На что жалуемся, господа судьи?

14:58
0
911
views

Судьи Кировоградщины в прошлом году жаловались в Киев на «Фейсбук», низкие зарплаты, прокуроров и СБУ, даже собственная, местного разлива «агент Катерина» у нас нашлась. Высший совет правосудия (ВСП) опубликовал на прошлой неделе статистику сообщений о вмешательстве в деятельность служителей украинской Фемиды.

По его данным, чаще всего жалуются на психологическое давление, блокирование работы судов, а также открытие уголовных производств и проведение следственных действий в отношении судей. Таких сообщений в прошлом году было 56, касались они в том числе и двух «наших». В целом за 2016 и 2017 годы, по данным реестра, жалобы поступали на вмешательство в деятельность 12 судей с Кировоградщины.

Курьезы сквозь слезы

Масштабы этого самого вмешательства разнятся существенно. Например, судья Бобринецкого районного суда Ирина Адаменко увидела в обычной записи в социальной сети «Фейсбук» попытку подрыва доверия ко всей судебной системе. В октябре один из участников земельного спора, истец по делу, которое рассматривала на тот момент Адаменко, написал на «электронном заборе», что она якобы принимает предвзятые решения, которые в том числе «дали возможность получить земельные участки судьям».

– Такие высказывания относительно моей деятельности как судьи являются неправдивыми и провокационными, не только с проявлением неуважения к конкретному судье, но и попыткой подрыва доверия сообщества к судебной системе Украины в целом, – пишет судья в Высший совет.

И сообщает также, что накануне этого события – появления записи в «Фейсбуке» – этот самый истец самовольно зашел в ее кабинет и, дословно, «ведя себя агрессивно, спросил: ну, что будете делать по делу?» Просит дать оценку указанным действиям и предпринять соответствующие меры, о чем письменно уведомить Бобринецкий районный суд. Его работники на собрании даже рекомендовали Адаменко заодно к генеральному прокурору обратиться – и Юрий Луценко среди адресатов жалобы действительно указан. Чем закончился бобринецкий триллер о вопиющем вмешательстве и системном подрыве – пока непонятно, в реестре ВСП данные о рассмотрении документа на момент написания материала отсутствовали.

Наверняка на один из призов «зрительских симпатий» одного из будущих заседаний Высшего совета может претендовать обращение судьи Кировоградского окружного административного суда Романа Брегея, в котором он обвиняет Государственную судебную администрацию Украины в посягательстве на его независимость как судьи. А также на независимость тысяч действующих судей государства – мы цитируем. Непосредственно же посягательство, по мнению Брегея, состоит в выплате судейского вознаграждения в размере более низком, чем установлено законом.

Дальше служитель правосудия на нескольких страницах печатного текста, ссылаясь на Европейскую хартию о статусе судей и целый ряд законов Украины, поясняет, почему, по его мнению, зарплата судьи местного суда должна была уже с 1 января 2017-го стартовать с отметки в 32 тысячи гривен, а не 16. (Сколько там средняя зарплата по области? Вроде 8 тысяч должна быть к концу года?) Подытоживая, судья окружного админсуда просит ВСП в том числе подать ходатайство в Высшую судебную администрацию Украины «об устранении упомянутого посягательства». И рассматривать обращение в его, Брегея, присутствии. Да многие, наверное, с удовольствием сходили бы послушать.

Война из особых причин?

С осени украинские СМИ чуть не каждый день смакуют новые подробности «перекрестного» противостояния между многочисленными силовыми ведомствами – НАБУ, САП, СБУ, ГПУ… Есть все основания записать в список ведущих незримый бой между собой и суды. В анналах реестра Высшего совета правосудия полно тому свидетельств, в том числе – и с кировоградским следом.

Одно из них – и вовсе добротный, вполне столичного уровня скандал с обыском автомобиля судьи, подкинутыми – по словам судьи же – деньгами и прочими душераздирающими подробностями. В жалобе выводятся по-настоящему киношные персонажи. Например, женщина, очевидно – юрист, якобы неоднократно выступавшая в качестве взяткодателя и провокатора по уголовным делам, досудебное расследование которых проводилось и контролировалось СБУ. Или работник СБУ же, якобы срывавший именную табличку с дверей кабинета со словами, что такой трофей мы, мол, всегда берем, когда «поймаем судью».

Об этой истории уже писали, вкратце напомним фабулу. В январе прошлого года судья Кировоградского районного суда Николай Сарап вынес приговор по уголовному делу – отпустил трижды судимого по «наркотическим» статьям жителя области, у которого снова изъяли маковую соломку. То есть как отпустил – со всей строгостью признал виновным по двум статьям УК, на три и пять лет, дал пять и тут же освободил от их отбывания с испытальным сроком три. Ну, отпустил, да.

На следующий день Сарап, согласно тексту его жалобы, собирался ехать в санаторий на лечение как участник ликвидации аварии на ЧАЭС. Именно на эту поездку судья-ликвидатор, по его словам, хранил в портфеле личные 500-600 гривен и 600 долларов США – это он пояснял уже сотрудникам генпрокуратуры и СБУ, которые остановили его «Мерседес» в тот же день вечером. Служитель Фемиды достаточно живописно описывает процесс обыска, который, по его словам, продолжался в течение часа или больше и закончился тем, что служители закона нашли, наконец, лежащий на переднем кресле автомобиля конверт с еще 1000 долларов США в нем. Достоверность этих и прочих деталей, на которых слишком долго останавливаться, – исключительно на совести судьи.

По сути: Сарап, само собой, утверждает, что деньги ему подбросили, а целью называет давление на судей Кировского районного суда со стороны Службы безопасности Украины. Якобы для того, чтобы склонять в последующем к вынесению нужных приговоров по подведомственным ей делам. Судья сам называет несколько таких дел, по которым, в том числе и при его участии, вынесены приговоры оправдательные.

Там речь уже не о двух пакетах «соломы», а о куда более серьезных вещах – фиктивных предприятиях, подставных руководителях и больших деньгах, полученных из госбюджета в виде налогового кредита, например. Может, поэтому автору этих строк кажется, что злополучную тысячу в «Мерседес» действительно подбросили – уж больно мало. С другой стороны, именно Николаю Сарапу аплодировала общественность, когда в сентябре 2016-го он признал своего коллегу, Алексея Галагана, винов­ным в вождении автомобиля в нетрезвом виде и злостном неповиновении сотрудникам полиции. Это решение, напомним, было затем предсказуемо отменено в апелляции.

Данных о рассмотрении жалобы на официальном сайте ВСП пока нет, как и двух других за подписью председателя Кировоградского районного суда Дмитрия Терещенко. Одна из них содержит утвержденное собранием судьев обращение, в котором высказывается «обеспокоенность» по поводу законности, объективности и непредвзятости следствия в отношении их колеги. Вторая – сообщение о том, что в ходе обыска в кабинете Сарапа был изъят оригинал дела, судебное рассмотрение которого не закончено.

Зато жалоб судьи Ленинского районного суда Кировограда Леонида Плохотниченко Высший совет в 2017-м рассмотрел аж три из четырех поданных. Там тоже о якобы давлении на судью, на сей раз со стороны сотрудников Кировоградской областной прокуратуры, в апреле начавшей уголовное производство по статье 375 – вынесение заведомо неправосудного решения.

Обстоятельства дела, вкратце: в исправительной колонии №6 что-то неправильно сосчитали и выпустили по амнистии одного из заключенных раньше срока. После того как прокуратура установила факт ошибки, его снова задержали и вернули под стражу. А Плохотниченко опять отпустил, признав задержание незаконным. В апелляционной инстанции его решение отменили на основании существенного нарушения требований уголовного процессуального закона. А прокуратура возбудила дело – именно это судья-жалобщик считает вмешательством в свою деятельность в форме запугивания.

18 июля ВСП это рассмотрел и обратился в ГПУ с ходатайством о выявлении и привлечении к ответственности лиц, которыми совершены действия, нарушающие гарантии независимости судей. Ничья – 1:1.

В конце лета Плохотниченко снова обращается в Высший совет, сразу два раза – против него, оказывается, было начато еще одно производство, о котором он ранее не знал, и еще два прокуратура начинает, по его словам, с интервалом в день – 9 и 10 августа. Оцените красоту игры: одно из них – по заявлению гражданки, несогласной с отказом судьи признать бездеятельность прокуратуры незаконной! В ноябре ВСП рассмотрел оба обращения и принял решение вроде как в пользу жалобщика, но с весьма размытой формулировкой: обратить внимание Генеральной прокуратуры на соблюдение предписаний такой-то статьи касательно обязанности уполномоченных органов осуществлять фиксацию предоставленных сведений об уголовных правонарушениях. В любом случае счет 4:2 не в пользу судьи, причем второй с большой натяжкой.

Последний на данный момент сиквел этой захватывающей истории о нежной дружбе вышел в свет уже в декабре 2017-го. Отвечая на встречную жалобу прокурора Кировоградской области, Плохотниченко дает пояснения по целым 5 эпизодам, включая отказ в аресте временно изъятого фискальной службой имущества, признанный апелляционной инстанцией ошибочным. По всему судя, этот «товарищеский матч», похоже, еще будет продолжаться…

Земельный вопрос

Еще одной всеукраинской тенденцией последних лет, нашедшей отражение в «жалобной книге» для судейских, стало обострение ситуации на рынке сельскохозяйственных земель, которого по закону вроде как нет, но на самом деле есть. Первый звонок с Кировоградщины прозвучал в ноябре 2016-го в виде жалобы судьи Новомиргородского районного суда Владимира Орендовского. Согласно его тексту, в ходе рассмотрения дела по иску Знаменской местной прокуратуры о возврате арендуемой сельскохозяйственным бизнесом земли государству этим делом и еще двумя у судьи несколько раз интересовался знакомый, которого тот случайно встретил в областном центре. Говорил якобы о собственной заинтересованности и неком компаньоне, «серьезных людях», которые за ними стоят, а после принятия решения по указанному делу в пользу прокуратуры прислал угрожающую СМС.

Мы могли бы назвать фамилии, которые фигурируют в материалах с открытым доступом, но пока не станем. Обращение Орендовского к ВСП – единственное среди кировоградских за последние два года, напротив которых в реестре органа есть отметка не только о рассмотрении, но и о реагировании. Следственным отделом Новомиргородского отдела полиции проводится досудебное расследование в уголовном производстве по статье 337 УК – угроза или насилие в отношении судьи.

А в октябре прошлого года о давлении в связи с рассмотрением дел о спорных земельных отношениях официально сообщили сразу 7 судей Апелляционного суда Кировоградской области. Под коллективным документом подписались заместитель председателя Станислав Киселик, а также Татьяна Авраменко, Людмила Суровицкая, Александр Дуковский, Светлана Егорова, Сергей Мурашко и Виктор Черненко. На момент его подачи они участвовали в рассмотрении 24 гражданских дел по искам одного общества с ограниченной ответственностью к другому, а также к арендодателям.

Если по-простому, сельхозпредприятие судится с конкурентом, «переманившим» селян с их паями. По части дел решения были приняты в пользу одной стороны, и теперь судьи обвиняют вторую в давлении на них с помощью общественных протестов. Тех, которые проходили под зданием суда в середине октября прошлого года под эгидой общественной организации «Стоп коррупции» – с палатками, громкой музыкой, распространением громких заявлений и трактовок со словом «рейдерство» в социальных сетях и на отдельных интернет-сайтах, силовым заходом в кабинет председателя суда для «поговорить» и бомбардировкой всех ведомств коллективными заявлениями. Их, по словам судей, подписывали в том числе ответчики по делам, еще не рассмотренным по сути…

Это сообщение Высшим советом правосудия пока не рассмотрено, а всевозможные «разборки» за землю между конкурентами на аграрном рынке продолжаются. И хотя, с учетом известных сбоев нашей судебной системы, сочувствия к ее труженикам у народа поди сыщи, то вот именно здесь, как говаривал Станиславский, «верю». В последнее время не редкостью стали атаки на предпринимателей-сельхозников с участием сомнительных каких-то общественников и журналистов, шумными акциями и толкотней, за которыми просматривается вполне частный бизнес-интерес. Да и журналистским расследованием о локальных протестах «под ключ» по конкретной таксе против какой-нибудь застройки или конкретного чиновника, на место которого есть кандидат у кого-нибудь из «бенефициаров», давно никого в Украине не удивишь.

Впрочем, это вряд ли касается всех 227 случаев за прошлый год, когда основанием для подачи украинскими судьями сообщений о вмешательстве были действия граждан и общественных объединений. Скорее наоборот – исключения, как известно, правила только подтверждают. В действиях органов государственной власти судьи видели признаки давления почти в три раза реже – в 87 случаях, и совсем редко – в 19 случаях – жаловались на народных депутатов. Есть о чем подумать на тему, кто кому больше жить мешает, правда?

Андрей Трубачев

Андрей Трубачев

Ведущий обозреватель «УЦ», шеф-редактор Интернет-издания «весь Кіровоград».