Как рождается газета

14:39
0
436
views
Василий Шумейко

В «Украину-Центр» я пришла в начале декабря 1994 года, почти через год после ее создания. Газета расширялась, и потребовался еще один корректор. Моя подруга и однокурсница Наталья Лупан порекомендовала меня. Короткая беседа с главным редактором Николаем Черненко – и вот в четверг я еще давала уроки в 4-й школе, а в пятницу уже работала в редакции.

Буквально несколько слов – о том, как делалась газета четверть века назад. Журналист написал статью – ручкой на бумаге. Отдает ее в набор, и наборщица набирает, затем распечатывает и несет корректорам распечатку вместе с оригиналом, потому что нужно считать, не пропущено ли какое-то слово или предложение, не переврана ли фамилия, и один из нас читает вслух оригинал, а второй правит ошибки, в том числе стилистические. Работали практически всегда парами, так как нас было четверо: литредактор Валентина Васильевна Бажан и три корректора – Наталья Лупан, Алла Гончаренко и я. После считки наборщица исправляла ошибки и отдавала материал в верстку. Верстальщики верстали страницы в таком виде, как они будут в газете, выводили на бумагу, и мы снова вычитывали их. Затем они правились, выводились пленки, их снова просматривали и, если нужно, исправляли ошибку прямо на пленке очень тоненькой гелевой ручкой. Вот с этих пленок в типографии и печатали газету.

О том, как начиналась «Украина-Центр», мы поговорили с верстальщиками газеты Олегом Кравченко, Павлом Волошиным, Сергеем Стеценко и Василием Шумейко.

О. К.: – Для меня все началось с Дмитрия Петровича Мишина. В свое время мы, большая компания друзей, занимались любительским кино. Павел Волошин был при КИСМе, в киностудии «Энерго», я – при радиозаводе, киностудия «Пламя». Александр Васильевич Никулин пригласил Мишина к себе в фирму «Горн» на работу, и тот предложил нам с Пашей тоже перебираться туда. Паша чем-то там, связанным с компьютером, уже потихоньку занимался, а я еще им особо не владел. Потом купили компьютер для видеографики – сначала 386-й, затем Amigo, начали изучать программы, но оказалось, что видеореклама, которой предполагалось заниматься, - очень дорогое дело, и мы сделали только пару роликов.

Олег Кравченко

Потом мы перешли на книжную продукцию, потому что все мы, особенно Мишин, у которого была потрясающая библиотека фантастики, были большими любителями книг.

П. В.: – Это скорее брошюрами можно назвать. Но это все тоже не пошло…

– Расскажите эту почти детективную историю с рождением газеты «Украина-Центр».

О. К.: – Никулин пошел в политику, и у него возникла идея своей газеты. Мишин позвал своего друга, известного кировоградского журналиста Виталия Цыпина, и началась эпопея с оформлением документов и прочего. Названа газета была вроде бы по названию политической партии, в которой тогда состоял Никулин. И тут возникла проблема: Паша занимался версткой, но книжной, а я-то в основном делал видео, мультипликацию, а за ними наблюдал со стороны.

П. В.: – Это была верстка в стиле Microsoft Word – голый текст, в лучшем случае с вставленными картинками, а к газете же совершенно другие требования! И решили пригласить человека со стороны. Этим человеком был Василий Васильевич Шумейко.

Павел Волошин

– Василий Васильевич, мы уже писали, что первый номер «УЦ» верстали вы. Как это было?

– На тот момент я работал в «Кировоградской правде», и мы уже верстали газету на компьютере. До этого я верстал по-старому, делали набор вручную, по буковке, потом с клише печатали. Потом появился первый компьютер, и мы научились делать это в электронном виде. Первым делали приложение к «Кировоградке» «Кiровоградський тиждень», причем параллельно – и на компьютере, и клише: вдруг не получится. Ну а когда Александр Васильевич мне позвонил и попросил помочь, я согласился и после работы приходил верстать «Украину-Центр», пока Паша с Олегом вошли в курс дела. Через время у Никулина возникла идея с приложением к «УЦ» – газетой «Ведомости», и он пригласил меня переходить в редакцию, верстать, как мы в шутку говорили, «ВедомостЯ» (смеется). Помню, первая моя зарплата была 5 миллионов карбованцев!

Сергей Стеценко пришел в редакцию с радиозавода:

– Меня Олег Кравченко дважды звал в «Горн», но я как-то сомневался. А с третьего раза согласился. В тот момент завод, что называется, встал, зарплату не платили, и я подумал: «А что я, в принципе, теряю?» – и согласился. Сначала я пришел в «Горн» как программист, а когда появилась газета, перешел сюда. Первое время с Леной Барбановой мы набирали тексты на компьютере. А потом научился верстать и по сей день работаю.

Сергей Стеценко

П. В.: – Я помню, с каким скрипом все сначала шло! Цыпин еще требовал, чтобы, мол, эта статья была в такой-то рамке, а у нас не получается, компьютеры работают очень медленно…

О. К.: – Это же было начало 90-х годов, и только начинали появляться программы, с которыми мы сейчас работаем, - например, Adobe, Photoshop’a тогда еще не было, Corel’a тоже…

П. В.: – Так сначала вообще были версии «Вентуры»! Не то что программы, дискеты тогда было трудно купить.

О. К.: – Короче, тогда еще не было даже специалистов, которые могли бы сказать: «Я знаю, как на компьютере правильно верстать газету».

– Но ведь «Кировоградку» уже верстали на компьютере!

О. К.: – У них изначально была самая простая верстка, а у нас пытались сделать ставку на красивости. Поэтому Василий Васильевич и знал больше нас. Но мы горели желанием учиться! Помню, я привез из Питера кучу литературы о компьютерах – причем на английском, немецком… Это были инструкции к компьютерным программам. И мы их переводили! Это сейчас просто: или нашел русскую версию инструкции, или засунул ее в переводчик – и получил результат. Паше было проще, он английскую спецшколу закончил, а я со своей слабенькой тройкой по английскому брал словарь, по слову переводил, пытался осознать, что это такое, а потом набирал одним пальцем переведенный текст. Одновременно учился работать на клавиатуре. Это было весело! (Смеется.)

П. В.: – Это была еще, так сказать, предверстка. Потом Цыпин, наверное, пошел на компромисс и чуть снизил требования к красивости.

О. К.: – Мне кажется, я подключился где-то на 4-м номере. По-моему, сначала мы выходили не каждую неделю…

П. В.: – А я вспоминаю разговор чей-то о том, что, мол, я думал, что это только на выборы газетку сделали, как всегда, а тут смотри, продолжает выходить регулярно!

О. К.: – Виталий Семенович Цыпин определил контент газеты – что, кроме политики, должны быть и новости Кировограда, и материалы о культуре. Он в то время был одной из центральных фигур на областном телевидении, и его мнению стоило доверять. Но вместе с тем он был очень мягким человеком, совершенно не авторитарным… Сейчас таких людей мало. Нужны более жесткие руководители.

– А как изменилась техника потом?

О. К.: – Техника? (Смеется.) 326-й IBM и цветная реклама на половину А5 формата – я запускал какой-то фильтр и шел курить. Через 10-15 минут приходил – фильтр сработал, запускал следующий и опять шел курить. После появления 486-го проблемы с версткой у нас вроде бы закончились по скорости, и текстовые редакторы работали, правда, с фоторедакторами было немножко похуже.

П. В.: – А я помню, у нас сканер был ручной: типа грабель маленьких, там валик резиновый – ты им двигаешь по странице, и он типа сканирует, потом распознает. А еще лазерный принтер, в котором поселились тараканы! (Смеется.) Мы никак не могли понять, что это за полосы по диагонали, - а им там тепленько, они бегают, когда принтер включается. Всякое было…

– Сколько времени тогда занимала верстка страницы?

С. С.: – Когда я начал верстать, это было как минимум 40 минут! Когда мы перешли на PageMaker, время резко сократилось. Верстка занимает минут 10-15, править иногда дольше, в зависимости от количества правки на полосе.

П. В.: – Техника очень быстро устаревает, ее нужно постоянно обновлять, потому что иногда у секретарш в крутых фирмах компьютеры помощнее наших.

Корректора: Алла Гончаренко, Ольга Березина, Наталия Лупан, Валентина Бажан

– А когда газета начала приобретать современный вид? Когда появились единые требования?

О. К.: – Я как самый «крутой» (не забудь поставить кавычки!) начал создавать свои правила верстки – какие шрифты могут быть, какой максимальный и минимальный объем текста мы можем вогнать в страницу. А Трофимовна (Валентина Трофимовна Дидык. - Авт.), которая к тому времени стала у нас ответственным секретарем, уже тогда мне говорила, что шрифт менять нельзя. Мы несколько раз с ней поговорили, я пытался гнуть свою линию, но Трофимовна, как и Цыпин, была чрезвычайно интеллигентная, но очень настойчивая женщина. Я услышал ее, полез в специальную литературу, покопался, разобрался в основных правилах и понял, что мы в принципе верстаем неправильно. И тогда я посоветовался с Ефимом Мармером, который на то время руководил нашим компьютерным отделом, и мы создали определенные требования: шрифт должен быть один, на страницу должно становиться определенное количество текста, и текст подгоняется под определенное место, а не наоборот, и это делается всегда и везде. В общем, людям должно быть удобно читать.

Я прекрасно помню, как пробовали выводить страницы с разными параметрами и смотрели, какой вариант наиболее удобный и читаемый!

П. В.: – Долго мы тогда разрабатывали эти требования, а главное – приучали журналистов писать, что называется, в нужный размер.

О. К.: – После этого была принята блочная система рекламы. А заодно возникла мысль, что и газета должна иметь блочную структуру. То есть материал написали, вычитали, поправили, и программа сама подгружает файл на свое место, автоматически. Остается только просмотреть. Это, конечно, исключает творчество исполнителя. Хотя, когда мы занимались творчеством, было веселее! (Смеется.)

П. В.: – А я помню, пару раз был на семинарах по издательскому делу, которые проводила организация Irex ProMedia, и после этого рассказывал: а вот Irex ProMedia рекомендует делать вот такой интерлиньяж, и фотографии не могут быть меньше такого-то размера – и после этого пару номеров все требования выполнялись, а потом о них снова забывали и впихивали текст по месту. Поэтому нужны были определенные стандарты и правила.

– Олег, рекламой самой газеты все время занимался только ты. А как рождались твои собаки с газетой, мальчики с кубиками?

– Время от времени у меня возникало желание отвести душу, заняться творчеством и создать красивую рекламу, или нужно было рекламой закрыть какую-то «дырку» на странице. Иногда сами возникали какие-то образы…

– Дольше всех, наверное, продержалась собака с газетой…

– Она очень понравилась Павлу Штутману, у него даже возникла идея поехать снимать в питомник золотистых ретриверов, но в итоге фото нашли в Интернете, доработали – и получилась такая реклама.

– Наверное, ни одна газета не обходится без ляпов. Вам что-то запомнилось? Я, например, никогда не забуду рисованный заголовок с фоколлажем и словом «диктатутра», которое никто не увидел.

П. В.: – А клавиатура фортепианная, которую Жужгов нарисовал? (Владимир Жужгов был у нас ответственным секретарем до Валентины Трофимовны Дидык. - Авт.) Она долго висела у нас в компьютерном на стене. Олег, а помнишь, как ты Буряка «рисовал»? Наши спортсмены (спортивные журналисты. - Авт.) поехали в Одессу вручать Леониду Буряку приз, учрежденный нашей редакцией, а фотоаппарат забыли в гостинице. Приехали без фото!

О. К.: – Собрались все, кто знает Буряка. Принесли несколько фотографий с мужчинами в пиджаках, долго выбирали, чтобы был похож на его пиджак, потом из массы фото выбирали подходящий ракурс, смотрели, чтобы шея была правильная. В общем, когда ему вручили нашу газету, фотомонтажа он не заметил. Точно так же мы когда-то Кучму запихивали в космический скафандр. (Смеется.) Нужна была именно такая фотография!

А еще была «Маргаита» Борисова, ныне уже покойная директор 11-й школы – и тоже тогда никто не прочитал заголовок, увлекшись, опять же, фотоколлажем…

Мы с ребятами обсуждали еще многие моменты работы – а их, поверьте, за 25 лет было немало: и качество фотографий, и пленки, на которые выводили страницы для типографии, и печать в типографии. В результате пришли к единодушному выводу: газета получилась вполне достойная, несмотря на все кризисы, которые пытались нас уничтожить, и нам за нее не стыдно перед нашими читателями.

Ольга Березина

Ольга Березина

Литредактор.