообще знают, что я Викторас и что я литовец. Все зовут Витей, акцента у меня нет, так что было пару раз, и все. Да и сейчас с помощью Интернета проще все решить.

– У вас машина на литовских номерах?

– Нет, изначально на украинских! Куплена в Тернополе еще до всей этой эпопеи с «евробляхами».

– Часто бываете на родине?

– Редко. У меня там только одна сестра живет. Хотя в последнее время стал чаще бывать, потому что стало проще. Билет на автобус до Вильнюса прямо из нашего города стоит 1 тысячу 350 гривен, не так и дорого. Визы, понятно, не надо. Ехать, конечно, долго, очень устаешь больше суток сидеть в автобусе, но ничего – 30 часов, и ты выходишь на автовокзале на улице Садовой в Вильнюсе, простите, улице Соду.

– А как языковой вопрос?

– Его нет. В Литве только один государственный язык – литовский. Русского населения процентов пять-шесть. Все владеют литовским, иначе не проживешь. Есть специальная комиссия по защите языка, у нее есть права какие-то, но я не очень в этом разбираюсь.

– Вы литовский не забыли?

– Слава Богу, я вырос в маленьком городе, в котором все говорили только на нашем языке. А в Вильнюсе было много русских, многие общались по-русски. Я, когда приезжаю в Вильнюс, уже часа через два абсолютно свободно разговариваю, хотя сестра замечает, что какой-то акцент у меня присутствует.

– А как с украинским языком?

– Мы в семье говорим по-русски, но украинский все знаем, понимаем и можем говорить.

– Спасибо, удачи вам.

Сербия

Кто бы мог подумать, что все так поменяется за последнее десятилетие!

С какой еще страной отношения нашей области так тесно связаны последние примерно 250 лет, как с Сербией? Ну с Россией, конечно. Однако целые районы Кировоградщины развились благодаря созданию такой военно-административной единицы, как Новая Сербия со столицей в Новомиргороде.

Сколько у нас сербских сел! Чонград (сейчас Великая Андрусовка Светловодского района), Мартоноша, Каниж, Сентове (сейчас Родниковка), Бечей (сейчас часть Александрии), Федвар (Подлесное), Мошорино, Сомбор (Диковка Знаменского района), Вуковар (Букварка Александрийского района), Сланкамен (Марто-Ивановка Александрийского), Земан (Успенка Онуфриевского), Панчево, Петроостров, Павлыш, Субботцы, Мандорлак (Мироновка Светловодского), Глоговац (Косовка Александрийского), Вилагош (Дериевка Онуфриевского), Печка (Коробчино Новомиргородского), Семлак (Скелевая Новоархангельского), Надлак.

Это далеко не полный перечень сел, образованных на местах поселения солдат и офицеров – выходцев из Сербии.

А сколько их потомков у нас! Процитирую статью, увы, ушедшего от нас историка и краеведа Сергея Шевченко, написанную еще в 2002 году: «… родственники Хорвата, другие переселенцы – Чорбы, Пишчевичи, Пидгоричаны, Вуичи, Вукотичи – продолжали проживать в крае, делать военную и административную карьеру, становились помещиками. Не один из них отличился в войнах России. Но это была служба далекой северной империи, жизнь и слава, возложенная на ее алтарь. Что же касается надежд обычных сербов, то они здесь не получили удовлетворения своим национально-культурным и экономическим потребностям. Более того, они с конца ХVIII века начинают быстро ассимилироваться. Украинская кровь в смешанных браках победила. И нынешние жители Кировоградщины – Чорбы, Ивановичи, Михайловичи, Райковичи, Поповичи, – сохранив антропологически балканский тип, по большей части и не догадываются о своих сербских корнях».

Вспомним еще не такие давние времена. Практически все руководители Кировограда и Кировоградской области каждый год ездили в Сербию «обмениваться опытом». С ними отправлялись профсоюзные деятели, наши известные ансамбли типа «Ятраня» и «Зорян», предприниматели, кто угодно, даже журналисты «УЦ» и других изданий не раз ездили. Воеводина, Нови Сад, Бачка Паланка – эти географические названия Сербии были на слуху регулярно. Сербы не менее часто приезжали к нам. Наши обещали им сотрудничество, они отвечали тем же, но все обычно заканчивалось шикарными банкетами и увезенными с собою в качестве сувенира бутылками сливовицы и горилки соответственно. Мы уже почти готовы были стать побратимами…

А потом как отрезало. Андрей Райкович (несмотря на возможные сербские корни) – вероятно, первый городской голова областного центра, который не съездил с дружественным визитом в Воеводину.

Почему? Доказанный, подтвержденный самими сербами факт – на Донбассе с 2014 года воевал целый сербский батальон, по данным нашего СБУ – 300 человек. Сербская прокуратура официально объявила, что по этому поводу возбуждено 45 дел, вынесено 29 обвинительных приговоров. Но известно, что осужденных быстро выпустили. Один из них, Стеван Милошевич, боец группировки «Призрак», был осужден в 2015 году. Уже в 2018 он снова вернулся на Донбасс, воюет против Украины и свободно раздает интервью.

Одно из последних он дал сайту Balkan investigate reporting network. Наемник заявил, что получает удовольствие от «адреналина», сравнивая участие в войне с «сексом на природе».

Также он рассказал о своем распорядке дня. По словам Милошевича, он просыпается в шесть утра, пьет кофе, а затем занимает снайперскую позицию. Порой на несколько дней. С этой позиции он ведет огонь по украинским военнослужащим. Милошевич оправдывает свои действия, утверждая, что Украина якобы не соблюдает Минские соглашения: «Они (украинские военные. – Авт.) постоянно используют тяжелое оружие и обстреливают наши позиции, а также села, где живут мирные жители».

Другие сербские наемники заявляли, что они воюют из чувства мести за то, что якобы украинские наемники участвовали в войне с Хорватией в начале девяностых годов на стороне Хорватии. И вообще, Славяносербский район Луганской области – это сердце сербско-украинской дружбы. Кстати, он сейчас захвачен так называемой «ЛНР»…

Собор Сербской православной церкви первым отказался признавать автокефалию украинской церкви, они не признают Томос и т. д. Сербскую церковь называют главным соратником Москвы в церковных делах. Понятно, что нам тут, в Украине, радоваться этому особо нечего. И как-то в Нови Сад и Бачку Паланку уже никому не хочется съездить.

Кстати, даже такой момент примечателен – на фоне множества машин с польскими, литовскими, словацкими, словенскими и прочими номерами сербских вы не увидите. Среди всех этих «евроблях» с буквами на номерах PL, LT, SK и т. д. вряд ли кто встречал SRB. Говорят, там не рады даже нашим водителям. В общем, явное охлаждение заметно.

Раньше в Украине, и в первую очередь в Кировоградской области, работало общество «Украина-Сербия». На всеукраинском уровне общество возглавлял депутат-коммунист Борис Олийнык. Он ушел из жизни. На сегодня следов существования общества найти не удалось – похоже, не работает. В областном центре когда-то существовало общество «Новая Сербия», которое возглавлял наш коллега журналист Юрий Михайлович. Но его следы также давно затерялись. Так что…

Но закончить хочется все же хорошим. Вспомним случай, произошедший с журналистом «УЦ» Анатолием Юрченко в Сербии: «Мне довелось посидеть в любимом кресле Иосипа Броз Тито в его охотничьей резиденции. Но усадил меня в него Валерий Мятович, тогдашний главный редактор “Народного слова”: “Слушай, нехорошо как-то пустое кресло фотографировать, присядь, пожалуйста”. А потом… опубликовал снимок в своей газете. Я увидел – и хмыкнул: так вот он какой, этот Юрченко – кресло самого Броз Тито занял! Но в Белграде сам попросил, чтобы меня сфотографировали, едва увидел памятник Браниславу Нушичу, произведения которого знал ещё с детства: приятно было встать рядом – хотя и не вровень, улыбнитесь ещё раз – с классиком мировой литературы, юмористом и драматургом…»