Каким вы видите наш мир после пандемии?

11:54
1170
views

А каким будет наше завтра? Этот вопрос тревожит практически всех. Редакция «УЦ» пригласила выступить в роли экспертов людей творческих, чье воображение зачастую позволяет им предвидеть будущее, и попросила ответить всего на один вопрос:

 

Каким вы видите наш мир после пандемии?

 

Ян Валетов, писатель:

– Я, честно говоря, не ожидаю больших изменений каких-либо. По сути, мы переживаем пандемию коронавируса после страшной пандемии «испанки», инфлюэнцы. Мир мало изменился. И люди очень быстро о ней забыли. Если вы посмотрите фотографии: маски, ходить по двое. Это все уже было, карантинные методы и тогда были.

Мир изменится в другом, наверное, я думаю. Мы начнем больше уделять внимания здравоохранению. Будет очень много банкротств, изменится экономика, сам рисунок экономики может измениться. Человеческие взаимоотношения, я думаю, вряд ли. Мы какое-то время еще подергаемся, не будем пожимать друг другу руки, а будем локтями, носами, еще там чем-то, но я думаю, что это очень быстро вернется на круги своя.

Изменения прежде всего коснутся международного разделения труда. Наверное, какие-то критические области экономики будут перенесены все-таки внутрь стран, то есть экономики стран не будут полностью полагаться на то, чтобы все находилось в том же Китае. Это может быть производство вакцин, производство какой-то химии, которая необходима для здравоохранения, опять-таки, защитные механизмы.

Думаю, что будет накачка экономики деньгами. И люди к этому уже готовы. Вот смотрите, Международный валютный фонд уже говорит о триллионе. Я уверен, что американцы, имея в руках такой прекрасный механизм, как печатный станок, подкачают свою экономику. Накачает, я думаю, и Европа, но Европа – именно единая – может противостоять кризису значительно лучше, чем разделенная. Мы увидим интересные объединения на фоне экономических сложностей, потому что в данной ситуации рынку, на котором находится огромное количество людей, выжить значительно легче, чем рынку отдельной страны.

Чего я опасаюсь? Понятно, что от голода и от экономических неурядиц умрет не меньше пожилых людей, чем от вируса. Мы не знакомы с этим вирусом, мы пока не понимаем, как он себя поведет. Возможно, сейчас потеплеет, и мы вообще об этом забудем. А возможно, что придет вторая волна, третья, то есть, если карантин будет продлеваться дальше, будет реально очень тяжелая ситуация. Если же мы реально начнем сворачивать карантинные мероприятия в ближайшее время, я думаю, это скажется на экономике хорошо. Потому что мы готовы к накачке экономики деньгами и понимаем, что мы делаем в этот раз. Да, с нами произошла авария, но это авария здравоохранения, а не экономики. То есть больны мы, а не экономика. Экономика пошла второй. И мы понимаем, какие меры нужно принимать.

 

Алексей Корепанов, писатель-фантаст, издатель и редактор альманаха «Порог-АК»:

– «Надейся на лучшее, но готовься к худшему», – я приверженец именно такой максимы.

При самом неблагоприятном варианте человечество просто исчезнет с лица планеты, как в свое время исчезли динозавры, и придет эра цивилизаций крыс и тараканов, которым тоже суждено через сколько-то там лет погибнуть от новой пандемии. Вот, кстати, одно из возможных объяснений парадокса Ферми: внеземные цивилизации молчат, потому что вымерли от пандемий.

При более оптимистическом сценарии человечество выживет, но государства оградятся друг от друга санитарными кордонами, и количество перемещений людей по планете значительно снизится. А вот виртуальное общение и дистанционная работа будут еще больше развиваться. Станет нормой виртуальное посещение культурно-массовых, спортивных и прочих мероприятий, уйдут в прошлое битком набитые стадионы и концертные залы.

На бытовом уровне исчезнут рукопожатия при встрече, многие сочтут целесообразным постоянное ношение масок вне дома (появится целая отрасль – цвета, фасоны и прочее на любой вкус), станет признаком дурного тона приближаться к собеседнику на расстояние менее двух-трех метров, сцены с поцелуями в старых кинофильмах будут вызывать удивление и даже возмущение. Исчезнут массовые скопления людей, многие предпочтут проводить свой досуг в маленькой компании или же вообще в одиночестве и выбирать для прогулок пустынную местность, а поездки на городском транспорте заменят ходьбой.

Можно строить еще множество предположений, но по-настоящему реальным мне видится следующее: когда пандемия уйдет, забрав несколько миллионов жизней, человечество забудет о ней, как забыло об «испанке», и будет жить себе поживать до новой пандемии. Разве что в привычку войдет более частое мытье рук.

И все-таки хочется верить в то, что власть предержащие сделают выводы и в случае новой волны будут четко знать, что и как делать.

Впрочем, если все это устроено самой планетой, уставшей от разрушительной деятельности людей, то никакие попытки воспрепятствовать ее замыслу не помогут – расплаты не миновать.

Но я бы предпочел, чтобы человечество все-таки справилось с этой бедой и мы доказали самим себе, что не все потеряно и у нас есть будущее. Хотя бы ближайшее. Правда, светлым его (в плане экономики) вряд ли можно назвать…

 

Юрий Смирнов, литератор:

– Делать прогнозы по поводу пандемии сейчас – дело неблагодарное, пока неизвестна ее протяженность во времени и ущерб, как демографический, так и экономический (что важнее, потому что он приведет к гораздо большему количеству преждевременных летальных исходов, хотя и не таких зрелищных и драматических). Я буду исходить из оптимистического сценария – постепенное снятие карантина по всему миру в течение лета 2020, около 400-500 тысяч умерших.

  1. В политике – кризис власти как понятия, кризис популизма как политического направления. Политики большинства развитых стран мира не справились с эпидемией. Это факт. Введение строгих карантинов – не более чем нежелание брать на себя ответственность за будущий экономический кризис. Скорее всего, большинство стран-лидеров сменят руководителей. Но и сами понятия власти, демократии и авторитаризма в мире подвергнутся очень серьезному пересмотру, поскольку во время эпидемии разница между развитыми демократиями и автократиями почти не чувствуется. Тотальный контроль, запреты и доносительство, статистическое вранье и манипулирование СМИ. Можно дать осторожный прогноз об укреплении левых идей и лидеров.
  2. В общественной жизни. После эпидемии коронавируса человечеству предстоит масштабная дискуссия – свобода или безопасность. Наверняка будет большой приток неофитов во всевозможные религиозные организации и секты. Есть и тенденции, радующие меня уже сейчас. Например, все большей популярностью пользуется понятие «гуманизм», несколько забытое в эпоху цифрового империализма. Опять же, явно на спад пошло гендерное противостояние последнего десятилетия, а также повальное увлечение современного человека поиском у себя несуществующих психических болезней. Выживание требует холодной головы, сильной личной воли и надежды на помощь себе подобного.
  3. В медицине. Будет наверняка пересмотрена роль Всемирной организации здравоохранения. Граждане пострадавших от эпидемии стран наверняка поставят вопрос перед правительствами о том, почему же многомиллиардная медицинская отрасль не выдержала этот, мягко говоря, не самый страшный удар. Медицина снова должна стать отраслью, где лечат людей, а не продают им услуги и товары.

4. В культуре. Наверняка будет бум простых и радостных развлечений – триумфально вернется мировой спорт, комедии несколько сезонов будут преобладать над драмами во всех видах искусства. Массовое увлечение хэндмейдом и онлайн-творчеством продолжится. Вообще люди постараются больше уделять внимания себе и близким, а не гонке за призрачными благами цивилизации потребления, поскольку эпидемия очень четко обозначила не только их мнимое значение, но и ту пропасть, что разделяет сверхбогатых жителей планеты и всех остальных.