Потеря, большая потеря…

12:00
1559
views

Не стало Виктора Николаевича Желтобрюха. Человека, который олицетворял собой целую эпоху в индустриализации Кировоградщины. Единственного в истории, кто руководил поочередно двумя крупнейшими машиностроительными заводами области – «Гидросилой» и «Красной звездой». А еще разрабатывал оснастку и для таких наших заводов, как «Металлист», «Динамик». Работал технологом на заводе №110 в Донецке, «Чирчиксельмаш» в Узбекистане. С нуля создал завод «Ось» уже при независимости Украины. А с детства мечтал стать летчиком. Авиация не дождалась нового аса, зато промышленность приобрела Мастера. Настоящая легенда. Почетный гражданин областного центра. Увы, уже ушедшая легенда.

В интервью «УЦ» три с небольшим года назад он так вспоминал свое возвращение в родной Кировоград и начало своей карьеры:

– И вот после пяти лет мытарств я вышел на прямую дорогу и пошел по ней, пошел… Я поступил на вечерний факультет, конструкторский, причем после Донецка (Виктор Николаевич завалил экзамены в тамошний политехнический институт. – Ред.) я взялся за ум, весь год готовился. Первой работой моей стало конструкторское бюро облместпрома. Были при Союзе такие объединения небольших местных заводов. У нас оно объединяло обозные заводы, завод «Металлист», завод «Динамик» и другие. И я начал разрабатывать оснастку для производств, дело ладилось.

Потом у нас стал организовываться агрегатный завод. Чтобы производить некоторые агрегаты, водяные и масляные насосы для тракторных и комбайновых двигателей харьковского завода «Серп и молот», разгрузить немного этот завод. Какое там было оборудование! Станки, поточные линии, а инструмент! Это не Чирчик, это не «Красная звезда»! Это производство двигателей, тут совершенно другая точность, 1 и 2 класса, другие технологии, намного более совершенная оснастка. Потом пошли вообще внеклассовые вещи – это когда мы делали шестеренки с зазором в несколько микрон. Любой нормальный машиностроитель о таком может только мечтать. Конечно, захотел туда попасть и я. Меня взяли конструктором по оснастке, участвовать в подготовке производства, штампы всякие проектировал. Получалось.

Хрущев снова сыграл роль в моей судьбе. Он тогда разогнал министерства и создал совнархозы, которые объединяли предприятия в первую очередь по географическому признаку, а не по профилю. Кировоградскую область объединили с Киевской в одном совнархозе. Благодаря этому я познакомился с Василием Ткачом, главным конструктором Киевского экскаваторного завода. И он со мной поделился задумкой. В Свердловске завод, тоже производящий экскаваторы, использует плунжерные насосы. Почему бы не заменить их на шестеренные? Это повысит КПД и упростит конструкцию редуктора и еще ряд моментов. И вот Василий Ткач и Виктор Желтобрюх берутся за разработку, и все получается! Создали экспериментальный образец благодаря тогдашнему директору Караманову, он нам разрешил этим заниматься. Провел стендовые испытания.

А мы тогда еще были просто одними из провинциальных производителей гидравлики. Головным был завод в Москве, там же и наш профильный институт НАТИ (Научно-исследовательский тракторный институт). И москвичи, узнав о нашей разработке, взбунтовались: «Да кто вы такие?!» Мы отдали им на испытания насос, а они сознательно угробили его. Это так нечестно было! Был большой скандал. И профильный институт НАТИ встал на сторону Кировограда.

Потом к нашей работе подключился Челябинский тракторный завод, на их трактора Т-150 требовались более мощные насосы, а их не было, надо было разработать. Потом был ленинградский Кировский завод, трактору К-700 также была нужна более мощная гидравлика. Они там вообще вешали на трактор «гирлянду» из двух насосов и редуктора, чтобы добиться мощности. Крайне ненадежно и неэффективно. И мы разработали целую линейку насосов различной мощности под любую технику.

Материалы и точность изготовления требовались высочайшие, и мы делали это. Начали применять вакуумные стали, разные антифрикционные материалы. Никто не говорил нам, что и как, мы сами все изучали, на собственном опыте.

В итоге все это привело к тому, что конструкторское бюро «Гидросилы» признали лучшим в стране по профилю и сделали головным! Так и по сию пору остается.

А потом была покупка лицензии и станков у немцев и запуск в производство новейшего насоса. После Желтобрюха хотели забрать в Москву, в главк. А он отказался, не хотел кабинетной работы. И его перебросили директорствовать на «Красную звезду», на усиление, там была непростая ситуация. Сколько Желтобрюх построил новых корпусов, а сколько жилых домов для рабочих! Всё не сосчитать. Даже производство стиральных машин «Зирочка» запустил.

А потом было собственное дело, завод «Ось» по производству прицепов для всех видов транспорта и всего комплекса оборудования для пчеловодства – от ульев до медогонок и воскотопок.

То интервью он зкончил словами: «Мне не стыдно, оглядываясь назад, смотреть на то, что сделано. На одном заводе, на втором, на третьем. И сделаю еще».

Светлая память, Виктор Николаевич.