Юрий Платонов: «Я увидел жизнерадостных, улыбчивых людей»

14:24
0
878
views
Фото Олега Шрамко, «УЦ»

Еще один участник «Елисаветградского пленэра» приехал к нам из Беларуси. Вот так постепенно мероприятия, организованные Николаем Цукановым, приобретают статус международных…

Юрий Платонов – молодой белорусский художник. На происходящее вокруг него здесь, у нас, смотрел с неизменной улыбкой на лице. Он искренне радовался нашей природе, архитектуре, коллегам, прохожим. Его живопись – яркая и выразительная, говорит он сочно и колоритно. Смотреть на его полотна, наблюдать за его работой было огромным удовольствием, как и записывать с ним интервью.

– Юрий, как вы, белорус, оказались не просто в Украине, а в самом ее центре?

– Ну, белорусам не запрещено бывать в Украине. А вообще я всегда любил этот край, по-доброму, душевно общался с людьми. У вас прекрасные люди и прекрасные живописцы. Мне поездки сюда всегда были интересны в творческом плане. У меня есть много знакомых художников из Киева, Харькова и других городов Украины.

Я бывал здесь на пяти пленэрах и ждал, когда меня еще пригласят. И получил приглашение от Николая Николаевича Цуканова. Признаюсь, что ехал в неизвестность, в город с советским названием Кировоград, который стал Кропивницким. Мне было непонятно. Посмотрел в Интернете фотографии – еще более непонятно стало. Но я ехал общаться с художниками, тем более что фамилии участников пленэра меня впечатлили. А оказалось, что у вас здесь такие прекрасные места, столько этюдов можно написать. Так что я рад, что такая поездка состоялась

– Нынешний пленэр посвящен Осмеркину. Насколько вам известна эта фамилия?

– Я ее знаю со студенческих времен. Очень интересный живописец, в каком-то смысле классик живописи, учитель многих известных художников. Он внес большой вклад в искусство не только этого края.

Честно говоря, для меня откровением и открытием было два имени, которые связаны с вашим городом: Осмеркин и Оссовский. Я был знаком с их творчеством, уважал их. Но то, что я здесь, в Кропивницком, увижу их музеи, не ожидал и был по-хорошему удивлен. Интересные коллекции. Так что ваш город для меня в культурном отношении приобрел довольно высокий статус.

– Может, надо было с этого вопроса начать, но все же расскажите о себе.

– Я живу в городе Гомель. Путь к творчеству у меня был довольно сложным и витиеватым. В детстве я много рисовал, и отец, который тоже любил это занятие, всячески меня напутствовал. Поскольку у меня было много интересов, в какой-то момент преобладал один из них, и я поступил в МГТУ имени Баумана, окончил машиностроительный факультет по специальности «Ракетостроение». Учился на кафедре, которую основал Королев. Дипломный проект у меня был «немирный», на тему межконтинентальной баллистической ракеты типа МХ с десятью боеголовками…

В какой-то момент я понял, что не инженер, что не могу себя реализовать в техническом отношении, что меня тянет в совершенно другую область. Понимал, что нужно фундаментальное образование, чтобы серьезно заниматься делом, и поступил в Белорусскую государственную академию искусств, где изучал станковую живопись. Учился у нашего известного мастера, народного художника Республики Беларусь Мая Данцига. Он был у меня руководителем диплома и повлиял на меня как на художника, как на личность.

По окончании академии я был приглашен в Гомель, где мне дали творческую мастерскую. Я влился в художественную среду, но, честно говоря, как живописец себя долго искал. Нужно было созреть, понять свое место в мире, чтобы определиться в творчестве.

Важную роль в этом становлении сыграли пленэры. Потому что после академии в мастерской каждый варится в собственном соку. А пленэр, общение – это глотки свежего воздуха. Я скрупулезно анализирую каждое предложение, в девяноста процентах соглашаюсь ехать. Какие бы ни были отношения между государствами, творческие люди всегда найдут общий язык, потому что это некий другой язык, который идет изнутри, из духовности, а не из попытки найти влияние и власть. Хотя власть художников тоже сильна. Это власть культуры, духовности – того, что заложено в души людей.

– Вы не опасались ехать в Украину?

– Конечно, в СМИ обстановка нагнетается. У меня было процента три опасений. И мама напутствовала, чтобы я был осторожен, чтобы не высказывал свою точку зрения, которая не всем может понравиться. Хотя считаю себя очень толерантным человеком. Я терпимый, готов выслушивать разные точки зрения, которые базируются на здравом смысле, а не на глупости и ненависти. Я – за мир, за то, чтобы мы все дружили, чтобы у всех все было хорошо, чтобы мы любили друг друга. Свои отношения с миром я пытаюсь строить на постулате любви.

– Какой вы ожидали увидеть Украину и какой увидели?

– То, что я увидел, превзошло мои ожидания. Я увидел жизнерадостных, улыбчивых людей. Люди для меня – самый главный показатель. Когда я вижу угрюмые лица, опущенные глаза, замкнутых в себе людей… Не буду говорить, где я это видел. У вас же я увидел раскрепощенных людей с открытыми, приятными лицами. Дух, духовность, позитив я у вас почувствовал, и мне это очень понравилось. Я буду всячески ваш край пропагандировать и буду рад, если меня еще пригласят. Хотел бы приехать к вам еще и привезти с собой кого-то из художников Беларуси.

– Вы писали архитектуру нашего города?

– Было у меня пару выходов. Я вообще не люблю писать объект, не люблю рассказывать, сколько окон в этом здании, этажей. Для меня важно, чтобы было какое-то состояние, освещение, настроение. Понятно, что в формате пленэра не всегда можно получить два в одном: и архитектурные элементы, и погоду, и состояние. Скажу так: я отметился тем, что я писал. Возможно, я у вас не последний раз, и лучшие мотивы еще впереди.

А в целом ваш город меня очень удивил. Центр его – это что-то уникальное. У нас в Беларуси очень мало такой архитектуры осталось. У вас же реально оазис. Я, гуляя по центральным улицам, про себя говорил: «Пойду прогуляюсь по местному Монмартру»…

– Вам рассказали про Маленький Париж?

– Нет, это я сам для себя так определил. Обилие кафешек, заполненных людьми, ощущение праздника. Не какой-то заводской город. То, что я увидел, легло на мой внутренний настрой, на мою творческую частоту. Я здесь подзарядился.

– На сколько вам хватит этого заряда?

– Этого никто не сможет сказать. После каждого пленэра у меня такое состояние, как будто сам себя не помнишь. Потом приходишь в себя. Чтобы написать хорошую работу, надо находиться в каком-то кураже. Надо завести себя в этот кураж. Ты находишься на ином психическо-эмоциональном уровне общения с окружающим миром. Чтобы понять, что ты увидел, что сделал, где побывал, надо, чтобы прошла неделя. Я уже дома буду осознавать результаты пленэра, оценивать произошедшие события и формулировать их.

Елена Никитина

Елена Никитина

Заместитель главного редактора «УЦ».