Когда вода всемирного потопа…

15:56
734
views

В этом году город Кропивницкий, он же Елисаветград, отмечает сразу две памятные, но печальные годовщины – 180 и 125 лет со дня наводнений, которые вошли в историю города как наиболее разрушительные.

Описание очевидцев обоих наводнений есть в книге Александра Пашутина «Исторический очерк Елисаветграда». В такой разгул стихии на Ингуле трудно было бы сегодня поверить, если бы мы не стали свидетелями наводнения 1980 года, дающего некоторое представление о масштабах и последствиях тех трагических событий, произошедших в конце марта 1841 и 1896 годов. Надо отметить, что благодаря извилистому руслу Ингула те или иные районы города практически со дня основания постоянно заливали весенние воды. Например, густую рощу, на месте которой позже было построено трамвайное депо, вырубили в 1860 году, так как она «стесняла свободный проход воды и льда». Ранее, в 1837 году, город просил денег на постройку новых каменных мясных лавок вместо «существующих, совершенно ветхих и ежегодно весною затопляемых на глубину до трех аршин». Это больше двух метров, а если принять во внимание, что тогда рынок располагался по обоим берегам реки, то можно себе представить размеры ежегодных разливов Ингула. Того самого Ингула, который в летнее время ничего другого, кроме насмешек из-за своей мелководности и нареканий по поводу замусоренности, не вызывал.

Тем не менее, совпадение во времени нескольких погодных факторов, усугубленных рельефом местности, иногда приводило к возникновению катастрофических наводнений. Зима 1841 года была даже более снежной, чем так называемая Очаковская зима. (Зима 1769 года, когда мороз и глубокий снег сорвали набег крымских татар на наши земли. Тогда орда потеряла от холода 30 тысяч лошадей.) Ночью крепко подмораживало до последних дней марта, но 28 марта на город вдруг опустился туман, наступила оттепель, а ночью пошел дождь, и уже до утра вода залила Ковалевку и все прилегающие к Ингулу местности, причем уровень постоянно повышался, как и скорость потока. Наступило такое резкое потепление, что температура воздуха днем достигла 21 градуса тепла по шкале Реомюра (больше +26 грудусов Цельсия). Вследствие резкого таяния снега и непрекращающегося дождя каждая балка и ручей в городе превратились в настоящие горные реки. Воды было так много, что дома были затоплены под крыши, потом их начало сносить потоком из льдин и остатков строений, и самое печальное – вместе с людьми и животными.

Самое гиблое место было около большого моста, который не выдержал напора и частично разрушился. Там погибло большинство жертв наводнения, хотя многих жителей удавалось спасать там, где течение немного ослабевало вследствие разлива, а также на затопленных улицах, где уровень воды превышал два метра.

Все же погибло около 20 человек, но более 150 жителей, «унесенных Ингулом», удалось спасти. Трагичности добавляло то обстоятельство, что люди гибли на глазах родных и близких, вынужденных наблюдать за бесчинством реки с городских возвышенностей. Высокий уровень и мощный напор реки держался около суток, все это время многие жители провели на крышах, если, конечно, дом устоял. После того как вода сошла, полгорода представляло собой руины домов, торговых лавок, засыпанных строительным мусором и трупами животных улиц и выкорчеванных садов. Жертв могло быть больше, автор описания, Гр. Соколов, отмечает слаженные действия полицейской команды и населения по спасению утопающих: «Достойно замечания, что многие евреи бросались вплавь на лошадях и вытаскивали утопавших из глубины». Автор отмечает, что причиной наводнения стало совпадение нескольких факторов, поэтому даже Очаковская зима «не оставила таких печальных о себе воспоминаний, хотя, по сказаниям старожилов, совершенно изменила благодатный до того климат нашего края».

Наводнение 1896 года тоже случилось по причине резкого потепления и дождя, вследствие чего в ночь с 19 на 20 марта прорвало несколько плотин выше города. Вода затопила Ковалевку, половину Вокзальной улицы и фактически весь центр города, Банную площадь (сейчас пл. Богдана Хмельницкого), базар и Покровскую улицу, часть Михайловской, а по другую сторону реки – мясные и рыбные ряды (ул. Можайского, возле областной прокуратуры, называлась Мясной). Залило Нижне-Пермскую и значительную часть Кущевки. Жертв удалось избежать благодаря наличию у полицейской команды плавсредств – лодок и даже баркасов, но людей и имущество спасали и на плотах. Уже 22 марта Ингул вернулся в свои берега, и люди начали восстанавливать жилища. На это город выделил 5 тысяч рублей, выдавались и благотворительные пособия «на пропитание пострадавших» – от 2 до 10 рублей на каждое семейство. 21 марта по затопленным водой улицам на лодках развозили хлеб.

Как видим, наводнения в Елисаветграде отличались как кратковременностью, так и лютостью реки. С тех пор ей несколько раз изменяли русло, и сейчас в пределах города Ингул имеет абсолютно прямолинейное течение, что, впрочем, не исключает весенних разливов. Их даже не остановило заключение реки в бетонные берега, которое началось в середине 70-х годов прошлого столетия. Все зависит от возникновения и совпадения климатических факторов, приводивших к историческим наводнениям. Город и сейчас может «накрыть», потому что бетонные берега нарушили циркуляцию подземных вод, чем создают дополнительные условия для обводненности прибрежных зон. Возможно, из-за этого современные наводнения держатся дольше, чем было раньше, кроме того, в случае избытка талые воды сразу оказываются на поверхности, а не уходят хотя бы частично в грунт. Стремительному накоплению воды в Ингуле и Сугоклее в пределах города способствуют рельеф местности и большая площадь водосбора – почти 900 квадратных километров. То есть достаточное количество снега, накопившегося на этой территории, и резкое потепление с дождем фактически гарантируют возникновение условий, в которых развивались наводнения в Елисаветграде и Кировограде.

Сейчас уровень воды в пределах города можно регулировать за счет гидросооружений на Николаевском, Центральном и Сугоклеевском водохранилищах, но этого иногда оказывается мало, и тогда вода течет поверху дамбы возле Михайловского моста. Несколько лет назад было расчищено русло от этого моста до слияния Ингула и Сугоклеи в районе Горного микрорайона, но все равно мы остаемся заложниками природно-климатических факторов, и вся надежда только на готовность городских служб и соблюдение водопропускного режима.