«Одним словом – борец!»

14:43
1169
views

Такую краткую, но исчерпывающую характеристику дал герою нашего интервью Олегу Полозу известный тренер из Кропивницкого Евгений Скирда и добавил: «Человек всю жизнь в спорте».

Итак, знакомьтесь – Олег Полоз. Родился 07.05.76 в г. Лозовая Харьковской области. С детства занимался спортом и танцами. Ходил в разные секции, пока не пришёл в зал борьбы дзюдо, где и остался на долгое время. В 1994 г. поступил в Харьковский институт физической культуры и спорта (кафедра единоборств) Там начал изучать ещё и вольную борьбу. Выступал параллельно в соревнованиях по дзюдо, самбо и вольной борьбе.

В 1999 г. закончил институт и стал работать тренером – сначала на родине, в Лозовском районе, затем перебрался в Харьков. Зарплата была не очень, приходилось подрабатывать. Грузчик. Охранник. 2004-2014 гг. – служба в МВД Украины . С 2005-го переведен в г. Кировоград. На протяжении всех лет службы выступал на различных соревнованиях за Кировоградскую область. В 2014-м уволился.

Вместе с другом, Евгением Скирдой, в 2014 году организовали клуб «Борец». В 2015-м вместе с семьёй переехал в Испанию, где со временем организовал клуб борьбы и назвал его Luchador, что в переводе с испанского означает «Борец».

– Когда за границу уезжают люди, которые не нашли себя в родной стране, это понятно. Но вы – мастер спорта, успешный тренер, состоявшийся человек, что подвигло вас взять авиабилет в один конец?

– Так получилось, что уехал, – ничего необычного. Был неспокойный 2015 год. Я после службы в милиции занимался и бизнесом, и тренерской работой, и ходил по разным инстанциям. Пытался что-то рассказать-показать и увидел, что в ближайшие как минимум 10 лет изменений в сторону улучшения для моей семьи, для меня, да и в принципе для страны в целом не предвидится. И на семейном совете было решено собирать чемоданы и уезжать.

– Куда и к кому вы отправились? Не на пустое же место?

– В принципе почва была подготовлена. Перед этим в 2013-м году с семьей я уже был в Испании в отпуске. Понравилось. Там давно проживает моя теща, начались переговоры. И мы решились, хотя все были в шоке. А через пару недель у нас уже были билеты и визы, мы улетели.

– До Испании вы уже поездили по свету, и наверняка культурного шока у вас не было. Или все же был?

– Культурного шока у меня не было. Просто психика устойчивая. Нет, я не так много по миру ездил и не так много видел, как хотелось бы, но я говорил, что уже был здесь в 13-м году и немножко понимал, куда еду и какие здесь люди, что и как. Нет, здесь, конечно, есть свои до сих пор мне непонятные вещи. Некоторые моменты никакой логике не поддаются. Но это потому, что мы – люди, рожденные в Советском Союзе и воспитанные на других основах, с другими принципами, по другой школьной программе и институтской, и так далее. Мы отличаемся от испанцев, надо сказать, и от ирландцев, и англичан, с которыми я здесь общался и не видел в их словах для себя никакой логики. Были моменты, которые только со временем стали мне понятны, что-то разъяснили мои друзья, но все равно есть случаи, которые до сих пор не то что в шок, а в ужас могут привести наших людей.

– Расскажите о первых неделях вашей жизни в Испании. Как осваивали язык и местные порядки?

– Первый месяц мы знакомились с территорией, культурой, бытом, ценами – в общем, вникали, как жизнь проходит. Это был март, уже было тепло, можно сказать, даже жарко. И все вокруг прекрасно – солнце, море… Это так манило… Но надо было искать работу, думать, как кормить семью…

Как осваивали язык? Да никак, пытался учиться в школах, которые предложил Красный Крест, но времени заниматься не было – надо было постоянно ходить на работу, зарабатывать деньги, а после работы был уже уставший. Учеба утренняя, а я работал по ночам в то время, и сил не было даже сидеть на уроках, просто хотелось спать. Я пару раз пришел, поспал на уроках на задней парте и понял, что это все равно ничего не дает. И я решил пока с этим прекратить.

Но вопрос с языком, можно сказать, решился сам по себе. По соседству с нами жил парень, уругваец, с которым я познакомился в спортзале, в клубе, где нашел первую свою тренерскую работу. И мы друг друга учили – я его русскому и украинскому, а он меня – испанскому. Вот так на практике, понемножку, потихонечку мы друг друга натаскивали.

Затем работа в коллективе, где в основном испанцы, первые друзья, товарищи. И общение, общение, практика, практика… Я не могу сказать, что на сегодняшний день владею хорошо испанским языком. Но на бытовом уровне прекрасно общаюсь, понимаю. Случается, когда меня не понимают, потому что мое произношение меня подводит. Поправляют меня те, кто хочет меня понять, кто не хочет – просто делают вид, что не понимают, отворачиваются… Но не все здесь такие. Честно говоря, в целом тут хорошие люди. Если спросить, как пройти или проехать, тебя не отпустят, пока сами не поймут, что прекрасно все объяснили и ты их понял.

– А где вы живете?

– Живем в городе Марбелье, это юг Испании, южная часть Андалусии. От Малаги около 70-ти километров, буквально 35-40 минут езды. Городок небольшой, растянут на побережье Коста-дель-Соль. Можно сказать, по нашим меркам – как районный центр. Транспортных проблем никаких. Есть автомобиль, расстояние от дома до работы – 10 минут езды. Дороги хорошие, топливо прекрасное…

– Как вы попали в клуб MGM? Это же реально очень известный клуб, где тренировались многие мировые знаменитости. С кем там встречались?

– Это было вообще случайно, мы постоянно ходили в поисках работы, и одним жарким апрельским днем проходили мимо этого зала, он такой незаметный, подвальное помещение, вывеска не сразу видна, скромно, ничего пафосного, и жена говорит: «Давай зайдем. Посмотри, что там». Я уже уставший был, голодный, говорю: «Да нет, давай домой, детей кормить уже пора…» Все-таки она настояла, я зашел. Ну тогда, на тот момент, я вообще ни испанским, ни английским не владел. На жестах с работником ресепшена пообщался и спросил, есть ли кто-то, кто говорит по-русски. Он сказал, что да, будут вечером, и дал мне номер телефона одного из тренеров. Я сразу же перезвонил, отметил кавказский акцент. Так мы познакомились с моим хорошим другом, тренером по боксу, Альбертом. Он армянин, но проживает в Малаге, является одним из ведущих тренеров любительского бокса в Испании. Мы договорились, и я вечером опять пришел в этот зал, и Альберт меня подвел просто к борцовскому ковру, где занимались наши соотечественники и болгары, румыны, молдаване, литовцы.

Так я познакомился с местными борцами. Спросил, как, где, что, сколько? Мне все объяснили. Я начал с ними тренироваться, но борьбы ни вольной, ни классической там не было. Были только борцы джиу-джитсу, бразильского джиу-джитсу. Я уже знал эту борьбу в Украине, дома тренировался и выступал. Мне было не в новинку, но форму подрастерял немножко.

В течение месяца я пришел в свою нормальную спортивную форму и уже создавал на ковре пусть небольшие, но неудобства для местных чемпионов, которые здесь были на тот момент. Затем я выступил на чемпионате Андалусии по джиу-джитсу и выиграл в двух версиях – в кимоно и без кимоно. Завоевал золото, был награжден сразу очередным цветным поясом, синим, по джиу-джитсу. Ну и так как-то остался в этом клубе в качестве спортсмена, легионера. Не на официальной основе, а так – ходил, тренировался и боролся.

Потом я переговорил с руководством клуба и попросил разрешения тренировать своего сына. Мне разрешили – без проблем, говорят, пускай ходит. Политика владельцев была такова, что дети до 16 лет в этом клубе тренировались бесплатно по всем видам спорта – бокс, джиу-джитсу, кикбоксинг, муай тай.

Этот клуб очень хороший был. На сегодняшний день его уже нет. Во время пандемии большинство клубов и разных фирм были закрыты из-за отсутствия клиентов и разрешений на ведение бизнеса. Очень много пострадало спортивных клубов и залов – и больших, и малых…

В MGM реально тренировались известные спортсмены. И знаменитости были – Тайсон Фьюри, который на сегодняшний день является одним из топовых боксеров в мире. И другие ребята в принципе были знаменитые. В этом клубе часто проводились спортивные сборы, и всегда люди приезжали, до года тренировались, знаете, не было такого вот – это звезда, это чемпион мира, а это не пойми кто.

Честно, в спорте вокруг меня всегда были люди, которые отличались скромной натурой и не выделялись. Может быть, я их такими видел? Да, есть люди, на которых я равняюсь до сих пор. И они уже давным давно доказали всем, что они лучшие в мире, они олимпийские чемпионы, и неоднократные. И здесь уже, на испанской земле, с ними тоже встречался. Это Анатолий Белоглазов – трехкратный олимпийский чемпион по вольной борьбе, кумир моего детства. Я с ним здесь встретился на сборах, которые организовали наши друзья в Аликанте, и приезжал он вместе с нашими соотечественниками – Марией и Андреем Стадниками.

Андрей Стадник на сегодняшний день является одним из тренеров сборной Украины. Мария Стадник выступает долгое время за Азербайджан. Но это «борчиня» наша, вот с какими людьми действительно приятно всегда встречаться. Надеюсь, мы и дальше будем продолжать это общение.

– Как формировали свою группу? Ваши ученики участвуют в соревнованиях?

– Когда мне разрешили тренировать моего сына, понадобился для него напарник, и я познакомился с семьей из Донецка, которая в 15-м году тоже сюда приехала. Наши дети – одногодки и до сих пор дружат. Мои самые первые ученики – это мой сын и Костя, его товарищ, который до сих пор у меня тренируется. В тот момент им было по 7-8 лет, и я начал их тренировать. А потом знакомые появились, другие наши соотечественники, у которых тоже дети, и узнав о том, что я тренирую ребят, попросили потренировать своих. Я говорю – да, конечно, приводите. Ну вот так как-то месяц за месяцем – и собралась группа, сначала было 5-7 человек, потом больше – 10.

Через полгода уже было больше 50 человек, прошедших через мои тренировки. Кто-то оставался, кто-то не выдерживал, естественно, нагрузок и тренерского давления, которое я постоянно оказываю, потому что без этого никак нельзя – без дисциплины и без строгого слова. А потом в клубе уже увидели, что у меня собралась группа, и предложили, чтобы я продолжал дальше детей тренировать.

А когда я уже захотел детей выставлять на соревнования, то начал искать здесь выход на испанскую федерацию борьбы, но меня самого нашли. Через соцсети, через «Фейсбук», меня нашел парень, который работал в этот момент тренером возле Севильи, в маленьком городке Картае. Созвонился со мной и предложил объединиться нашими командами… То есть зайти в состав его клуба «Кампион» в Картае и выступать совместно. Я согласился, принял его предложение, и так дальше все пошло-поехало. Мы ездили вместе на все соревнования, ребята у нас выступали, и выступали хорошо. И мы быстро, в течение 1-1,5 лет завоевали с ребятами хорошую позицию в детской борьбе не только в Андалусии, но и в Испании.

На сегодняшний день наш клуб Luchador является одним из лидирующих в детской борьбе. Мы конкурируем с большими клубами Мадрида, Севильи, Барселоны, где побольше, конечно, ребят, там условия совсем другие. А мы – маленький клуб, но, тем не менее, о нас знают уже во всей Испании. На сегодняшний день на счету нашего клуба из числа моих воспитанников так, навскидку… 5-6 чемпионов Испании, Андалусии, есть и призеры турниров.

Последний наш чемпионат был в 2020 году, как раз за неделю до пандемии. 7 марта 2020 года мы участвовали в чемпионате Испании среди школьников, где наш воспитанник – Алексей Иванков стал вторым, а Даниил Мармер (Племянник. А откуда я бы узнал о земляке-тренере? – Авт.) – третьим. И еще двое неплохо выступили: 5-е место у Алексея Баранова, и у Егора Полоза – 7-е. Ну, не очень, в сравнении с тем, как раньше, но были на то причины. Надеемся, что сейчас, когда откроются все возможные соревнования, мы дальше продолжим наши выступления.

– Один из ваших испанских учеников на вопрос, какая главная черта тренера Полоза, ответил – авторитет. А с вашей точки зрения, на чем основывается ваша тренерская методика?

– Да, авторитет – это немаловажно для ребят, стараюсь его поддерживать, потому что без этого нельзя. А методика моя связана с тем, что я стараюсь ребят научить не только борьбе. У меня тренируются дети самых разных национальностей, и я пытаюсь им вложить не только знания борьбы, но и объясняю, как это им может помочь – занятия борьбой, спортом – в дальнейшей жизни, как они должны себя вести, что они должны быть скромными и не хвастаться тем, что они уже достигли чего-то, и не дай Бог пользоваться этим во вред. Потому что сейчас очень много разных других видов спорта, там и МMA, и другие, и дети, глядя на это все по телевидению и в Интернете, думают, что вот сейчас они быстро научатся и смогут это все дальше применять на улице…

Я им объясняю: у вас борьба спортивная, она так и называется «спортивная борьба», и она должна развивать кроме физических, еще и морально-волевые и сильные качества для мужчины, закалять – из ребенка, из мальчика делать мужчину, потому что во время тренировок мы проходим через очень большой труд, это и пот, и кровь. Это много нервов, и одни выдерживают, другие уходят. Но на сегодняшний день у меня собралась хорошая команда из школьников, кадетов, ребята уже не первый год у меня тренируются и знают, куда они пришли и чего они хотят.

– Вы много работаете, а страна предпочитает праздновать?

– Да, испанцы любят праздновать, праздник у них в крови, наверное, с рождения. Тем более здесь, на юге. Это постоянные фиесты. Особенно они любят карнавалы. Тут есть площадки специальные для праздников. У нас, в Марбелье, их несколько. Это большие площади, куда приезжают и разные бродячие цирки, и карусели, и парки передвижные разные. У нас, в Марбелье, осенью каждый год проходит большая фиеста, где собирается весь город. Это выездные рестораны, кафе, качели, карусели, разные аттракционы – ну очень-очень красиво и прикольно.

Праздников невероятное количество, считай, каждый выходной – праздник. Я даже не могу сказать, какой из них самый важный. Они к праздникам относятся с большой ответственностью, любят это дело. Да и без праздников здесь народ такой – работой себя не будет утруждать.

Ну, чтоб вы понимали, рабочий день начинается с 9 утра. Все открывается – магазины, аптеки, парикмахерские, ну все-все-все открывается с 9, а то и с 10 утра. В 14 закрывается, и до 17 закрыто все. Сиеста. То есть обеденное время. И потом с пяти до семи-восьми вечера опять работают. Суббота – короткий день: все работают только до обеда. В воскресенье все закрыто, даже продуктовые магазины, супермаркеты.

– Уже поездили по Испании?

– Побывал уже во многих городах. Ну, естественно, это столица – Мадрид. Астурия – очень красивый край, не похож вообще на нашу южную Испанию. Другая архитектура, другие люди, другой менталитет. Если бы не знать, что это Испания, и там не разговаривали на испанском языке, то, наверное, я бы сказал, что это совсем другая страна, там совсем другая культура.

Я только из-за соревнований, на которые мы ездили, уже полстраны объездил по чемпионатам, турнирам. Очень хочу попасть в Барселону, проездом был, когда ездили на турнир во Францию пару лет назад. Хотел бы попасть, посмотреть там красоты.

Ну и, честно говоря, живем в одном из прекраснейших мест на нашей планете. Что еще надо? Горы, море, океан рядом. Летом час езды, и ты уже на берегу. Большие красивые пляжи, хорошая кухня, в ресторанах недорого…

– Как сказалась на вашей работе пандемия коронавируса? У нас об Испании такие страсти по телевидению рассказывали…

– Сказалась, как и на всех, я уже говорил, что многие клубы закрылись. Мы держимся и будем и дальше держаться, и ничто нас не остановит. Нам меняют условия тренировок, то закрывают зал, то открывают, то время ограничивали для занятий – малыши до 6 часов вечера, взрослые – до восьми. Потом вообще закрывали нас, потом открыли…

Когда нас закрывают, мы просто берем свой инвентарь и идем на улицу. Благодаря тому, что здесь хорошая погода и хорошее место, мы можем позволить себе тренироваться и в лесу, в горах, мы ездим, бегаем и занимаемся и на пляже, и на обычных лужайках в парках, здесь возможности в этом плане очень хорошие. Если нет ковра, мы играем в футбол, баскетбол, волейбол, подвижные игры разные. Мы знаем, чего хотим, и идем к своей цели.

Вот футболисты здесь – на карантин стадионы закрыты, распустили всех, и все – дети не знают, чем заняться, и тренеры тоже… Но есть некоторые тренеры, которые вызванивают своих учеников, родителей, и они бегают тоже по газонам и чем-то занимаются. Когда видят нас, всегда удивляются и говорят: что вы, борцы, можете на улице делать? Да все, что хочешь, кроме борьбы в партере. Понятно, что мы не будем на асфальт падать.

Здесь есть чем заняться, так что не могу сказать, что прямо сильно повлияла на нас эта пандемия. Но это зависит, скорее всего, от того, что я такой человек, не останавливаюсь на достигнутом, не останавливаюсь в тот момент, когда передо мной шлагбаум. Шлагбаум можно перепрыгнуть или нырнуть под него, ну, в крайнем случае – обойти, правильно? Те люди, которые не хотят этого делать, всегда останавливаются. Я не такой.

Да, в моем окружении некоторые мои друзья и знакомые переболели коронавирусом, но, слава Богу, без осложнений, все живы-здоровы, вернулись в строй и тренируются и живут дальше своей жизнью, как и раньше.

– Вы следите за тем, что происходит в Украине? Или уже больше интересует испанская политика? Есть, кстати, у наших стран что-то общее?

– Я, конечно, слежу, что происходит у нас в стране, в Украине, и не могу радоваться. Те новости, которые я смотрю, честно говоря, меня очень огорчают, потому что за все время, как я уехал, и до сих пор не увидел улучшения жизни в Украине.

Конечно, я когда-нибудь вернусь домой. Но на сегодняшний день, честно говоря, не хочу. Не хочу и не вижу перспектив никаких для себя. Я много общаюсь с ребятами, тренерами из Украины, и спрашиваю всегда – какие зарплаты, какие условия? Зарплаты – да, поднялись, но так же параллельно поднялись и цены на питание, и на коммунальные услуги, и на все остальное. Не буду перечислять, вы сами все знаете и видите. У меня мама живет в Украине, и я стараюсь ей помогать финансово, потому что той пенсии , которую она получает, честно говоря, даже не хватает на отопление…

Что-то общее между Украиной и Испанией? Да, есть. Есть общее. Могу ответить сразу: коррупция здесь такая же, а может быть, и похлеще, чем у нас. Коррумпирована полиция, коррумпированы мэры городов. Поначалу, когда приехал, я не мог в это поверить, мне казалось, это совсем другая планета, но пожив и узнав поближе их жизнь, я могу сказать, что общее есть. Тот же криминал, и все остальное так же, как у нас в Украине. У нас просто свое, а здесь свое. Но похоже очень.

И еще пару слов о различиях.

Жить здесь нелегко. Но все эти трудности, наверное, больше мотивируют и закаляют нас, иностранцев, которые здесь живут и работают, особенно на фоне местного населения. Местным много не надо, они довольны тем, что им выплачивают пособие. Они мне говорят: «Олег, а зачем тебе две работы? Зачем тебе третья подработка? Тебе что, денег много надо?». Вот такие, представляете… Я говорю: «Сколько ты зарабатываешь?». А он говорит: «Я не работаю, я получаю 700-800 евро по безработице». Я так удивился и спрашиваю: «У тебя семья есть?» А он: «Я живу с мамой и с папой». «Сколько тебе лет?». «34». Это было 4 года назад. Сейчас ему уже 38. А он до сих пор продолжает жить с папой и мамой, и у него нет ни семьи, ни детей.

Здесь такая вот семейная культура. Взрослые люди живут с престарелыми родителями на их жилплощади, мало кто ищет заработки, ждут, когда им в наследство это все останется, и кормятся на пособия. У меня же всегда было понимание, что у меня есть семья, дети, которых надо кормить, обувать, воспитывать, учить. Для этого нужно иметь деньги, а не для того, чтобы ходить по ресторанам или же по клубам (здесь их очень много) или просаживать их в казино. Вот такие отличия…

– Не могу не спросить о фантастическом испанском чемпионате по футболу. Болеете за «Малагу»?

– Нет, я не фанат футбола и не слежу за играми или за командами. Иногда смотрю, и то когда это чемпионат мира или Европы. Клуб «Малага»? Нет, я не болею за него, честно говоря, даже не знаю, кто там играет. У нас здесь есть свой клуб футбольный «Марбелья», я знаком с хозяином клуба, хороший человек, бизнесмен, очень в свое время нам помогал по-спонсорски для выезда на соревнования.

– Домой тянет?

– Домой тянет, конечно, тянет. Скучаю в первую очередь по маме, скучаю по детям, которые находятся сейчас в Украине, в Кропивницком. Скучаю по друзьям, которые там остались. Мы общаемся по телефону, конечно, но лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, как говорится. А на сегодняшний день границы закрыты, мы друг к другу не можем приехать. Раньше ко мне приезжали сюда мои друзья, останавливались у меня, жили, тренировались вместе. Но сейчас пока такой возможности нет…