Когда они вернутся в Украину?

13:42
633
views

Тема наших за рубежом неисчерпаема. Особенно, когда речь идет о гастарбайтерах, покинувших страну в поисках работы и, главное, достойного заработка. Кто-то их понимает, кто-то осуждает, обвиняя в «непатриотичности», а кто-то следует их примеру.

Все чаще украинцы стали заявлять о намерении не возвращаться домой. Они получают вид на жительство, затем гражданство другой страны, перевозят туда семьи. И причина не только в деньгах, но и в уровне жизни, социальной составляющей, которая ох как отличается от отечественной. Вот только два примера того, почему наши земляки не спешат возвращаться из Польши в Украину.

Валерий купил автомобиль. В Польше часто покупают подержанные машины, чтобы добираться на работу. Заводы там, как правило, расположены в промышленных зонах за пределами населенных пунктов. Бывает, что несколько человек «скидываются» на одно общее транспортное средство: и недорого, и удобно.

Учитывая то, что покупаемый автомобиль был «в годах», его цена воспринималась, как символическая, – всего одна тысяча злотых. Когда Валерий договорился с хозяйкой машины о сделке, началось переоформление транспортного средства. Происходило это так. В Интернете нашли необходимый для таких случаев бланк и распечатали его. Женщина от руки заполнила все графы: паспортные данные (свои и покупателя), характеристики автомобиля. Внизу написала, что приняла от такого-то гражданина тысячу злотых. Сразу же отдала Валерию заполненный бланк, документы на машину и ключи.

Новый хозяин автомобиля поехал в страховую компанию, где транспортное средство застраховали уже на его имя. Затем он обратился в соответствующую службу, отдал заполненный бланк и документы на машину. В течение пяти минут ему выдали временные документы и сказали прийти через три недели. Пришел и получил техпаспорт. Все. Да, помимо стоимости машины были еще расходы: пятьсот злотых страховка, сто злотых техосмотр и семнадцать – регистрация автомобиля. Теперь все.

Екатерина с четырехлетней дочкой поехала в Польшу к мужу, который там работает официально и имеет «карту побыту» (вид на жительство, предоставляющий возможность пересекать границы Польской Республики без получения дополнительных виз, а также легально находиться в Польше, работая или учась). Она ехала на условиях воссоединения семьи, поэтому и на нее, и на ребенка распространяется страховка мужа.

Девочку определили в частный детский сад, где она очень быстро адаптировалась. Но рассказать хочется о больнице. У ребенка поднялась температура. Она была очень высокой, и жаропонижающие препараты оказывали крат­ковременное действие. «Скорая помощь» по причине температуры не выезжает, поэтому, дождавшись утра, родители повезли ребенка в больницу.

– Это было воскресенье, и на приемном покое нас встретил дежурный врач, – рассказывает Екатерина. – Он был очень внимательным, тщательно осмотрел нашу девочку, прощупал лимфоузлы, животик, посмотрел ушки, носик, горлышко. Сказал, что не видит причин для настолько высокой температуры, но не отпустил нас домой, а связался по телефону с педиатром, чтобы проконсультироваться. Тот посоветовал взять из пальчика кровь на анализ.

Тут же все было сделано, и анализ показал, что в организме есть какая-то бактерия, вызывающая температуру. Нас положили в стационар. В вену поставили флексюлю, чтобы не травмировать дочку частыми уколами. Эту процедуру надо было выдержать ребенку, и медсестра увлекла ее тем, что «прикрепляет на ручку бабочку». Потом, когда надо было вводить лекарство, медсестра объясняла это тем, что бабочку надо покормить. Ночью приходили измерять температуру: наводили на лобик аппарат и узнавали, нужно ли вводить лекарство. Если нужно было, тихонько, не разбудив ребенка, «кормили бабочку». Вот так, без слез, мы лечились.

В палате мы были вдвоем. Еду приносили в палату. Для ребенка питание бесплатное, а для мамы – десять злотых в сутки. Но медсестра меня сразу предупредила, чтобы я не спешила платить – очень большие порции для детей. Так и было: огромная тарелка с картошкой, подливой, двумя большими стейками и овощным салатом. Плюс суп. Это на обед. Потом принесли свежие булочки, нарезанную колбасу и чай. Через пару часов – рулет с маком. Вечером – какао с булочкой. В общем, нам двоим хватало.

В отделении есть специальная комната с игрушками. Чего там только нет! И куклы, и коляски, и конструкторы, и настольные игры. Моя девочка оттуда не выходила. Быстро покушает и зовет: «Идем на “забавки”!» Ну, душевые комнаты и туалеты просто не обсуждаются.

Очень приветливый персонал. Доктор старается расположить к себе ребенка, чтобы тот не боялся. Врач брала дочку за руку, вела в свой кабинет, доставала карандаши, разукрашки, дарила какие-то наклеечки. Я думала, что только эта доктор такая, но нет: новая смена – и весь персонал такой же. А еще у нас есть доктор, к которому мы обращаемся с кашлем или другими не очень серьезными проблемами. Он так себя ведет с нашей дочкой, что мне хочется, чтоб он и меня лечил. И погладит, и пощекочет, и насвистывает что-то. Каждый раз, когда я говорю, что идем к доктору, дочка с удовольствием собирается и бежит. И мы ни разу ни за что не платили.

Когда мы ехали в Польшу, я больше всего переживала насчет больниц и детских врачей. Но, к счастью, мои переживания были напрасными. Конечно, лучше не болеть. Но лечиться, или выздоравливать, лучше и легче при достойном внимании и расположенности…