«Там, наверху, есть кто-то, кто дергает за нужные веревочки»

10:04
0
1140
views

Эту историю, кажущуюся неправдоподобной, легендой, придуманным сценарием к фильму, нам рассказал Петр Лыхонис, бывший полтавчанин, ныне – наш земляк, из династии военных. Он слышал ее много раз от отца, который прошел всю войну. Заканчивалась она трагично. Никто не думал, что у нее будет продолжение, причем настолько неожиданное, что история действительно стала основой для художественного фильма.

Основной темой этого материала будет судьба человека, о котором ходят легенды, историю жизни которого все еще додумывают. Речь идет о Николае Андреевиче Лыхонисе, отце Петра Николаевича. Переехав с семьей в наш город из Полтавы, он проникся историей Кировограда, полюбил его архитектуру, людей, у него появились любимые места, куда он с особым трепетом вновь и вновь приходил. Одно из таких мест – Крепостные Валы. Как-то, прохаживаясь в месте захоронений и читая фамилии захороненных, он увидел фамилию «Зинченко».

Как известно, летчик Николай Зинченко, Герой Советского Союза, погиб в феврале 1944 года в воздушном бою в кировоградском небе. Здесь же и похоронен, на мемориальном комплексе «Крепостные Валы». А Николай Лыхонис в 1938 году в Ворошиловграде вместе с Зинченко учился в летной школе на курсе инструктора Кравцова. После того как Николай Андреевич узнал, где находится могила однокашника, он с супругой регулярно носил туда цветы. Теперь, после смерти родителей, цветы на могилу Зинченко носит Лыхонис-младший, Петр Николаевич…

А теперь собственно история, которую нам рассказал Петр Лыхонис. Начать ее следует с фрагмента книги Алексея Кота «На дальних маршрутах». Автор, Герой Советского Союза, в годы Великой Отечественной войны служил в 10-м и 20-м гвардейских полках на должностях от штурмана самолета до штурмана полка. Совершил 293 боевых вылета. Фрагмент описывает одно из событий 1943 года.

«17 апреля мы повторили налет на заданный район. На этот раз объектом бомбардировки стал железнодорожный узел. Несмотря на упорное противодействие зенитной артиллерии и ночных истребителей, задание было успешно выполнено. На железнодорожных путях горели вагоны, взрывались склады с горючим. Мы насчитали 26 пожаров.

В этом налете в числе других цель освещал экипаж Ивана Доценко. Кроме штурмана Безобразова, радиста Светлова, в составе экипажа находился и заместитель начальника политотдела дивизии гвардии майор М. А. Завирохин. Когда самолет, сбросивший САБы, поймали несколько прожекторов, сердце у меня замерло. Вражеские зенитчики словно взбесились. Трассы снарядов потянулись к освещенному бомбардировщику. Фейерверки разрывов окрасили небо в багровый цвет, но летчик вел самолет по боевому курсу сквозь огненный вихрь. И вдруг раздался взрыв. Видимо, снаряд, а может, и не один, попал в бензобак. Во все стороны разлетелись пылающие обломки. Многие из тех, кто был в это время в районе цели, видели эту страшную картину. Никто из членов экипажа не успел воспользоваться парашютом. Так трагически погибли Герои Советского Союза И. И. Доценко, Г. И. Безобразов, их товарищи И. А. Светлов, М. А. Завирохин.

Мы потеряли один из лучших экипажей дивизии, успешно выполнивший свыше 250 боевых вылетов. До последнего вздоха сражались с врагом отважные советские соколы. Они пали смертью храбрых, не свернув с боевого курса»…

Николай Андреевич Лыхонис, отец нашего собеседника, рассказывал эту историю сыну более подробно, так как был практически свидетелем. Он был техником Ивана Доценко. «Фильм «В бой идут одни старики» отец не мог смотреть без слез, – говорит Петр Николаевич. – Картина правдоподобная. Отец тоже узнавал своего по почерку, по манере заходить на посадку. Ивана Доценко он много раз провожал в боевой вылет и встречал. Пока не проводил в последний раз».

В 44-м году бомбардировочному полку было дано задание бомбить железнодорожный узел во Львове. Бомбили ночью. А для точности попадания объект нужно подсвечивать. Перед Иваном Доценко была поставлена задача – сбросить светящиеся авиабомбы. Правда, сначала, вместе со всеми, он взлетел на самолете, оснащенном фугасными бомбами. Техник Николай Лыхонис проводил экипаж, а через время увидел возвращающийся самолет. Узнал своего, так как он заходил на посадку особенно, не плавно, как на парашюте, а стремительно, как сокол. Оказалось, что его вызвали по рации, и именно его самолет надо оснастить САБами, чтобы осветить цель. Сняли фугасные бомбы, повесили светящиеся, в экипаже действительно были четыре человека. Николай Андреевич вспоминал, что Доценко, взлетая первый раз, был воодушевленным, а во второй раз – без настроения, как будто что-то чувствовал. Уже над целью сослуживцы Доценко увидели, что его самолет взорвался в воздухе…

В конце девяностых в эфир вышла программа «Жди меня» (тогда она называлась «Ищу тебя»). Как-то Петр Николаевич с родителями смотрел один из выпусков. Среди разных историй они услышали ту, которая их потрясла. В сюжете рассказывали о том, что сбитый в 44-м году Иван Иванович Доценко, уроженец Полтавщины, жив, что живет он в Канаде, что является вождем ирокезского племени мoгавков по имени Пронзающий Огонь…

В сюжете было рассказано, что многочисленная делегация из Советского Союза отправилась в Канаду на всемирную выставку «Экспо-67». Программа предусматривала посещение индейского племени, где «советские товарищи» увидели вождя, обратившегося к ним на чистом украинском языке. Вождем племени оказался Иван Иванович Доценко, считавшийся погибшим в 1944 году…

«Я подскочил с места и посмотрел на отца, – вспоминает Петр Николаевич. – Он не мог проронить ни слова. Доценко, которого он много лет считал погибшим, жив? В Канаде? Вождь племени? Я сказал, что надо писать письмо на передачу, но отец так волновался, что не мог собраться с мыслями. Через неделю, когда мы посмотрели следующий выпуск «Жди меня», там какой-то бывший военный не очень лестно отзывался о Доценко. И тут отец решился. Мы написали письмо на передачу, но никакого ответа не получили».

Николай Лыхонис спустя более полувека узнал, что отважный Доценко жив. К сожалению, несколько лет назад Николай Андреевич ушел из жизни. Но история на этом не заканчивается. Дальнейшие ее сюжетные линии связаны уже с Петром Николаевичем, который в детстве неоднократно слышал от отца, как погиб гвардии капитан Доценко.

«После выпуска из училища я попал служить в Днепропетровск,– рассказывает Петр Лыхонис. – Я был командиром батареи, женатым, и у нас уже была дочь. Случилось так, что моя жена заболела и ей нужно было лечь в больницу. А я оставался с дочкой, которой еще года не было. Служба есть служба, надо быть в гарнизоне, а ребенка оставить было не на кого. Я построил батарею и говорю: «Товарищи солдаты, у меня такая-то ситуация. Мне нужен человек, который умеет обращаться с детьми». Выходит солдат, Юра Федотов, говорит, что вырастил с пеленок младшую сестру. Я ему выписывал увольнительные, утром он приходил ко мне, оставался с дочкой, а я шел на службу. Он мне очень тогда помог».

Юрий Федотов отслужил, уволился и уехал домой. Прошло много лет. В нашей жизни появился сайт «Одноклассники». Мы все искали там своих земляков, одноклассников, однокурсников, сослуживцев. Однажды Петр Николаевич получил сообщение с текстом «Привет, комбат!». Это был Юра Федотов.

Оказалось, что он живет в Нью-Йорке. Списались, стали перезваниваться. В одном из телефонных разговоров Петр Николаевич рассказал своему солдату историю отца и Доценко. «Да я знаю этого вождя! Я с ним водку пил», – услышал потрясенный Лыхонис.

Как оказалось, Федотов много ездил, бывал и в индейских племенах. В один из визитов туда познакомился с Пронзающим Огонь, который рассказал, как здесь оказался. Когда его самолет был подбит над Львовом и уже распадался на куски, Доценко успел выпустить парашют. Попал в плен. Пленных освобождали американцы, Ивана выхаживали в больнице Красного Креста. Среди персонала была медсестра, индианка, дочь вождя племени ирокезов. Вспыхнула любовь, и Доценко оказался перед выбором: либо в Союз, в лагеря, либо с любимой женщиной в племя. Он выбрал второй вариант. Кстати, среди множества версий, описанных в Интернете, этой нет.

«Как закрутилось колесо! Как были расставлены нужные люди в нужные места! Если ты к чему-то стремишься, на твоем пути все логично выстраивается. Наверное, там, наверху, есть кто-то, кто дергает за нужные веревочки», – сказал Петр Лыхонис.

Но и это еще не финал истории. В январе 2012 года на экраны вышел фильм «Тот, кто прошёл сквозь огонь» режиссера Михаила Ильенко. Прототипом главного героя стал Иван Доценко…

Елена Никитина, «УЦ», фото из книги А. Кота, личного архива Петра Лыхониса и с сайта www.the-inkas.narod.ru