Валентина Богуш: жизнь, достойная восхищения

14:46
0
652
views

Продолжение. Начало в №5.

 

«Моя жизнь – изумительная», – говорит Валентина Денисовна Богуш. Ее воспоминания это подтверждают. Поражает ее активность, энергия – как в семнадцатилетнем возрасте, так и сегодня. По ее признанию, она с детства запрограммировала себя на то, что у нее не будет мужа и детей. Может, поэтому она увлекалась всем, ей было интересно все новое, она познавала, училась, помогала другим. В мире есть очень много людей, благодарных Валентине Денисовне, любящих ее и восхищающихся ею. (Кстати, у нее прекрасный сын и замечательные внуки.)

Поступив в одесский политехнический институт, Валентина, кроме занятий танцами, увлеклась научной работой. Предложили – согласилась и вместе с подружкой по вечерам проводила исследования, целью которых было убрать «лисий хвост» серной кислоты с помощью ультразвука. У девушек получилось. Им вручили дипломы и на троих (с руководителем) 50 рублей призовых. На эти деньги купили торт и, счастливые, съели его.

А еще студентка-первокурсница записалась на волейбол. Ее, маленькую и худенькую, тренер не хотел брать. Ему нужны перспективные спортсмены, а у этой не то что роста, даже силы в руках нет. Но не с ее характером было отказываться от любимого вида спорта. И тренер поставил условие: параллельно заниматься греблей, чтобы руки подкачать. Пошла на греблю. В доказательство того, что руки окрепли, перед каждой волейбольной тренировкой по периметру спортзала ходила на руках.

И это еще не все. Валентина с подругой посещала кружок этикета, где учили правилам поведения в обществе. В кинотеатр ходили на все, что показывали. А еще – в оперный театр. Студенты сидели на ступеньках галерки, подстелив газету. Валентина Денисовна видела и слышала самого Лемешева:

– Это была известная опера «Евгений Онегин». Я никогда не видела, чтоб так принимали артиста. Вся сцена была устлана букетами, на ней не было  свободного от цветов места. Зрители кричали «Лемешев!». После того как Ленский погибает на дуэли, зал опустел. Остались единицы. Понятно, что зритель шел на Лемешева.

Студентка в оперном слушала Ван Клиберна, «божественного пианиста». И какого-то известного скрипача, имени которого не помнит, но помнит, что во время его выступления потеряла сознание. Это был голодный обморок…

Валентина Денисовна вспомнила, чем питалась. Просыпалась в шесть утра,  шла в скверик на Дерибасовской, покупала пирожки с горохом. Шесть штук по шесть копеек. Три сразу съедала, а три оставляла на потом. Говорит, что вкуснее пирожков больше никогда не ела. На обед девчонки покупали дольку арбуза (тогда разрезали и продавали дольками на вес), а к ней – булочку с изюмом.

Как-то подруга позвала Валентину на экскурсию в катакомбы. Очень понравилось. А потом в институте образовалась кафедра туризма. Естественно, Валентина увлеклась и этим. Первым был поход на Кавказ. Поехала в кедах – больше нечего было обуть. А шли по снежнику. Ноги так замерзли, что девушка сорвалась с тропы. Лежала внизу и просила ребят оставить ее там. Но один из друзей спустился и помог выбраться. Идти по снегу не могла, призналась, что ног от холода не чувствует. И парень повел ее дальше по «сыпухе».

На Марухском перевале Валя мыла посуду в ручье – была дежурная. Вдруг выше по течению сдвинулся огромный камень и покатился в сторону студентки. Ей кричали, чтобы уходила, но из-за шума воды она не слышала.  Один из парней решил остановить камень, ухватился за него, но сил не хватило удержать, и рука оказалась под камнем. Самое начало похода, но принято решение, чтобы молодой человек вернулся.

– Я в течение пятидесяти лет носила в своем сердце вину за ту ситуацию, за того мальчика, который из-за меня пострадал, не продолжил поход,  – говорит Валентина Денисовна. – А на пятидесятилетие нашего клуба «Романтик» я его встретила. Он рассказал, что врачи тогда перевязали руку и сказали, что ничего страшного не произошло.

Потом было еще несколько походов, в том числе в Подмосковье на лыжах. Учеба подходила к концу, надо было готовиться к защите диплома. Май, тепло, прекрасная погода, друзья идут в поход в Крым. В группе человек двадцать и всего четыре билета на теплоход. Что делают смекалистые туристы? Первая четверка заходит, трое остаются на палубе, один выходит с билетами,  потом заходят следующие. И вдруг ребята зовут Валю с собой. А она – в легком платьице, в босоножках, с собой ничего нет. Друзья сказали, что у каждого найдется что-то запасное, и молодая авантюристка соглашается. Обули, одели, дали мешок вместо рюкзака, и поход состоялся. Говорит, что он  был незабываемым, особенно горы, покрытые цветущими маками.

Вернулась и успешно защитилась. Правда, перед защитой зашла к научному руководителю, а тот поинтересовался, откуда у выпускницы такой загар. Соврала, что картошку сажала. И в это время в аудиторию вошел племянник руководителя, который тоже был в Крыму, и поинтересовался впечатлениями Вали о походе. Ах как было стыдно! Но все закончилось хорошо.

Выпускнице, активистке, спорт-сменке предлагали аспирантуру.  Отказалась категорически. Ей очень хотелось работать по специальности. А тут еще и «покупатель» приехал из Кемерово – приглашал специалистов для химкомбината. Согласились несколько парней и Валя. Он очень не хотел брать девушку, отговаривал, говорил, что это суровая Сибирь, что там  медведи по улицам ходят. Да разве ее можно было чем-то напугать и отговорить, если она на что-то решилась? «Ну и что? – сказала. – Познакомлюсь с медведями».

Приехали на место. Суперфосфатный завод. Два химкомбината. Если вблизи находишься, капроновые чулки становились «в сеточку». Загазованность – дышать нечем. Институт на территории завода. Молодых специалистов возят грузовой машиной при морозе 40 градусов. Обзавелась валенками, ушанкой, теплым пальто и приступила к работе. Делала то, что прекрасно знала по научной работе в институте. Знания пригодились, Валентина делала успехи, но ее серьезно не воспринимали. Всех в должности повысили, а ее нет. А работы у нее было больше, чем у остальных. Но жаловаться она не привыкла.

Предложили девушке возглавить комитет комсомола. Должность эта была освобожденной, и Валентина отказалась – очень ей нравилась ее работа. Тогда предложили стать членом оперотряда по борьбе с бандитизмом. Это предложение показалось интересным, и бесстрашная девчонка согласилась. В обязанности входило ходить на танцы парами,  «под прикрытием», и разоблачать хулиганов, правонарушителей – сообщать о них в милицию. Парни побаивались такой общественной нагрузки. Но не Валя.

Поскольку в городе было ужасное воровство и этим занимались дети, комсомольцам «прикрепили» трудных подростков: взрослые должны были взять шефство над детьми-воришками. Естественно, Валентина отнеслась к новому поручению со всей ответственностью и решила в первую очередь познакомиться с семьей девятилетнего Толика. Семеро детей, один из которых, самый старший, уже в тюрьме. Отца нет – умер, мать уборщица. Ведро вареной картошки на день, капуста, маргарин, подсолнечное масло. Живут в бараке.

У Валентины зарплата 90 рублей. Что можно этому мальчику дать? Начала подкармливать: покупала ему батон и ячменный кофе. Стала везде брать его с собой, на коньках учила кататься, на лыжи поставила. Уже все коллеги отказались от шефства над детьми, а она нет. Попросила на работе, чтобы к Новому году детям этой семьи дали подарки. Но передать не могли, нужно было личное присутствие детей на утреннике. Стала уговаривать многодетную мать, чтобы всех отпустила на праздник. Самую младшую не отпускала – на улице минус тридцать девять. Уговорила под свою ответственность. Детишки пришли на праздник, посмотрели концерт, получили подарки. Валентина завела их в столовую и купила всем по тарелке молочной лапши. Как они ели! Ведь до этого молока вообще не видели. «У меня внутри все перевернулось. До сих пор не могу спокойно об этом вспоминать», – говорит Валентина Денисовна.

Толик три года сидел в первом классе. Знаний никаких не было. У Валентины летом отпуск, и она решает взять мальчика с собой в Украину. Друзья отговаривали: зачем тебе это надо? А она отвечала: «Если каждый поможет хотя бы одному, насколько человечество станет счастливее». Стала уговаривать мать, чтобы отпустила Толика. Та вроде бы не против, но ему надеть нечего. Валя купила мальчику плащ, и они сели в поезд. Чтобы сэкономить на билетах, научила Толика говорить, что ему восемь лет. Вдруг в вагон вошел контролер и спросил мальчика не о количестве лет, а какого он года рождения. Такой вариант вопроса девушка не учла и вместо экономии денег заплатила штраф.

Пятеро суток в пути. В дороге учили таблицу умножения и выучили ее. В Москве была пересадка, и Валентина там купила Толику кофе и булочку с маслом. Он попробовал и сказал: «А маргарин вкуснее». В Кировограде родители ждали гостей, мама накрыла щедрый стол, с голубцами и фаршированным перцем. Мальчик ни к чему не притрагивался, спрашивал, нет ли у них картошки и капусты. Он никогда раньше ничего другого не ел.

Родители Валентины хотели усыновить мальчика, но это было невозможно, так как он не был сиротой.  Спустя много лет мама Валентины Денисовны приехала в Кемерово и захотела увидеть Толика. Его многодетная семья уже жила в пятикомнатной квартире. Правда, все комнаты были пустые, без мебели, спали они на полу покотом. Бывший подшефный уже отслужил в армии, как мечтал, занимался боксом. Мама успокоилась: из него получился человек. Больше Валентина с ним не виделась, о дальнейшей судьбе ничего не знает. Звали его Анатолий Гигелев. Вдруг случится чудо и до него дойдет эта статья. Было бы здорово, если б они встретились.

Непоседливая Валентина Богуш в начале шестидесятых побывала в круизе.  Ливан, Алжир, Египет, Турция, Италия, Испания. Теплоход назывался  «Адмирал Нахимов». В каждом порту, узнав, что туристы из СССР, говорили: «Гагарин!» Только что был совершен первый полет в космос.

Туристка вспоминает, что перед круизом им всем поменяли 16 рублей на 17 долларов. И в Ливане Валентина за 10 долларов купила себе пальто джерси и шляпу. А потом еще и босоножки, которые ни разу не обула и подарила. И еще плащ из болоньи, туфли и колготки капроновые. В общем, кучу всего  купила и мир увидела.

Инженер уже жила в новой однокомнатной квартире, которую получила, и там собирались коллеги – послушать Высоцкого, попеть под гитару. Все были примерно одного возраста, а однажды приятель привел новенького, студента горного института. Сказал, что он играет на гитаре. Не очень-то он хорошо играл, был самоучкой. Отец его играл на балалайке, а он гитару в руки взял. Хозяйка от нового гостя, мягко говоря, не была в восторге. К тому же он был косноязычный, двух слов связать не мог. Попросила его больше не приходить. Но он пришел снова.

Как-то сказал: «Я никогда не встречался с девушками, не знаю, как с ними обращаться. Можешь помочь?» Валентина в таком пикантном деле не могла быть учителем. Она ходила в походы, продолжала танцевать, занималась английским – некогда было отвлекаться на личную жизнь. Но помогать людям – ее призвание, и она предложила парню почитать ее дневники, в которых написано, каким должен и не должен быть мужчина. Прочел и сказал, что хочет учиться, хочет много знать, быть грамотным – как написано в дневнике. Кстати, в его зачетке, которую Валя попросила показать, были сплошные тройки.

 

Уже взрослый парень в своей жизни не прочел ни одной книги, и Валентина ему вслух прочла «Пигмалиона». Был впечатлен и попросил что-нибудь еще почитать. Стал брать книгу за книгой – благо, библиотека у Вали была богатой. Предложила гитаристу-самоучке сходить на концерт профессиональных музыкантов. А ему надеть нечего. Дала свой свитер и повела. Потом в кино. Словом, это было шефство, как над Толиком. Только этот был старше (на двенадцать лет моложе Валентины) и уже сознательный, и звали его Александр. Ровно через семестр он показал свою зачетку:  все  оценки «отлично».

Саша серьезно занимался альпинизмом. Когда туристы решили пойти в очередной поход, Саша оказался в их отряде. Это было на горе Манарага, Приполярный Урал, зимой. Четверо мужчин, четверо женщин. Трое с ледорубами, один новичок, без него. Остальные с лыжными палками. На гору вошли, а спускаться тем, кто без ледорубов, надо было по другой тропе, в обход. Валентина решила, что сможет спуститься и по этой, но не учла, что лыжная палка может не выдержать. Она и не выдержала, согнулась, и девушка полетела вниз по склону.

– Я летела «голова – ноги». Вся жизнь перед глазами пронеслась, – вспоминает Валентина Денисовна. – Другие парни растерялись, а Саша  рванул ко мне поперек горы,  упал на меня и зарубился ледорубом –  его  этому на занятиях по альпинизму учили.  Только я стала приходить в себя, как по той же тропе летит следующая девушка – решила пойти за мной. Он бросился и на нее, остановил, спас. Девушка пробила голову. Пока ей оказывали помощь, полетела третья. Этой больше повезло: она зацепилась за большой камень и только колено ушибла. Я потом долго вся синяя ходила. Хорошо, что за кульманом можно работать стоя…

 

Продолжение в следующем номере.

Елена Никитина, «УЦ».