«Санта-Барбара» по-новоукраински

15:33
0
1045
views

Похоже, что эпопея с доведением до истощения четырехлетнего сына в семье депутата Новоукраинского районного совета Анатолия Мольченко грозит перерасти в многосерийную сагу наподобие «Санта-Барбары», из которой домохозяйки на постсоветском пространстве изучали роскошный быт американцев. Правда, о подробностях жизни героев нашего сериала даже писать не хочется. Но приходится.

В прошлом номере мы сообщали, что состояние Владика, которого временно изъяли из семьи в состоянии крайнего истощения и поместили в Кировоградскую детскую областную больницу для лечения и обследования, значительно улучшилось. Он прибавил в весе, его вылечили от пневмонии, но теперь он в больнице не один. С 30 августа вместе с ним находятся и три его сестры. Самая последняя информация от заместителя главного врача Лидии Лищиновской: «30 августа нам позвонила руководитель областной службы по делам детей Наталия Чернявская и сообщила, что к нам везут трех девочек из села Ровное, где они были с родителями. Педиатр только их увидела, сразу подняла всех на ноги, и было принято решение главы Новоукраинской райгосадминистрации Пустоварову Александру, 10 лет, Мольченко Юлию, 6 лет, а также Мольченко Еву, 10 месяцев, “забрать от матери, первый пункт, и отобрать от отца, второй пункт” плюс у нас есть ходатайство относительно устройства этих детей в больничном учреждении и определения статуса детей в судебном порядке».

Суд, который должен определить статус детей, был назначен на 5 сентября, и именно от его решения будет зависеть судьба детей, по крайней мере – на ближайшее время. По рассказам врачей, девочек привезли в больницу в запущенном состоянии, они были грязными, в, мягко говоря, давно не стиранном белье и выглядели практически немногим лучше, чем Владислав, которого пришлось отмывать от засохших фекальных масс. Девочки, даже самая маленькая, были почти такими же неухоженными. К этому надо добавить, что дети были завшивлены, причем от педикулеза пришлось обрабатывать и саму мать. Без этого врачи не могли допустить ее к младшей дочери, которая находилась на грудном вскармливании. Возможно, потому ее физическое состояние было несколько лучшим, чем у сестричек, у которых наблюдался четко выраженный дефицит физического развития и массы тела – не такой критический, как у Владика, но все они очень худые. К тому же все, кроме самой маленькой, были заражены глистами.

Детей в больницу поместили в четверг, в пятницу они были сами, а в субботу приехали родители – отец, мать и бабушка со стороны матери, и даже принесли яблоки и печенье, правда, бананы передать детям не разрешили. Они устроили настояний дебош, отец всем угрожал, кричал, что это репрессивная медицина, что у него детей отобрали силой, угрожал сотрудникам, врачу, что он всех посадит и тому подобное, что его лишают священного права обнять горячо любимого сына. Пришлось вызвать полицию и показать состояние мальчика на момент поступлення из «любящей семьи». Изъясняется Мольченко достаточно связно, можно даже сказать, грамотно, бойко перечисляет статьи и законы, которые, по его мнению, были нарушены по отношению к его семье. Полиция успокоила родителей, и больше они не появлялись. Зато появилась информация, что Мольченко серьезно настроен судиться с врачами и журналистами, в чем мы почти не сомневаемся. Во всяком случае, уже два всеукраинских канала выпустили программы на эту тему и наверняка будут не прочь раскручивать скандал и дальше.

На 4 сентября мальчик весит 10 кг 600 граммов, хорошо ест и активно адаптируется к новым условиям, стал коммуникабельным и больше разговаривает. Хорошо едят и девочки, но врачей смущает, что старшая девочка (кстати, она проходит по документам как сирота, поскольку мать была лишена родительських прав) все разговоры врачей в отделении фиксирует на мобильный телефон. Дети находятся в одной палате под постоянным присмотром, у них есть игрушки, персонал старается окружить их максимальным вниманием. Их показывают специалистам, туберкулеза не обнаружено, но обследование продолжается, а затем старших надо будет направлять в учебные заведения. Дети ведут себя как небольшая стая, старшая, Саша, ко всем относится очень настороженно, возможно, сказывается родительский настрой, хотя именно она постоянно находится с младшей сестрой. Еву перевели на продуктовые смеси, она уже набирает вес.

По здоровью детей прогноз благоприятный. Даже физически девочки за четыре дня стали похожими на детей. Странно, но старшие дети не знают, что такое «котлета». Их спрашивают, будут ли они есть котлеты, а реакция такая, будто бы речь идет о чем-то совершенно неизвестном. При этом старшая очень хочет в школу. В общем, непростая девочка, которой требуется длительное психологическое сопровождение, поскольку она много видела и много пережила в своей жизни.

Кажется, всем уже понятно, что детей, которые в своей семье не имели даже элементарного гигиенического ухода, необходимо обеспечить мерами социальной и педагогической защиты. Ведь очень может быть, что родители пообещают создать необходимые условия и детей вернут обратно в семью.

Остаются вопросы и к органам социальной опеки, которые практически потеряли контроль над ситуацией, и вполне возможно, что такие семьи, где дети голодают, не исключение. Во всяком случае, хорошо известно, что отдельных «родителей» уже не раз предупреждали на предмет плохого ухода за детьми. А может, не предупреждать надо, а просто лишать родительських прав тех, кто просто пропивает детские пособия? К сожалению, это наши реалии, которые никакой Санта-Барбаре и не снились.

Когда материал уже был подготовлен к печати, проступила информация о распоряжении главы Кировоградской областной государственной администрации Сергея Кузьменко. Он поручил «працівникам соціальних служб спільно з медиками, педагогами і представниками органів місцевого самоврядування провести обстеження на всій території області і проаналізувати стан утримання дітей в сім’ях, які перебувають на обліку, навіть в тих, де начебто не виникає занепокоєння. Суспільство чекає і від поліції оцінки дій таких політичних діячів, як батько родини Мольченків».

И еще одно, возможно, самое важное, что отметил Сергей Кузьменко, – неужели люди, которые жили рядом, оказались настолько безразличными или не видели того, что происходит по соседству?

На самом деле, скорее всего, все видели и все знали. И дело не только в инерции мышления окружающих, но и в бездеятельности социальных служб и правоохранительных органов, а также в излишней демократичности и «недосконалості» нашего законодательства.

Сергій Полулях

Сергій Полулях

Журналіст «УЦ».