Нардеп Ярынич: «Вероятность досрочных выборов существует»

14:06
0
390
views

Досрочные выборы в украинский парламент вполне возможны, но, даже если они будут плановыми, в октябре, вероятность того, что они пройдут по новому закону, – нулевая. О том, что делается в Раде после избрания нового президента Украины, как работают, куда бегут и бегут ли ее депутаты, останется ли во главе Минздрава Ульяна Супрун и кто может прийти ей на смену, мы говорили с главой подкомитета Комитета ВРУ по вопросам здравоохранения, заслуженным врачом Украины Константином Ярыничем.

Интервью записано в прошлую среду, на следующий день после встречи пока действующего главы государства Петра Порошенко с депутатами фракции политсилы его имени БПП «Солидарность». Поэтому первый вопрос – что сказал Президент?

– Что сохранить стабильность в стране сейчас – наша главная задача. Что главы ОГА должны оставаться на своих местах, пока он Президент, а Президентом он будет еще месяц до инаугурации. Это касается не только регионов, не только глав администраций, но и министров. Во всяком случае, мы говорим о министрах из нашей квоты, Блока Петра Порошенко. Это министр обороны Полторак, вице-премьер-министры Розенко, Зубко и Климпуш-Цинцадзе, министр топлива и энергетики Насалык, министр культуры Нищук, министр ветеранов Фриз… Плюс генеральный прокурор Луценко. Естественно, мы недовольны результатами выборов, есть много замечаний к их проведению и организации. Единственное, чем мы можем быть довольны, и это отметило все международное сообщество, – что они прошли прозрачно, без админресурса и существенных нарушений. Это признак демократии, мы добились этого в том числе и благодаря действующему Президенту. Что будет дальше? Есть определенное чувство растерянности, потому что никто не знает, как сейчас будет действовать новый президент, как будет подходить к формированию новой команды, что это вообще такое – новая команда. Потому что есть действующий Кабинет Министров, который никто «разогнать» не может, есть парламент. Доверять тем лицам, которых нам показали по «1+1», наверное, не стоит, потому что, я думаю, эти лица еще будут меняться. Глубины этой команды пока никто не видел и не слышал, для этого должно пройти какое-то время.

– Что происходит в парламенте – депутаты готовы работать или ждут роспуска и новых выборов?

– Я думал, что начнутся движения с перебежками из одной фракции в другую, этого не наблюдается. Ожидал, что сейчас в зале могут появиться флажки «Слуги народа», как раньше появились флажки УКРОПа и т.д., депутаты начнут официально демонстрировать свою политическую позицию. Пока этого нет. Как был один депутат, который объявил, что он создал группу «За Зеленского», так он один и остался. Каждый день, наверное, идут какие-то консультации, переговоры, но если они есть, то пока только закулисные. Ко мне ни с какими предложениями не обращались, и, думаю, в этом нет смысла.

– Готовы ли в БПП идти на досрочные выборы?

– Позиция фракции – в октябре у нас будут плановые выборы в Верховную Раду, на сегодняшний день оснований для роспуска парламента нет, и он должен продолжить свою работу. Было совместное заявление фракций БПП и «Народного фронта» об этом. Даже если мы говорим о досрочных парламентских выборах, по закону это может быть максимум на два месяца раньше плановых выборов, в конце августа. Стоит ли это делать – у каждого правда своя. Кто-то считает, что «чем быстрее перезагрузим, тем лучше, потому что парламент недееспособный». Это «Оппозиционный блок», «Відродження», внефракционные, «Свобода», «Самопоміч»… Можно сказать, это все, кроме коалиции. Вероятность досрочных выборов существует, это зависит от той политики, которую будет проводить в том числе новоизбранный президент. Пока мы его позиции на этот счет не слышали. Лично я считаю, что, с одной стороны, два месяца ничего не решают, а с другой – надо посмотреть, как мы сейчас будем работать. Пока я активной работы парламента не видел. Возможно, потому, что мы уже давно занимаемся только законом о языке. Может, когда мы приступим к рассмотрению других законов, вступим в фазу активной работы, у меня поменяется мнение.

– Если досрочные выборы, то на каком основании?

– Говорят о том, что у нас нет коалиции – для этого есть юристы, которые должны правовой аспект изучить. Если нет коалиции, то Президент может распустить парламент, это его юрисдикция. Мы готовы идти на выборы и сегодня, наверное, БПП, как никто, готов. Если электорат «Зе команды» – это в большой мере люди, голосовавшие не «за», а «против», то 25 процентов проголосовали именно за Порошенко. То есть мы, как партия Блок Петра Порошенко «Солидарность», можем рассчитывать на них на парламентских выборах. Досрочные выборы могут быть выгодны и той политической силе, которая сегодня организовывается под брендом «Слуга народа». Они, очевидно, рассчитывают, что это было голосование не против Порошенко, а за них. Конвертировать 75% в голоса на парламентских выборах нельзя, конечно, а процентов 30, которые были в первом туре за Зеленского, – возможно. Какой рейтинг будет в октябре, сказать сложно. Его главные задачи, на что он будет делать ставку – это остановка войны в Донбассе, снижение тарифов. На этом можно получить определенные дивиденды, потому что это именно то, что требовал народ Украины. Насколько оперативно ему удастся что-то сделать в этих направлениях, чтобы удержать свой рейтинг, – вопрос не ко мне.

– Какова вероятность, что парламентские выборы – досрочные или нет, – пройдут по новому закону, с открытыми списками и без мажоритарки?

– Хотя есть позиция фракции, что было бы неплохо этот закон принять, к нему на сегодняшний день внесено 4 тысячи поправок. Чтобы разобрать их, нужно не меньше, чем 6 сессионных недель. Не календарных, а сессионных. То есть мы никак не вписываемся в сроки не то что досрочных, но и плановых выборов. Согласно законодательству, изменения должны быть внесены не позже, чем за три месяца до дня голосования. Рассмотреть мы не успеваем технически – при всем желании. Мы можем начать и даже принять новый закон, но, скорее всего, уже для следующих выборов, которые пройдут в 2024 году.

– Много говорят о законе об импичменте президента – есть ли реальные перспективы его принятия в ближайшее время?

– Абсолютно имеет перспективу быть принятым. Другое дело – какой это будет закон, что там будет прописано. Но готовность парламента принять его есть. Возможно, туда будут вписаны какие-то ограничители функциональных обязанностей президента. Ожидаем конкретики от юристов и народных депутатов, которые занимаются этим вопросом, думаю, это будет интересно всей стране почитать. Но в том, что такой закон нужен, у меня нет никаких сомнений. Народ, который избирает, должен понимать, каким не революционным, а правовым, цивилизованным способом менять президента, менять власть.

– Уже давно многие говорят, что менять нужно главу Минздрава – по-вашему, «доживет» ли Супрун до конца каденции, думаете ли сами побороться за кресло, вас ведь неоднократно называли среди возможных кандидатов?

– Я бы не сказал, что у меня есть министерские амбиции, это не драка за кресло. Я остаюсь на позиции, что министерство в том составе, в котором есть, своих обязанностей не выполняет. Масла в огонь добавили результаты работы Счетной палаты, которая проверяла международные закупки. Идет речь о масштабных нарушениях, которые ухудшили доступ украинцев к медикаментам. Закупленные на 12 миллиардов медикаменты до сегодняшнего дня не дошли до граждан. Плюс невыполнение контрактов и так далее, на что закрывает глаза Минздрав, где подписывали эти контракты и как должны следить за их выполнением. Такие вещи уголовного характера не могут не попасть в поле зрения премьер-министра и Президента, и я считаю, что мы должны подавать кандидатуру нового министра и голосовать за него. Не хочу говорить о фамилиях, это должен быть выбор парламента и народа Украины. Речь о полгода жизни украинцев, тут не стоит привязываться к срокам парламентских выборов, после которых будут новая коалиция и новое правительство. Мы должны привязываться к тому, что должно делать министерство и что оно сегодня не делает.

– Судя по всему сказанному, точки соприкосновения между вашим комитетом и Минздравом так и не были найдены?

– Ничего не меняется, представители министерства не являются на заседания комитета. На следующем заседании Счетная палата будет представлять результаты нескольких месяцев работы. Это может послужить отправной точкой, от которой будет отталкиваться новый президент и делать свои заключения. Дмитрий Разумков, который является его консультантом, сказал, что нужно сделать аудит их работы, – не нужно, он уже сделан, его сделала Счетная палата. Сегодня она может передать эти документы Президенту, чтобы он просмотрел и принял решение, хотя бы в плане своего видения вопроса. Президент напрямую не влияет на работу Кабинета Министров, но рекомендовать и высказывать свое мнение очень важно. Думаю, что доктор Комаровский, который был представлен как один из членов команды нового президента, не рассматривает себя в качестве министра. Скорее, в качестве советника. Я знаю его профессиональный подход к здоровью украинцев, и мне кажется, что его советы были бы важны для нового президента. До его вступления в должность этот разговор не имеет смысла.

– Все-таки рассматриваете возможность подачи вашей кандидатуры?

– Я не имею права себя рассматривать. Даже если такая подача возможна, она должна согласовываться с новым президентом. Будет ли она рассматриваться – я не знаю ни нового президента, ни его видение, считаю, сейчас говорить о новом министре будет неправильно.