Умышленное убийство или действия по уставу?

16:22
1
2103
views

В сентябре прошлого года на полигоне, что недалеко от Кропивницкого, произошло чрезвычайное событие. Находясь в карауле, солдат Игорь Гуртовой услышал шум в кустах, откуда на него выскочило двое человек. По словам Гуртового, их действия были направлены на его розоружение, а поскольку расстояние было небольшое, он дал две короткие очереди из автомата по силуэтам нападавших. В результате погибли двое солдат из его же части. Теперь Игоря судят по статье за умышленное убийство. Ему грозит наказание, вплоть до пожизненного заключения.

Именно так считает военная прокуратура. Но возникает масса вопросов, связанных с этим горьким событием. Для начала вызывает недоумение термин «умышленное убийство». Ведь он подразумевает наличие злого умысла в действиях. Однако Игорь не знал никого из погибших и, по логике, не мог «замышлять» убийство этих незнакомых людей. И какой может быть умысел у часового, которого обязали охранять боевую технику, снаряженную боеприпасами?

Далее вопросы возникают относительно тех, кто пошел на установленный пост охраны. Почему они попали в зону действия установленного поста? Кто их туда направил и зачем? По словам свидетелей, они получили приказ «проверить» пост и «снять» часового. И хотя сторона обвинения игнорирует эти показания, считая, видимо, что ребята вышли на прогулку, вопросы возникают у нас. Каким образом у них оказалось в руках оружие? Оба погибших имели автоматы (хотя и без боекомплекта, но ведь часовой об этом не знал!). А еще у них был тепловизор – прибор для ночного наблюдения. Неужели военные прокуроры считают, что именно в таком снаряжении теперь ходят на вечерние прогулки?!

Из собственного опыта службы могу с уверенностью сказать, что получить в руки оружие вне зоны боевых действий без приказа командира – фактически преступление. Конечно, смерть двух наших ребят – событие трагичное. Жаль родных и близких, которые понесли невосполнимую потерю. Вот тут и возникает вопрос о том командире, который дал приказ на получение оружия и, видимо, на проверку караула. Кто он и где он?

Следующие вопросы уже к военной прокуратуре. 5 января состоялось судебное заседание по факту гибели двух солдат. Однако оно закончилось ничем. Прокурор выдвинул обвинения по результатам проведенного следствия, но «забыл» ознакомить с документами как самого обвиняемого, так и его адвокатов. Странная «забывчивость», не правда ли? Суд, естественно, вернул дело назад, распорядившись устранить этот недостаток. Однако вместо этого прокуратура начала проводить новое расследование, фактически нарушив решение коллегии судей.

И еще: почему военная прокуратура не отличает действия бойца, выполнявшего требования устава, от умышленного убийства? В Уставе гарнизонной и караульной службы четко сказано: несение караульной службы есть выполнение боевого задания. А значит, часовой – лицо неприкосновенное. Цитата: «без предупреждения физическую силу, оружие могут применять в случае возникновения угрозы жизни или здоровью военнослужащих, нападения на часового, на объекты, которые охраняют». Увидев двух вооруженных людей, часовой выполнил свою обязанность и четко выполнил статью 195 устава. Или в военной прокуратуре не знакомы с этим документом?

Из открытых источников известно, что существует еще и третий солдат, который присутствовал во время самого события. Его показания могут дать исчерпывающий ответ на все вопросы. Вот только кто он и где он – неизвестно, и военная прокуратура, похоже, не сильно желает искать его.

Ну и главный вопрос: почему такая ситуация стала возможной? Ответ на него прост – в стране нет войны! Боевые действия есть, смерти и ранения наших бойцов есть, а войны – нет! И все события, происходящие с военными, рассматриваются с точки зрения мирного времени. Может, поэтому и судят Игоря Гуртового за убийство, а не отмечают за четкое выполнение устава.

Теперь несколько слов о самом Игоре: он участвовал в боевых действиях 2014-15 годов, имеет награды «За оборону Мариуполя», «За службу Родине». По отзывам сослуживцев, воевал честно и правильно. Осенью 2014 года вытащил своего командира из-под минометного огня. Ну а лучшей его характеристикой является то, что на общем собрании военно­служащих его части было принято единогласное решение обратиться к суду о взятии Игоря на поруки.

А пока по решению суда Игорь остается в СИЗО. Несмотря на то, что его мама тяжело больна, а жене трудно справляться с маленьким ребенком. Апелляционный суд рассмотрел данное дело и оставил решение предыдущего суда в силе.

Алексей Гора

Алексей Гора

Журналист «УЦ», участник АТО.

  • citizen

    крапку має поставити суд.