«Кто не хочет, чтобы в стране половина населения вымерла, – вводит локдаун»

14:47
872
views

В Украине ввели «карантин выходного дня», который, судя по минувшему уикенду, эффекта не дал. Что дальше? Редакция «УЦ» связалась с респондентами в странах, где локадаун стал реальностью. Мы попробовали прояснить: есть ли жизнь во время жесткого карантина и после него.

Александр Вавинский, Израиль:

– У нас был объявлен локдаун перед Новым годом (18-19 сентября), чтобы было меньше контактов между людьми. Закрыли практически все, работали только магазины продуктов и товаров первой необходимости. Обязательные масочный режим и дистанция 2 метра. Некоторые города вообще закрыли, в основном те, где живут религиозные иудеи, которые вообще ничего не соблюдали. Проезд на работу в другие города – по пропуску. Больших протестов не было, т.к. одновременно было принято решение о резком сокращении людей, участвующих в демонстрациях. Локдаун тогда объявили на месяц, с постепенным ослаблением в зависимости от количества заболевших и тяжёлых. Пошла массовая разъяснительная работа.

После Нового года пошел сильный прирост, утренние сводки по ковиду – как с фронта. Первые 2 недели были малоутешительными, но потом пошло снижение числа зараженных, тяжёлых и умерших. Компенсация от правительства бизнесу была. Возросло количество безработных, но решили: если работодатель не увольняет, то получает компенсацию от государства.

Еще две недели постепенно ослабевали ограничения, и число заболевших уменьшилось вдвое. Вначале открыли школы (1-4 классы), парки, пляжи и разрешили выходить из дома более чем на 1 км. Уличные магазины откроют на следующей неделе, рынки и крупные супермаркеты – позже. Такое впечатление, что люди начинают привыкать к ограничениям, как к неизбежности, и не протестуют.

Из последних новостей: длительность изоляции после контакта с зараженным теперь 12 дней (было 14). Все уповают на вакцину «Пфайзер».

 

Алла Липинская, Италия:

– Наш первый локдаун, когда разрешалось только собаку вывести из дома, и то ненадолго, закончился тем, что мы практически вышли на ноль по количеству инфицированных и летальных исходов. Локдаун – это выход, чтобы не было умерших от коронавируса. Кто не хочет, чтобы в стране половина населения вымерла, – вводит локдаун.

Мы держались примерно до середины лета, а потом все началось по новой. Разрешили выходить, открылось все: клубы, бары, дискотеки, пляжи. И количество заболевших стремительно пошло вверх. Сейчас у нас закрыты пиццерии, бары и рестораны, они работают только на вынос. А в первый локдаун даже такого не было. Закрыты торговые центры, работают только супермаркеты, в которых продаются продукты.

Когда все закрывали в первый раз, людям обещали пособие по безработице в размере примерно зарплаты. Мой муж не работал два месяца, должен был получить 1200 евро, а получил всего 200. Некоторые вообще получили по 3 евро… Малый и средний бизнес гибнет. Он не просто гибнет – люди вешаются в своих барах, стреляются. Работать не разрешают, но налоги никто не отменил, «коммуналку» тоже. Тут государство недоработало.

Некоторые владельцы баров, гостиниц выходили на акции протеста. Но их мало кто услышал. Я считаю, что поесть можно дома. Переночевать – тоже. Туризма нет, так какие могут быть гостиницы? Работать должны те предприятия, без продукции которых нельзя обойтись. Вот фабрика по производству туалетной бумаги не должна останавливаться. Все остальное, по возможности, закрыть на замок. У нас много беспечных людей, передающих вирус окружающим. А на таких можно влиять только запретом.

 

Оксана Мармер, Испания:

– У нас уже ввели новые ограничения с прошлого вторника, но это не полный локдаун. Любой бизнес закрыт с 18:00, а с 22:00 – комендантский час. Пока был полный локдаун, статистика улучшалась, но уже в сентябре количество инфицированных повысилось из-за туристов. Резко увеличилось количество правонарушений, пошли самозахваты жилья.

Бизнес пострадал сильно, особенно малый. Обещанные пособия выплатили далеко не всем и не все. А выжившим частникам, говорят, после локдауна еще и налоги повысили.

То, что сейчас приняли, – это гораздо лучше и для людей, и для малого бизнеса. Можно жить. Теперь у нас правила устанавливают по муниципалитетам, и все зависит от ситуации внутри.

Скажу еще: испанцы – не украинцы, здесь все очень законопослушны, и держать их в порядке легче. Ещё и штрафы очень высокие, так что они точно справятся. Особенно после того, что пережили. Опять же, с точки зрения своего испанского опыта, включая жесткий локдаун, считаю, что введение карантина на выходные – абсолютно без толку. Имеет смысл четко соблюдать масочный режим, запретить полную посадку в общепитах и в магазинах контролировать дистанцию. И кроме того – комендантский час ночью плюс ограничение передвижения между городами (только по уважительной причине).

 

Наталья Чудновская, Израиль:

– Карантин выходного дня – это аспирин при автокатастрофе. Результаты по снижению заболеваемости дает только ПОЛНЫЙ карантин при условии его четкого соблюдения. Перечислю то, что включал карантин в Израиле: ношение маски; соблюдение социальной дистанции; запрет удаления от места проживания более чем на 1000 метров; запрет всяких собраний, сборов и сборищ, кроме членов семьи, проживающих под одной крышей. 100% контроль за выполнением этих действий возложен на полицию и армию. Нарушения караются штрафами, причем совсем не символическими суммами.

В качестве экономической поддержки каждому гражданину страны было выплачено единоразовое пособие в размере 750 шекелей (более 6 тыс. грн). И каждый ребенок до 18 лет получил пособие в размере 1500 шек. Эти пособия были перечислены автоматически на банковские счета граждан. Люди, не имеющие счета в банках, получали эти пособия на почте по предъявлению паспорта.

Всем пенсионерам, которым было строго запрещено выходить из дома, привозили под дверь 3-разовое питание бесплатно.

Что дал локдаун? В разы упало количество заразившихся, не прибавилось подключенных к аппаратам искусственного дыхания, не росло количество смертей, при всем том, что религиозные фанаты продолжали молиться и учеба в их школах не прекращалась.

 

Екатерина Шевченко, Польша:

– Естественно, локдаун помогает, поскольку цель его введения – остановить высокий прирост количества больных. Иначе нельзя ожидать уменьшения заражений. Государство выделяет помощь для мелкого, среднего и крупного бизнеса. Но, несмотря на это, тяжело всем. Всему миру тяжело, и нужно понимать, что на первом месте наша жизнь.

Есть люди, которые поддерживают локдаун, а некоторые категорически против. Но того, что можно назвать протестом, в Польше нет. Все прекрасно понимают, что сейчас идет борьба за жизнь. Были вовсе другие протесты – за свободу выбора женщин, и они вовсе не улучшили статистику по коронавирусу. Поэтому, выходя в магазин за продуктами, надеваем маску. А дома работаем и наслаждаемся времяпровождением со своими близкими.

 

Юлия Гур-Бялоглавская, Австрия:

– 12 и 13 ноября впервые за время пандемии в Австрии ежедневно регистрировали более девяти тысяч новых случаев COVID-19. Для 9-миллионной страны это катастрофически много. И буквально на следующий день канцлер Курц сообщил, что с 17 ноября в стране введут новый локдаун, чтобы остановить распространение коронавируса. Ограничения будут действовать как минимум до 6 декабря.

Нас обязали оставаться дома, разрешив выходить на улицу только в крайних случаях, например, за продуктами или на работу. До этого жителям запрещали выходить из дома только с 20:00 до 6:00.

Большая часть магазинов закроется, открытыми останутся только аптеки, а также магазины, торгующие продуктами и бытовой химией. Власти также продлили ограничения на работу ресторанов и кафе.

Кроме того, в Австрии закроются школы – ученики перейдут на дистанционное обучение. Хотя здесь люди очень несогласны с закрытием школ, особенно 1-4 классов, так как там почти нулевой процент заражаемости. И еще один немаловажный нюанс: тем, кто не может оставаться с детьми дома, школы будут предоставлять возможность посещения, но без фронтальных уроков.

Канцлер Курц призвал жителей Австрии ни с кем не встречаться в ближайшие недели. Он отметил, что локдаун – «единственное рабочее средство» в борьбе с коронавирусом. Я и мои знакомые согласны с канцлером. Локдаун – это очень трудно (особенно для мамы троих маленьких детей), но необходимо.

Меня очень волнует ситуация в Украине. Такое впечатление, что власть потеряла контроль над ситуацией с пандемией. Очень надеюсь, что здравый смысл и инстинкт самосохранения все же выйдут на первый план. Здоровья вам, земляки!