Все это было, было, было…

13:43
513
views

История человеческой цивилизации настолько многолика и разнообразна, что вполне можно отыскать сходные сюжеты развития в разные времена и у разных стран. Казалось бы, найди своего «временнОго двойника» и делай выводы, но, увы, история, как известно, никого ничему не учит. Хотя, безусловно, повод задуматься дает. Именно поэтому редакция «УЦ» и решила обратиться к знатокам истории с вопросом:

– Какой исторический период и в какой стране напоминает вам нынешняя ситуация в Украине?

 

Василий Даценко, историк, краевед:

– Нынешняя ситуация в Украине – это ситуация периода Украинской державы гетмана Павла Скоропадского с 29 апреля по 14 ноября 1918 года, есть немало общего. Например, земельный вопрос, кадровая политика, проблемы внешнеполитического характера, источники перманентного кризиса, межпартийные склоки и разборки, языковой вопрос, противостояние между «элитами» и много чего еще. После 14 ноября 1918 года ситуация в тогдашней Украине кардинально изменилась. Желающие могут сами сравнить, углубившись в историю Украины того периода…

 

Александр Михайлов, педагог:

– Столетняя война между Англией и Францией. Король Франции, проиграв сражения, получил в стране армию солдат-пораженцев. Они просто парализовали державу грабежами и разбоями, усмирить их было невозможно и некем. И тогда один из генералов короля предложил, посулив дары и земли, отправить их войной в Испанию, где они и полегли. Это был единственный выход.

Руслан Стадниченко, политолог:

– Історія має підступну вдачу, тому в кризових умовах здатна дивувати своїми аналогіями з минулого. Паралель із Україною сторічної давнини – це історія про ідейну невизначеність і територіальну різношерстість. Із Україною трьохсотрічної давнини – історія про національну руїну і декаданс еліт. Із ретроспективи України тисячолітньої – це віра народу в чудеса та доброго правителя. Але мені, власне, Україна сьогодення нагадує країну з паралельної реальності, де все, що називають новим, давно застаріло, і навпаки.

 

Максим Бужанский, народный депутат, блогер:

– Мы – Польша.

Мы, безусловно, Польша середины XVII века, со своими отколовшимися территориями, тоже нырнувшими, кстати, под сень России. Со слабой центральной властью, пустой казной, дикими, ничем не подкрепленными амбициями, конфессиональными рас­прями, магнатскими вотчинами, ничего не стоящими законами, шляхтой, хлопами и людьми второго сорта.

Мы – Польша времен Хмельниччины, отчаянно пытающаяся влезть в шкуру Польши тридцатых годов ХХ века. С мовными законами, внутренней политикой, породившей ОУН с её антипольской борьбой и тщетными надеждами на Германию, Англию и Францию в разных комбинациях.

Отсталая морально страна в центре Европы, самая демократичная, по меркам XVII века, захлебывающаяся, тонущая в демократии, которая, не имея сдержек и противовесов, породила хаос и анархию, погубившие страну.

Мы – Польша времен XVII века, все соседи которой враги, скрытые или явные, со всеми конфликт, ко всем претензии и упреки.

Мы – Польша, забывающая, что в ХХІ веке время несется в сто раз быстрее, чем в XVII…

 

Виктор Громовой, педагог:

– Будь-яке порівняння кульгає. Тому зовсім не хочеться порівнювати нинішню ситуацію в Україні із іншими державами, у яких до влади приходили відверті популісти. Тож жену з голови, наприклад, прихід до влади президента-соціаліста на президентських виборах 1970 року у Чилі. Бо там наслідком цього стала руїна в економіці та військовий переворот 11 вересня 1973 року, здійснений армією та корпусом карабінерів. Мене зовсім не радують написи на стінах на кшталт: хунта буде!

У мене інша, неісторична, а суто шкільна асоціація. У нас тепер в країні «день учнівського самоврядування». Це завжди креативно та весело, але… за умови, що всі знають, що це не надовго і не всерйоз. Звісно, усі розуміють, що і в день самоврядування в школі є справжній директор і справжні вчителі. Утім, в країні зараз така ж сама ситуація…

 

Юрий Смирнов, литератор:

– Современное состояние дел в Украине напоминает мне веселый и в целом очень важный период жизни Франции, а именно знаменитую Фронду середины XVII века.

Судите сами. У нас есть свой малолетний король, свой Людовик XIV. Да, Владимир Александрович уже мог бы и внучат тискать при определенном раскладе, но как руководитель государства – он пока дитя. Кстати, вершили государственные дела при дитяте Людовике регенты – королева-мать Анна Австрийская и кардинал Мазарини.

Кардинал у нас есть, это Игорь Валерьевич Коломойский. Замечу, народные претензии к кардиналу Мазарини зиждились на том, что он не совсем «этничный». А вот наша королева-мать сильно притихла, хотя, говорят, часто беседует с кардиналом.

Для полноты картины добавим, что в южных провинциях хозяйничают испанцы (несколько отформатированные армией принца Конде), на вопрос «чья Гасконь?» в Париже отвечают ударом шпаги, по всему королевству крестьяне перекрывают дороги. Правда, в ХХІ веке они протестуют против продажи земли, а в XVII – против продажи самих себя. Но это нюансы.

О самой Фронде. Она делится на две части – первая, «парламентская» , под предводительством советника Брусселя, ИЗ КОНДИТЕРОВ. Закончилась мирно, когда на корпулентного советника наехали лошадью (по версии А.Дюма).

Вторая, куда более серьезная, с битвами и пушками, «Фронда Принцев», восстание знати (в нашем случае олигархов, силовиков и бандитов, ох, как легко спутать) против кардинала Мазарини.    Все закончилось мирно. Договорились. Но Людовик, возмужавший на фоне постоянного майдана, создал абсолютную власть и привел Францию к невиданному могуществу и расцвету. А вам слабо, Владимир Александрович?