Мишель Буису: «Мне комфортно там, где мне интересно»

20:13
0
383
views

Центральноукраинскому национальному техническому университету крупно повезло – с 19 марта по 6 апреля преподавать французский язык в его стенах из самой Франции приезжала солнечная Мишель Буису. Работала не только со студентами, но и со старшеклассниками шестой школы. Мишель уже три года на пенсии, ее интересуют быт и обычаи постсоветских стран, поэтому она решила посетить Украину по волонтерской программе обмена организации FEFU.

FEFU – Federation Echanges France Ukraine («Федерация обменов Франция – Украина») – существует порядка двадцати лет, и ее миссия заключается в том, чтобы большой штат сертифицированных преподавателей – носителей французского языка поделился своими знаниями и методиками с коллегами в Украине. Более двадцати украинских вузов заключили договора с FEFU. Мишель представляла в Украине международную организацию FLEU – ветвь FEFU, которая специализируется именно на изучении французского как иностранного украинскими студентами и школьниками.

Изначально Мишель никак не была связана ни с педагогикой, ни с филологией тем более. Где Мишель работала более тридцати лет, что может сказать об Украине и многое другое – в эксклюзиве для «УЦ».

– Мишель, чем вы занимались до обучения иностранцев французскому?

– На протяжении последних пяти лет все свои отпуска от основной работы я использовала для того, чтобы посещать другие страны. Была в Узбекистане, в Азербайджане, в Украине – в Днепре. Кропивницкий – это мой второй визит в Украину. Поменять свою жизнь таким образом было действительно отчаянным шагом, потому что до этого я 35 лет проработала в Национальном банке города Тур. Это была неинтересная, рутинная работа. Я работала банкиром-секретарем – обрабатывала информацию, которая поступала в банк.

– С какой периодичностью вы приезжаете к нам?

– Нет четких временных рамок – поездки совершаются тогда, когда есть возможность у университета или школы принять форматора. Например, в Днепре я была 5 недель и работала не целый день, как сейчас в Кропивницком (5 часов в день), а давала по две лекции в день. Эти все нюансы оговариваются FLEU и руководством учебного заведения.

– Мишель, получаете ли вы зарплату за свою деятельность в Украине?

– FEFU оплачивает билеты туда и обратно из Франции до Киева и из Киева до Парижа и все переезды в пределах Украины. Но за работу нам не платят – это чистой воды волонтерство. Жильем и едой нас обеспечивает принимающая сторона.

– Чем же вас так манят страны постсоветского пространства и в частности Украина? Не хотелось бы посетить более благополучные страны?

– Мне нравится русский язык, я его немножко знаю, понимаю лучше, чем разговариваю. Это фактически то же самое, что вам нравятся во Франции язык и обычаи. Примерно только два процента французов говорит по-русски. Если ты говоришь по-русски – это очень необычно и модно у нас. Хотя не все мои соотечественники понимают мои предпочтения. Многие, когда я ехала в Узбекистан, недоумевали и спрашивали меня: «Куда ты едешь?!»

– Какие страны мира вы посетили, кроме волонтерского списка?

– Мы – в Евросоюзе, поэтому я свободно путешествовала, была в Риме, в Лондоне, в Барселоне. Есть прямые поезда, которые их соединяют, и это очень легко и свободно. Во Франции принято путешествовать не только во время отпуска. Большинство европейцев используют для этого свои выходные, чтобы поехать, к примеру, в тот же Лондон или Брюссель. Два дня выходных – это у нас повод для путешествия. Все магазины закрыты, делать нечего, и все едут куда-то. В Европе лоукосты очень дешевые: 50 евро – это стоимость тура, в котором пункты «Португалия – Ирландия – Марокко – Корсика». Это в обе стороны.

– Какая страна нравится вам больше всего?

– Мне комфортно там, где мне интересно. Украина – это фактически Европа, мы почти одинаковые. А вот в Узбекистане я получила культурный шок, поскольку все абсолютно другое. Мне было комфортно, потому что там много интересного. Самое интересное – это мусульманские традиции приема гостей. Меня поразило, что ты можешь прийти в гости и остаться там ночевать или жить два-три дня. Для Франции это дикость – остаться на ночь у своих друзей. Узбеки вообще не носят часов, они не приглашают на конкретное время, допустим там, на два часа дня или на три. Они действуют просто по солнцу. Когда говорят «приходи утром» – можешь прийти когда угодно. И это абсолютно нормально. Особенно меня поразили свадебные традиции, там это целый спектакль, приглашают очень много друзей, друзей друзей, это может быть 700 человек, все село. Мне нравятся узбеки. Когда я увидела тут, в Кропивницком, девушку-узбечку, ученицу школы №6, я очень обрадовалась.

– Это вы еще украинскую свадьбу не видели с хороводами-танцами-свистоплясками. А в какой стране самые прилежные ученики?

– Я предпочитаю преподавать именно в университете, потому что у школьников еще нет такой четкой мотивации, их просто заставляют учиться – и всё, а студенты уже знают, почему они хотят учиться, где они могут использовать язык. Украинские студенты очень мотивированы.

– Продолжаете ли вы общение со своими студентами-любимчиками в неурочное время?

– Сейчас студенты учатся до трех часов, дальше сил нет уже ни у кого. Нужно отдохнуть. Но в выходные мы ходили с двумя студентами, которые говорят лучше всех, это Максим и Денис, изучали город, смотрели всякие исторические места, театр, краеведческий музей посетили, смотрели архитектуру Дворцовой, на площади были, возле памятника Богдану Хмельницкому. Сама без сопровождения я ходила в Крепость Святой Елисаветы. Назад на маршрутке я вернулась самостоятельно.

– Как?!

– Я заметила 113-й номер маршрутки, что она курсирует все время в направлении университета. Я сориентировалась и села в нее.

– А как же вы вышли на нужной остановке?

– Послушала, как украинцы это делают, и тоже сказала: «Остановка, пожалуйста» (Мишель смеется, а нам смешно от ее милого акцента, просьба водителю прозвучала примерно «астановка пажалюст»).

– А как вы стали преподавателем?

– Когда мне оставалось 5 лет до пенсии, я сама себя спросила, что буду делать дальше. Стала после работы ходить на специальные курсы в городе Тур и получила после этого диплом магистра первой степени (такой диплом приравнивается к диплому филолога). Я 4,5 года готовилась, чтобы преподавать, – в 55 начала, в 59 закончила.

– Вы живете в Украине в семье или одна?

– Одна. Мне арендовали в студенческом общежитии двухкомнатный номер с удобствами.

– Расскажите о своей семье.

– У меня двое взрослых детей – дочка и сын. Уже есть двое маленьких внуков, а в начале мая родится еще двое, вот почему я приехала сейчас, а не позже. Я должна быть в этот период дома. Моя дочь живет в Бордо (на западе Франции), сын – в Женеве (возле восточной границы Франции). Мои родители живут на юге, а я в Туре – на севере. Все время езжу туда-сюда.

– А что больше всего вам нравится в Украине?

– Очень нравятся истории об украинских казаках, я приеду домой и перечитаю о них все что возможно. Во Франции есть информация о России, а об Украине нет. Украинская кухня мне очень нравится, мы ели вареники и деруны – это блинчики из тертого картофеля. Также мне нравится, что у вас много супов, во Франции не принято есть первые блюда ежедневно. Если даже и суп – то овощной и без мяса. У нас очень много овощей, сыра. Я уже купила бутылку вашего вина как сувенир, оно мне очень понравилось.

– Мишель, во всем мире не в последнюю очередь благодаря фильмам и гламурным рекламам бытует мнение, что француженки – это эдакие дамы с особым шармом, со сложными уложенными прическами. А кто на самом деле красавицы? Француженки или украинки?

– В Украине очень много красивых людей. Я обратила внимание, что почти все девушки с макияжем. Этого, кстати, очень мало во Франции. У нас студенты вообще не красятся, поскольку существует такой взгляд, что если ты очень накрашена, то это вульгарно. Макияж должен быть такой совсем легкий, «утренний», если ты работаешь.

– Одна из ваших целей – выучить русский язык. Вы в Россию принципиально не едете, ведь где же еще учить русский, как не в России?

– Россия – очень большая страна. Мне больше нравится ездить в небольшие, поскольку их легче посмотреть максимально. А большую страну невозможно посмотреть, как невозможно посмотреть Китай за одну поездку.

– Есть ли в планах еще страны с волонтерской миссией?

– Туркменистан, Северная Корея.

– Каковы фонетические особенности нашего языка на ваш слух? Вот мы, например, немецкий слышим жестким, французский – картавым, китайский – каким-то детским. Как со стороны звучат славянские языки?

– Каждый язык имеет свое звучание, но для нас звучание русского языка очень мелодичное. Украинский и русский языки – это абсолютно разное звучание. Когда украинские студенты разговаривают на французском, они говорят без акцента. Я заметила, что украинцам проще выучить французский. А вот когда приезжают итальянцы, испанцы, американцы, они все говорят с акцентом, и это явно слышно. Почему-то жители Узбекистана и Казахстана тоже говорят без акцента.

– Какими языками вы владеете, Мишель?

– Румынским, потому что наши языки очень похожи. Английский, испанский еще в школе выучила, в каждой стране я старалась учить какие-то слова или целые фразы для того, чтобы можно было что-то сказать. Весь юг Франции говорит на диалекте, который вообще разобрать невозможно. Я знаю и этот диалект. Есть такая известная фраза: «Сколько языков ты знаешь – столько раз ты человек».

Это интервью стало возможным исключительно благодаря Ларисе Сало – доценту кафедры общего земледелия Центральноукраинского национального технического университета, одному из кураторов программы сотрудничества между ЦНТУ и Федерацией обменов Франция – Украина. Лариса Витальевна согласилась поработать для «УЦ» переводчиком, за что редакция ей искренне благодарна.

Фото Олега Шрамко, «УЦ».

Маша Ларченко

Маша Ларченко

Журналіст «УЦ».