Вадим Голованов: «Декларация – свидетельство того, что пациенты тебе доверяют»

13:59
431
views

На минувшей неделе были подведены итоги конкурса «Кращий сімейний лікар року» под эгидой Горсовета города Кропивницкий. В трехэтапном состязании на профессиональное мастерство победил врач амбулатории общей практики – семейной медицины (пос. Горный) Вадим Голованов.

К нашей большой радости, врач с легкостью согласился дать интервью «УЦ». Амбулатория на поселке Горном, в которой он работает, – небольшая, но здесь настолько уютно, что порой забываешь о том, что ты находишься в медучреждении. В коридорах стоят инсталляции из живых растений в вазонах, пациенты ждут своей очереди на удобных диванчиках, стены украшены цветными рисунками. Примечательная черта – эта амбулатория стала первой в городе, заключившей 100% деклараций со своими пациентами.

– Это заслуга Светланы Леонидовны Васецкой, нашего главврача, – говорит Вадим Васильевич. – Благодаря ее поддержке мы не ждали у моря погоды, а начали работать заранее – обзванивали своих пациентов, предлагали заключить договоры, проводили разъяснения. Рассчитывали в 2018 году попасть в первую волну в июле. По независящим от нас причинам договор с Национальной службой здоровья был подписан в январе 2019 года вместе с остальными городскими амбулаториями. Но на тот момент у нас уже у всех были на 100% подписаны декларации – 1800 на каждого врача плюс 10% от этого числа при необходимости, – то есть еще 180 человек. Сейчас у меня заключены декларации с 2 тысячами пациентов, и больше я брать людей не могу, разве что в виде исключения. Но надо понимать, что это количество – не постоянное: кто-то уехал в другой город и заключил декларацию по новому месту жительства, кто-то умер, а кто-то родился. Я как семейный врач принимаю и детей, и взрослых. Светлана Леонидовна сподвигла меня и на участие в этом конкурсе, оказала большую поддержку. Коллеги тоже во многом помогли, поддержали – по сути это победа нашей амбулатории, а не исключительно моя.

– После победы в городском конкурсе количество обращений к вам увеличилось?

– Да, звонят люди, хотят подписать декларацию. Я вынужден отказывать – свой лимит выбрал давно уже. Но и без деклараций количество желающих большое. Например, сейчас один из наших врачей в отпуске, его пациенты могут на свой выбор записаться к любому другому врачу. Просят записать их к «доктору, который конкурс выиграл». Но этот конкурс у меня на самом деле не первый, я уже, можно сказать, бывалый участник. Если помните, программу семейной медицины еще в 2005 году вводил президент Ющенко. Я тогда работал терапевтом и одним из первых записался на курсы по семейной медицине, получил соответствующий сертификат. Тогда тоже устраивались конкурсы, и я в одном из них участвовал. Тогда же, в 2005-м, на Горном была организована амбулатория семейной медицины, я был переведен сюда. До этого работал в поликлинике №3 сначала терапевтом, а потом – семейным врачом. Но, пока не перевелся сюда, детей я не принимал, только взрослых.

– А как пришли в медицину? Это семейное дело или вы не представитель династии?

– Я врачом хотел быть с детства, в том числе и потому, что в моей семье вообще не было медиков – ни по отцовской линии, ни по материнской. Готовить себя к профессии начал еще в школе – в 17 лет устроился санитаром в больницу, работал в операционном блоке. Потом пошел в армию, там работал в медсанбате. После армии подал документы на медицинский факультет Ужгородского государственного университета, сдал экзамены и поступил на подготовительное отделение. Я сам из города Мукачево, прожил там 27 лет, поэтому и вуз выбрал из тех, что рядом. Отучился и по распределению приехал в Кировоград в 1997 году. В 1999-м я женился, с супругой мы вместе учились на медфакультете, сейчас она работает кардиологом в Центральной городской больнице Кропивницкого – той, что раньше называлась больницей №3. Сын тоже собрался в медики, поступил на наш местный факультет Донецкого национального медицинского университета.

– Специальность терапевта, семейного врача, педиатра считается не самой престижной. Общая медицина – ваш личный выбор?

– Нет, это не был мой выбор, интернатуру я проходил как терапевт. В первичном звене работать было тяжело – большая нагрузка, маленькая зарплата. Но, если у человека проблема со здоровьем, он в первую очередь обращается к своему терапевту или семейному врачу. Большое значение имеет доверие – большинство моих пациентов лечатся у меня давно. Где-то процентов 70 из них – жители поселка Горного, но есть у меня люди из сел Субботцы, Шевченково. Много пациентов из Кропивницкого – районы Николаевка, Жадова, Ковалевка. Чаще всего новые люди приходят по рекомендации от своих родственников, которые лечились у меня. На самом же деле люди давно сами выбирают себе семейных врачей. Декларации только закрепили эту возможность, легализовали ее, так сказать. Декларация – это свидетельство того, что пациенты тебя любят, доверяют.

– Кстати, о декларациях и других реформах в первичке – как все эти изменения выглядят изнутри, глазами человека, который в этой системе работает?

– Если говорить конкретно о декларациях, то это очень удобно в первую очередь для самих пациентов. Раньше, если человек был приписан к другому участку, а лечился у меня, мне, например, чтобы получить нужные анализы, приходилось отправлять его в поликлинику на его участок за направлением. Я не мог выписать «чужому» пациенту больничный лист, приходилось, опять же, отправлять его в путешествие. Сейчас все анализы, направления, больничные – что для жителя поселка Горного, что для любого другого человека равноценны, пациент может получить эти услуги здесь, не мотаясь по всему городу. Более того – и этим меня привлекает семейная медицина, – многие болезни, с которыми врачи других амбулаторий отправляют людей к узким специалистам, мы здесь можем лечить сами. И стараемся лечить, потому что с Горного к узкому специалисту нужно ехать в город, для пациента это не всегда легко. Если смотреть объективно, то многие патологии, с которыми врачи-первичники отправляют к узким специалистам – ЛОРу, неврологу, – они могут лечить самостоятельно.

– А зарплаты? Чиновники утверждают, что зарплата врача первичного звена значительно выросла.

– В данном случае чиновники не врут. Зарплата зависит от количества подписанных деклараций, но, поскольку все врачи нашей амбулатории набрали максимальное количество пациентов, у нас всех одинаковая зарплата. И это вполне достойные деньги, несравнимые с тем, что мы получали раньше. Еще важный нюанс: у меня, как у врача, появилось значительно больше свободного времени, так как нет необходимости выходить на необоснованные вызовы.

– Это те, когда человек требует врача при температуре в 37 градусов?

– В том числе и такие. Хочу сказать, что ранее, когда врач не имел права самостоятельно решать, по каким вызовам он придет на дом к пациенту, а по каким – нет, до 90% вызовов были необоснованными. Около 30-40 человек я принимал в свое рабочее время, а потом шел на вызовы, которых было около 15-20 в день. Сейчас основную массу проблем мы с пациентами решаем в телефонном режиме. Необоснованных вызовов нет в принципе. Но есть категории людей, к которым я пойду обязательно. Это онкологические больные, это перенесшие инсульт, люди, которым тяжело самостоятельно дойти до кабинета врача, – отказать им я не имею права с этической точки зрения. Еще одна удобная вещь – электронные реестры и электронная очередь. Раньше под моим кабинетом люди сидели друг у друга на головах, теперь ты приходишь на свое время, получаешь консультацию, рецепт и спокойно лечишься. Но, если человек пришел без электронной записи, я его все равно приму.

– А если пришел человек, у которого не заключена декларация?

– Он тоже имеет право на медицинскую помощь. Но таким людям мы разъясняем, что лучше заключить декларацию, так как в следующий раз уже придется оплачивать услуги из своего кармана.

– Электронный документооборот – это нововведение заменяет привычную бумажную работу или в довесок к ней приходится еще и электронные копии делать?

– То, что основную массу информации перевели в электронный вид, – огромный плюс. Я не должен теперь, направляя пациента в другое медучреждение, делать выписки из карты. Чтобы посмотреть информацию о больном, другой врач просто открывает его электронную карту. Рецепты по программе «Доступные лекарства» – все назначения и препараты можно посмотреть в электронном реестре. Жаль, что пока эта система не работает в полную силу на вторичном уровне. Но, когда она заработает полностью, это будет огромное облегчение, это будет обычная западная практика.

– Если уж мы заговорили о доступных лекарствах, то скажите, люди часто жалуются, например, на то, что трудно получить лекарство со скидкой?

– У меня пациенты жалуются только на одно – что в перечень не добавили другие заболевания и в нем нет препаратов иностранного производства. Сейчас в перечне «Доступных лекарств» препараты для лечения сердечно-сосудистых заболеваний, сахарного диабета 2 типа и бронхиальной астмы. Я бы очень хотел, чтобы в этот перечень были включены препараты для лечения болезней ЖКТ – хронических гастритов, язвы желудка, гепатитов и так далее. Хочу, чтобы в список включили препараты для больных с хроническим бронхитом, – они страдают не меньше, чем астматики. Часто людям приходится отказывать в рецепте потому, что их заболевание не входит в список «Доступных лекарств». А лекарство им необходимо, и они покупают его за свои деньги.

– А какие из медицинских услуг пациент может получить бесплатно на первичном уровне?

– У нас бесплатно идут основные анализы (кровь, моча), биохимия, анализ на сахар, кардиограмма. Но МОЗ регулярно обновляет этот перечень, добавляет в него другие услуги.

От автора: Минздрав разработал новый перечень бесплатных медицинских услуг, который должен вступить в силу с июля текущего года. В нем, кроме 12 видов анализов, также имеются некоторые виды рентгеновского обследования и УЗИ, маммография, биопсии и даже эндоскопия.

– Получается, для вас как семейного врача реформа, проводимая Минздравом, имеет больше позитивных аспектов, чем негативных.

– В вопросе реформы я поддерживаю Минздрав. Много лет «первичка» считалась самой неприглядной сферой в медицине, и это притом, что терапевт – как пограничник, который решает, остается человек здесь или идет на следующий уровень. Сейчас у меня нормальная зарплата, хорошие условия работы, есть время на совершенствование своих знаний. Я доволен реформой, дай Бог, чтобы так было и дальше. Дайте людям закончить реформу – они знают, что делают!

– У вас как специалиста есть замечания или пожелания к команде реформаторов?

– Думаю, врач должен иметь больше полномочий. Сейчас объясню, что я имею в виду. Есть вопросы, для решения которых приходится подключать горздрав и даже облздрав. Например, есть пациент с пороком сердца, ему нужна операция. Чтобы направить его в специализированную клинику в Киеве, нужно договариваться через своего главврача, через профильное управление. На самом деле этот вопрос врачи разных структур могут решить между собой, не привлекая чиновников. Там, в Киеве, Одессе и в других крупных городах, на самом деле работают такие же врачи, получившие такое же образование и имеющие аналогичные полномочия, что и я здесь. Отличие только одно – они работают в более высокой структуре и имеют больше специальных возможностей – аппаратура и так далее.

– После победы в конкурсе вас можно считать знаменитостью местного уровня. Вы не задумывались о том, чтобы выходить в публичную плоскость? Например, как Комаровский, вести свой блог.

– Я подписан на электронные версии медицинских журналов, активно общаюсь в профессиональных пабликах – мне это все нужно для того, чтобы быть в курсе современных тенденций в медицине. Нужно участвовать в семинарах и конференциях. Не секрет, что постоянно появляются новые методики, новые препараты – всю эту информацию нужно изучать. Но для публичной деятельности в стиле Комаровского надо иметь свободное время – и немало. Я с уважением отношусь к Комаровскому, он хороший врач и умный человек. Но это не дает никаких гарантий, что из него получится хороший министр здравоохранения. Я считаю, что у каждого есть свое поле деятельности – и в нем он должен работать на все сто.