Крайних практически нет…

13:41
911
views

Одна из самых любимых народом фраз из фильма «Иван Васильевич меняет профессию»: «Глядь, а демонов-то и нету!». Именно такими словами можно характеризовать результаты борьбы городских властей с недостроями, брошенными или заброшенными строениями или участками земли. Тема, как говорится, до предела обострилась после того, как весна обнажила всевозможные «негаразди». Очень часто неухоженность городских улиц возникает от наличия другой проблемы – почти начисто проигранной городом Кропивницким борьбы за возвращение коммунальной собственности.

Правда, на этом поприще есть и довольно громкие победы, такие, как возвращение в коммунальную собственность автотранспортного и теплогенерирующего предприятий или гостиницы «Киев». Однако, если вы думаете, что борьба окончена, это не так. Начальник управления коммунальной собственности Кропивницкого городского совета Алла Пасенко раскрыла корреспонденту «УЦ» некоторые тайны. Буквально сейчас через суд приходится возвращать почти полтора десятка автомобилей, которые арендаторы теплогенерирующего предприятия успели переоформить в собственность. И это еще не все, потому что город возвращает и две модульные котельные, построенные во время аренды. Арендаторы считали их своими, но город доказывает, что это не так. Похожая ситуация и с гостиницей «Киев», там исполнительная служба ведет работу по взысканию накопившихся перед городом долгов.

Кроме широкоизвестных объектов, остается целый ряд заброшенных зданий и участков земли. Все эти дома и заросли давно режут глаз и на площади Богдана Хмельницкого, и на Пашутинской, и на Преображенской, и на Чорновола, и на Дворцовой, и на самой Большой Перспективной, не говоря уже о более удаленных от центра районах. Наученный большевиками народ считает, что заброшенные участки или дома нужно просто конфисковать, но на самом деле это не так просто. И самая большая трудность состоит в отсутствии первоначальных документов или решений, дающих право собственности. Без них почти невозможно восстановить причинно-следственную связь, тем более, что часто уже имеется добропорядочный покупатель, которому ничего нельзя предъявить в плане возврата когда-то нечестно отжатого имущества.

Пускай так, но вот с борьбой за чистоту никаких препятствий быть не должно, однако часто и тут следов не найти – хозяин умер, и кто должен отвечать за порядок в заброшенном доме – неизвестно. Вот и стоит десятилетиями и рушится на глазах заброшенный дом, становясь временным пристанищем бомжей или наркоманов.

Получается, что никто ничего сделать не в состоянии, и хуже всего то, что это мнение разделяют даже люди, облеченные определенными полномочиями. И.о. начальника городской специнспекции Александр Брюховецкий с грустью говорит, что даже штрафы, которые выписывают инспектора, не в состоянии повлиять на владельцев тех же недостроев – им дешевле заплатить 1700 гривен, чем построить забор. Да и штраф можно выписывать только в присутствии собственника, но это работает только в отношении «пересічних громадян», а людей со связями штрафом не напугаешь. Тем более, что они часто относятся к категории так называемых «решал», то есть имеют какое-то влияние на административную комиссию, а то и вообще без труда отменяют штрафные санкции в судах, да еще делают виноватыми инспекторов. А бывает, что люди не спешат становиться наследниками, ведь наследство все равно никуда не денется, и следить за ним не обязательно. В таком случае домовладение вроде бы ничье и предъявить претензии некому, а закона, который бы разрешал конфискацию неухоженных участков, – нет.

Неразберихи добавляет и отсутствие единого центра или, условно говоря, городского штаба для борьбы с недостроями или заброшенными зданиями. Одно управление занимается нежилыми помещениями, другое – земельными участками, третье – бывшей коммунальной собственностью, четвертое – памятниками архитектуры, пятое – еще чем-то, а какое-то здание в городе может и не город контролировать, а областные структуры.

По большому счету, народу это неинтересно, ему подавай результат, ему возвращай, как говорят, все, что было «украдено до нас», но увы… Фактически город проиграл борьбу за бывший кинотеатр «Ятрань», где сначала советская власть развлекала народ на костях жертв нацизма, а теперь, практически на месте захоронения, вовсю работает торговый центр. Больше «не будет кина» и в бывшем кинотеатре «Зоряний», а по соседству с ним упокоился с миром еще один бывший кинотеатр с обнадеживающим названием «Мир». Никак не удается вернуть в коммунальную собственность и Центральный сквер, где от сквера осталось только название, все остальное или занято торговыми точками, как стационарными, так и «тротуарными», или замусорено.

Почему-то с трудом верится, что ничего сделать нельзя, тем более что успехи таки были, и о них говорилось выше. Этими делами непосредственно занимался начальник управления коммунальной собственности Олег Колюка, но он ушел на повышение – стал секретарем городского совета. Другими словами, он стал главным в структуре, напрямую отвечающей за исполнение наказов избирателей. Избирателей, которые просят навести порядок, вернуть украденную городскую собственность, разобраться в конце концов. Вот и мы обратились к нему с теми же вопросами. Олег Сергеевич, как говорится, в теме, что он и подтвердил, мол, по просьбе городского головы он занимается и вопросами возвращения коммунальной собственности. Есть некоторые подвижки по Центральному скверу. Когда с подачи города прокуратура области возбудила дело за невыполнение условий договора, на связь вышел арендатор и изъявил желание сотрудничать с городской властью в плане обустройства и приведения сквера в надлежащий вид.

Какой-никакой, но результат есть, правда, стоит отметить, что город добивался успехов только в схватках с арендаторами коммунальной собственности, которая никуда не делась. Но в отношении тех же кинотеатров Олег Колюка порадовать не смог. Дело в том, что и «Зоряный», и «Мир», и ДК им. Компанийца были не сданы в аренду, а проданы, и теперь это не что инное, как частная собственность, с которой собственник может делать почти все, что захочет. Например, бывшую коммунальную собственность, разрушающийся дом на углу площади Богдана Хмельницкого, где в свое время были и детский сад, и отдел социальной защиты, недавно выставили на продажу, и никто с этим ничего не сделает.

Олег Колюка говорит, что даже сессия не может принять какое-то кардинальное решение: «Сесія діє в межах своїх повноважень і Конституції. Я володію інформацією, але потрібно розділяти об’єкти, які були в оренді, на які ми можемо впливати, що ми й зробили, коли повертали їх у комунальну власність. Але є продані, коли є власник або набувач, там ситуація зовсім інша. Щодо політичної волі, то вона в нас є, але потрібні повноваження. Про відсутність політичної волі та бажання можна говорити, коли є повноваження, але нічого не робиться. Просто, як кажуть, відібрати вольовим рішенням не вийде або закінчиться сумно, бо будуть судові позови й відповідні штрафи. Але по наведенню ладу на будь-якому об’єкті активно працює наша спецінспекція, хоча і їй на час карантину повноваження на проведення перевірок теж обмежили».

Вот вам и вся правда начистоту – где можем, там боремся, но можем не так много. Остается разве что надеяться, что когда-то откроются тайны покупки-продажи коммунальной недвижимости и принятия решений, но вряд ли это сильно утешит общественность, хотя…