Оцените работу Ульяны Супрун на посту и.о. министра здравоохранения

11:55
0
459
views

Наверное, ни об одном министре не говорили и не писали так много. Эта странная для наших краев женщина вызывала самые полярные чувства у украинцев. Что сделала и, главное, что не сделала и.о. министра Ульяна Супрун, будут анализировать еще долго. А пока, по горячим следам, мы обращаемся к экспертам с одним вопросом:

 

– Оцените, пожалуйста, работу Ульяны Супрун на посту и.о. министра здравоохранения и ее последствия для страны.

Андрей Богданович, телеведущий, блогер:

– Супрун – лучшее, что было в Министерстве здравоохранения в последнее время. Я уважаю Ульяну. За смелость и стойкость. За начало реформы прогнившей системы здравоохранения. Она выдержала волну ненависти от коррупционеров и легкоманипулируемого общественного мнения.

Эта ненависть понятна. Супрун сломала коррупционную схему государственных закупок лекарств, и они подешевели на 40 процентов. Она дала понять врачам, что они могут зарабатывать сами. Деньги теперь идут за пациентом. Чем больше людей подпишут контракт с врачом, тем ему больше зарплата. Тем больше зарабатывает поликлиника. Это возмутило главврачей и среднее звено, которое наживалось на терапевтах и семейных врачах годами. Но теперь врач может просто уйти из больницы, открыв свою частную практику, и увести пациентов из больницы к себе. И будет зарабатывать он, а не главврач.

Меня поражало, как против Супрун работала пропагандистская машина. Она переворачивала все с ног на голову. Все то, с чем боролась Супрун, ее противники приписывали ей. Обвиняли в том, к чему она не имела отношения. Жаль, что большая часть украинцев ленивы, чтобы мыслить критично. Согласен с теми, кто советует посмотреть, а кто же против реформы Супрун, кто против нее самой из политиков? И список для меня красноречив. Против Супрун – Медведчук, Ляшко, Рабинович, Шуфрич, Дубинский, Мосийчук, Тимошенко и Богомолец. Одной Супрун я доверяю больше, чем всем этим политикам вместе взятым.

Мне бы хотелось, чтобы Супрун осталась и закончила реформу, которую начала. Чтобы окончательно сломать совок в поликлиниках и больницах. Чтобы не было кошмарных очередей и грубого персонала, чтобы хватало лекарств и не было «благотворительных» оплат, чтобы на медицине снова, как до Супрун, не наживались дельцы. Мне нравились ее советы в Интернете. Они местами были простыми, касались обычных, банальных для многих вещей. Но, как оказалось, уровень необразованности и гигиены в нашем обществе настолько низок, что людям нужно напоминать о простых понятиях чаще. В общем, я благодарен Супрун за шанс и настойчивость. Тем более, как писала сама Ульяна, привычка благодарить может защитить от депрессий и споров. Спасибо, Доктор Смерть Коррупции!

Валентина Бажан, редактор:

– Деятельность Ульяны Супрун на посту исполняющей обязанности министра здравоохранения, на мой взгляд, сводится к двум позициям. Подчеркну – обе очень важны.

Первая, и это, без сомнения, плюс – реформа медицины начата. Потому что неправильно жить в стране, где в Конституции записано, что медицина у нас бесплатная, а сталкиваться с дорогостоящими реалиями, когда понадобится помощь медиков. Лучше идти по неприятному, сложному, но честному пути реформирования этой важной отрасли. Плюс – во внедрении электронных очередей в поликлиниках (существенно экономят время) и семейных врачей (если вам повезет с толковым доктором, то он позаботится о том, чтобы лечиться стало легче и проще).

Главный минус – незаконно занимаемый Супрун пост. Не будучи гражданкой Украины, она, если бы хотела блага своей исторической родине, не нарушала бы ее законы. Незаконными методами хорошие вещи не делаются.

Теперь о реалиях – сейчас стали писать и говорить, что Ульяна Супрун победила фармакологическую мафию и медпрепараты подешевели. Специально расспрашивала знакомую женщину, которая много лет работает фармакологом в аптеке, – даже она не заметила какого-то снижения цен. Сейчас вообще дорогостоящие препараты, если их принимать приходится подолгу, многие стараются покупать через знакомых в Белоруссии, Турции или России – там они вдвое (!) дешевле. Но ведь и там фармкомпании зарабатывают на продажах. Значит, до победы над доморощенными мафиози от фармацевтики еще далеко.

Далее – в течение последнего года, когда пришлось, к сожалению, тесно общаться с медиками, не слышала ни от одного врача, ни от одной медсестры одобрения медицинской реформы и деятельности Супрун. Повышения зарплат все еще маячат где-то впереди, а неразберихи на местах много.

Так что – хорошо вам долететь до родины, незаконная и.о.!

Галина Резникова, экономист:

– Я не могу дать объективную оценку деятельности Супрун. Пребываю в шоке от украинской медицины с 2002 года, т.е. с тех пор, как переехала в эту страну. Я наблюдала становление страховой медицины в России и видела, как это должно быть. А когда несчастный случай вынудил меня и моего ребенка лечиться в больнице в Украине – я в шоке с тех самых пор. Не понимаю, за что мы платим налоги, если в больницу нужно идти со своей постелью, миской и ложкой. Покупать всё: медикаменты нужные и ненужные, весь перевязочный материал, гипс и проч., платить за абсолютно все анализы и обследования. За медицинские манипуляции или операции, само собой разумеется, оговаривается сумма дополнительно.

Почему диабетикам не оплачивают расходники для глюкометров и не выдают инсулин бесплатно, а только компенсируют какую-то там сумму? Это, кстати, нововведение медреформы. Почему попасть к профильному специалисту можно только через семейного врача?

Почему пенсионерам не выписывают обещанные бесплатные рецепты? А если и выписывают, то нужных лекарств нет в аптеках.

Одни «почему». Каких-то особых перемен или сдвигов в лучшую сторону в связи с реформой я не вижу. Не знаю, Супрун ли тому причиной…

Виктория Талашкевич, журналистка:

– До назначения на должность главы Министерства здравоохранения Ульяны Супрун у медицины нашей страны не было лица, не было не то что стратегии развития здравоохранения, но даже видения этого процесса. Конечно, не было и такой жесткой оппозиции ни к какому другому главе этого министерства. Ульяна Супрун – современная реформаторка, которая не говорила о реформе, а запустила ее.

Там, где предшественники шли на компромиссы, Ульяна Супрун не боялась называть вещи своими именами. Такая позиция стала залогом создания команды мотивированных единомышленников и серьезной поддержки общественности.

Я понимаю, что автономизация больниц и фактическое изменение формы собственности возлагает большую ответственность на руководителей медицинских учреждений. А ответственность всегда пугает. Я видела это, когда работала в центре развития местного самоуправления, когда мы убеждали общины объединяться, – самыми ярыми противниками были главные врачи районных больниц.

Подводя итог, я хочу здесь, на странице газеты, поблагодарить Ульяну Супрун за пинок, который она дала нашей медицине. Как дочь учителя физики, я могу только надеяться на долгий инерционный след.

Сергей Дьячук, медик:

– Конечно, в сознании людей реформы в медицине будут связаны с именем Супрун. На самом деле, по моему убеждению, такие глобальные реформы невозможны без политической воли власти. Поэтому поговорим о реформе, или, как говорят в последнее время, трансформации охраны здоровья. Самый большой плюс – государство открыто признало, что денег на бесплатную медицину нет. Много лет оно делало вид, что финансирует отрасль достаточно, а люди платят, потому что плохие медики. Теперь всем понятно, что это не так.

Пока что реформировалось/трансформировалось первичное звено. Для пациентов это дало возможность выбрать «своего» врача независимо от места жительства. Для врача – иметь заработную плату в зависимости от того, насколько популярен он в народе. Это вывело на новый уровень отношения врач-больной. Хочешь иметь бОльшую зарплату, выстраивай правильные отношения с пациентом.

К сожалению, руководство МОЗ во главе с Супрун не ориентировалось в реальной ситуации в здравоохранении, а слушать профессионалов-практиков категорически отказывалось. Хаялось все: состояние больниц, квалификация медперсонала, качество образования. Поэтому реформы делались как бы «с чистого листа», даже игнорировалось действующее законодательство.

Кроме того, много ситуаций, с которыми мы сталкиваемся на практике, попросту не продумывались и игнорировались Минздравом. Например, необходимсть для врача быть «доступным» 24 часа в сутки 7 дней в неделю, что просто физически невозможно, не говоря уже о КЗоТе. Или оказание неотложной помощи семейным врачом на дому, констатация смерти в любое время суток, что делалось службой скорой помощи, которую тарансформировали в экстренную (ликвидация «скорой» – тема отдельного разговора) и т.д.

Можно много говорить о подобных «деталях». Отдельный вопрос – финансовая деятельность министерства. Достаточно почитать отчет Счетной палаты о результатах аудита МОЗ. Интересующиеся могут почитать, он есть в Сети.

Говорить о реформе, её плюсах и минусах можно долго. Но, подведя итоги, скажем, что любая реформа – это риски и проблемы. При более профессиональной работе руководства МОЗ многих проблем можно бы было избежать.

Константин Ярынич, медик, народный депутат ВР 8-го созыва:

– Скажу сразу: моя оценка работы Министерства охраны здоровья резко негативная.

Вспоминаю борьбу за финансирование лечения наших пациентов за рубежом, когда под зданием МОЗ полгода жили родители и родственники детей, которых можно было спасти. И деньги были, не было желания клерков. Ни Супрун, ни ее подопечные ни разу не соизволили выйти на встречу с болью и страданием. Под давлением парламентского комитета деньги нашлись, жизни не вернёшь…

Абсолютный непрофессионализм в вопросах борьбы с опасными инфекционными болезнями и вакцинацией.

Ликвидация институции внештатных специалистов, которые могли и должны обеспечивать связь практической медицины с организующей работой Супрун. За три года не проведено ни одной встречи в формате расширенной коллегии с представителями ассоциаций и практикующей медицины.

Полный провал в видении перспектив реформирования в части медицинского образовательного процесса, что закончилось стагнацией работы ведущих медвузов страны.

Заваленный процесс имплементации закона по трансплантологии, проекта «Бесплатная диагностика».

Отсутствие прогнозированной и прозрачной поставки медикаментов по международным закупкам.

Полное блокирование государственной программы «Онкология» как ненужной и неэффективной для нашей страны (все страны Европы имеют такую программу развития), «Вони всі помруть» – слоган команды МОЗ, который озвучил однажды верный зам Супрун господин Линчевский.

У руля МОЗ под руководством Супрун оказались общественные активисты, бухгалтеры и просто хорошие мальчики и девочки.

Как результат – в 2019 году на медицину нашей страны выделено рекордно малое количество финансирования (2018  г. – 3,6% от ВВП, 2019 г. – 2,3%).

Отказ от страховой медицины и отсутствие понятного и утверждённого до сегодняшнего дня стратегического вектора развития медицинской отрасли.

Под маркой борьбы с коррупцией в практической медицине созданы коррупционные схемы, которые привели к сотням миллионов неэффективно растраченных денег (для тех, кто интересуется, можно почитать аудит Счетной палаты Украины).

Популизм, дилетантские посты Супрун в соцсетях, призванные отвлечь внимание украинцев от реальных проблем в медицине, эффективное использование медиаресурса для маскировки своего непрофессионализма, полная безответственность (пока), желание столкнуть медицинских работников между собой и обвинить всех в полной безграмотности – вот только малая толика того, чем мне запомнилась Супрун. Ничего личного, только факты.

Подготовил Ефим Мармер, «УЦ».