Призрак набережной

15:42
779
views

Можно считать, что найден ответ на главный вопрос: о чем будут говорить до бесконечности и спорить до хрипоты на ближайших местных выборах в Кропивницком? Нет, не о транспортной инфраструктуре, и не о новой схеме отопления города, и даже не о внедрении медреформы. Даже МАФы отойдут на второй план. Набережная вдоль Ингула – вот самая важная проблема областного центра. С точки зрения местных политиков, естественно.

Все готово

На самом деле набережная Ингула в Кропивницком… есть. Достаточно облагородить, переложить асфальтные дорожки плиткой, обновить цветники, оградить, осветить и поставить лавочки, где этого нет, и мы имеем готовую, эстетически и художественно законченную рекреационную зону. Пример – уголок возле «Сельпо» и памятника героям-чернобыльцам, правда, возникает вопрос о его уместности именно там, но это отдельная тема.

Недавно этот уголок набережной без лишнего шума осовременили, и там стало уютно, красиво и доступно. То же самое можно сделать и на противоположном берегу, возле спорткомплекса, а потом постепенно, шаг за шагом, и по обеим берегам на отрезке реки от Михайловского моста до улицы Вокзальной, бывшей Октябрськой революции.

Здесь почти везде, особенно на левом берегу (если смотреть вниз по течению), имеются гранитные парапеты с кое-где сохранившимися или переделанными чугунно-металлическими ограждениями, асфальтированные дорожки, местами освещение или его остатки и тому подобное. Все это несколько раз пытались приводить в порядок, даже восстанавливали ограждение и возобновляли цветники, но очень скоро «отдыхающие» вандалы и металлисты вносили свои коррективы в дизайн набережной, и она становилась не такой привлекательной, как на проектной картинке.

Но даже в таком виде эти отрезки набережной пользуются популярностью у населения, и их активно используют как пешеходы с собаками и без, так и велосипедисты. Здесь устраивают культурные акции, и вообще, люди могут любоваться природой и отдыхать, после чего, особенно в самом центре, коммунальным службам приходится долго приводить территорию в порядок.

Как бы то ни было, эти участки береговой линии всегда использовались по прямому назначению, т.е. для отдыха горожан, и вопрос только в том, как заставить «работать» все береговое пространство.

Однако, если говорить о набережной в ее нынешнем виде, надо помнить, что мы имеем дело с недостроенным гидротехническим объектом середины 70-х и 80-х годов ХХ столетия, когда встал вопрос о регулировании водотока после масштабных наводнений, нанесших городу значительный ущерб. Для большего понимания проблемы процитируем отрывок из статьи «Ингул, который мы потеряли», опубликованной в «УЦ» за 12 апреля 2018 года: «В 1976 году работа по умиротворению Ингула закипела. Чтобы мы оценили и уяснили возможные объемы работ и усилий, необходимые для будущего спасения реки, напомним, что работы по созданию искусственого водохранилища и гранитных берегов нынешней набережной в центре города, длиной почти полтора десятка километров, проводились несколько лет силами таких мощных строительных управлений, как “Гидроспецстрой – 2” и № 629, трестов “Днепроспецстрой” и “Укргидроспецфундаментстрой”, “Кировоградводстрой”, комбината “Кировоградтяжстрой”, не считая других, десятков, если не сотен организаций и предприятий. Ну и, конечно, все это под соответствующее государственное финансирование, материально-техническое снабжение и ресурсное обеспечение.

За несколько лет были осуществлены расчистка русла и устройство набережной реки в центральной части города, построены по обеим берегам дренажно-ливневые коллекторы для организации приема и отвода грунтовых вод, сооружены гранитные парапеты с чугунными решетками. Это все, как верили разработчики, должно было обеспечить безаварийный пропуск паводковых вод в центральной части, но беда в том, что советский фундаментализм, выразившийся в желании придать Ингулу “державное теченье” в гранитных берегах по примеру столичной моды, начисто проиграл функциональной необходимости и возможностям самой реки. К тому же работы так и не были завершены, в частности, в районе Казачьего острова не закончили укрепление набережной вертикальными железобетонными шпунтами (панелями), с установлением гранитных карнизов; местами не закончено укрепление берегов наклонного типа, и не доведена до ума дренажная система отвода талых и грунтовых вод, как и многое другое».

Напомним, что речь шла о строительстве в период наивысшего подъема советской экономики, с ее плановостью и безразмерным бюджетом страны, тем не менее – не смогли! Вместе с гидротехническими сооружениями тогда не успели закончить и дизайн набережной, причем в некоторых местах к берегам Ингула руки строителей не дошли вовсе. Даже сейчас это контрастирует и с общим видом реки, и с законодательными нормами по водопользованию. «УЦ» не раз обращала внимание на варварское уничтожение береговой водоохранной зоны в черте города промышленным и жилищным строительством, что сводит на нет все усилия по облагораживанию берегов, поскольку лишает горожан элементарного доступа к реке даже в историческом центре.

Речные монстры

Особенно это заметно в историческом районе Быково, где берега Ингула вообще недоступны никому, кроме аборигенов, считающих их своей вотчиной. Это привело к тому, что с противоположной набережной берег кажется вообще необитаемым, настолько он заросший и заброшенный. Возможно, он так и выглядел «во время оно», но если присмотреться, то видно, что в этом повинны как жители, так и строители. Строители только и успели, что разделить берег и реку бетонными панелями, не проложив вдоль «быковского» берега даже подобия пешеходной дорожки, а владельцы домовладений, выходящих к реке, усугубили дело, ограничив проход своими заборами. Причем чем круче двор, тем капитальнее забор, но тенденция одна и та же – чужие вдоль берега не пройдут.

Зато собственники этой части берега Ингула распоряжаются или пользуются рекой по своему усмотрению – сливают туда канализацию, разводят домашнюю живность, сбрасывают мусор и даже браконьерничают. Мы запечатлели момент проверки сетей, так называемых резинок, которыми легко управлять прямо со двора. Очевидно, эти сети стоят в воде постоянно и полностью перегораживают русло реки, чем ограничивают миграционные потребности рыб. Люди пользуются тем, что к их дворам не подступиться и не добраться ни с воды, ни с суши.

Поэтому, прежде чем браться за помпезные проекты в центре, необходимо подумать и о наведении элементарного порядка в местах ограничения доступа к воде. Это одна часть проблемы, а вторая заключается в том, что без ревизии недостроенной части водохранилища любые проекты по строительству новой набережной превращаются в фикцию. Выше мы писали, что речь идет о недостроенном объекте, и в районе пешеходного моста с улицы Каховской к Казачьему острову это особенно бросатеся в глаза.

Здесь хотя и можно, условно говоря, пройти правым берегом от моста вверх по течению, но путь абсолютно не облагорожен, к тому же пугает человекоподобными остатками железобетонных панелей, напоминающих богатырей, то ли выходящих из реки, то ли тонущих в ней.

На набережную все это в любом случае похоже мало, поэтому мы с фотокором попробовали пройти «быковским» берегом ниже моста, начиная с той же улицы Каховской, откуда, собственно, и начинается непроходимость.

Едва заметная тропинка практически сразу исчезает в зарослях, как только доходит до первого оврага. Здесь тоже из камышовых зарослей выглядывают остатки панелей разной высоты, но самое интересное в другом. Здесь особенно хорошо заметны недочеты строителей, из-за которых невозможно держать необходимый уровень воды в самом водохранилище, поскольку бетонные берега не в состоянии удержать даже то минимальное количество воды, имеющееся в распоряжении реки. Речная вода вырывается небольшими водопадами сквозь бреши между панелями, формирует достаточно мощный ручей, который исчезает в бетонном приемнике недостроенного когда-то дренажно-ливневого коллектора. Там ее, наверное, пожирают какие-то подземные монстры, потому что неизвестно, куда она вообще девается. По идее, эта вода должна попадать в проложенные вдоль берегов на глубине больше 4-х метров бетонные трубы дренажной системы и где-то ниже по течению попадать обратно в Ингул. Но никто не знает, в каком состоянии находится дренаж и что там происходит.

Начальник управления ЧС и ГО горсовета Сергей Коваленко разъяснил, что в этом месте строители натолкнулись на трудно проходимый гранитный кряж по «быковскому» берегу, поэтому сделали переход из правого дренажного коллектора на левый, своего рода дюкер, по которому и транспортируется уходящая из Ингула вода. Но вот где она попадает обратно в Ингул – неизвестно, во всяком случае, в дренажном колодце, расположенном возле Михайловского моста, никакого мощного течения нет. То есть мы не знаем, где и как может проявить себя «левая» ингульская вода. Возможно, и в виде оползня с высокого берега, по которому сейчас невозможно ни пройти, ни проехать. Кстати, именно там должен был находиться новый микрорайон многоэтажек с поэтическим названием типа «Парус». Потому что на берегу.

В общем, вода из Ингула уходит, а не прибывает, и ситуация будет только ухудшаться, потому что выше Кропивницкого воды в русле уже нет из-за заиления и пересыхания истоков. Наполнению водохранилища грунтовыми водами в черте города не способствует и дренажная система. По замыслу проектантов все должно быть с точностью до наоборот – грунтовые, талые и дождевые воды окрестностей накапливаются в дренажной системе и попадают в реку. На это надеются и архитекторы, разрабатывающие проект набережной, но вода пока что уходит, а не прибывает, и без решения этой проблемы говорить о чем-то другом даже неприлично! В том числе и с финансовой точки зрения. Как неловко говорить и о новой набережной в центре, когда на других участках в черте города к реке вообще подойти невозможно. Или к тому, что от нее осталось.

Фото Павла Волошина, «УЦ».