Других писателей у меня для вас нет

12:58
1133
views
Александр Жовна

Литератор – одна из популярнейших профессий на Кировоградщине. Ей богу. У нас пишущих стихи, прозу или детские сказки намного больше, чем, к примеру, машинистов подъемных кранов, маркшейдеров, архитекторов, продюсеров, экологов… В общем, можно долго продолжать. Поэтому 3 марта, Всемирный день писателя, – это праздник для тысяч наших земляков, которые вполне серьезно считают себя писателями и даже где-то печатаются и издаются.

Официально признанных повелителей пера у нас тоже немало. В областной организации Национального союза писателей Украины 20 членов. Кстати, областная организация была создана последней в Украине, в 1984 году, – не хватало авторов, тогда с этим было серьезно. Еще немало человек состоит в альтернативной Ассоциации украинских писателей во главе с Виктором Шило. А еще есть и местное отделение Конгресса литераторов Украины под руководством нашего Анатолия Юрченко. Четыре-пять десятков только тех, кто считает себя профессионалом. А сколько неохваченных членством пишут и издают!

Есть внесистемные, но более чем профессиональные люди. К примеру, живущий в Кропивницком Алексей Корепанов является членом Союза писателей России. Издано десятка три его романов и повестей (не за его деньги, он за них получал деньги!), плюс множество повестей и рассказов в сборниках. Алексей Яковлевич также хорошо известен в СНГ как редактор, чем и по сей день занимается. А еще издает журнал «Порог-АК».

Есть Олег Бондарь, который тоже нигде не состоит, но печатается и работает на издательства за рубежом, в США, к примеру. Профи, несмотря на отсутствие членского билета.

Но это верхушка айсберга. Вы не поверите, но только наша известная полиграфическая фирма «Код» в год издает больше 300 книг! Не все они художественные, есть еще методички, пособия для студентов, но в основном всё же это, с точки зрения авторов, ПРОИЗВЕДЕНИЯ! Другое известное издательство, «Имекс ЛТД», тоже не отстает по количеству издаваемого. Неужели никому из вас знакомые, счастливо издавшие в ста экземплярах свои стихи, не дарили этих сереньких или голубеньких тонюсеньких брошюрок? С обязательной дарственной надписью? Счастливые вы люди…

И это в краю, который дал миру таких писателей, как Иван Карпенко-Карый, Марко Кропивницкий, Владимир Винниченко, Юрий Яновский, Арсений Тарковский, Василий Сухомлинский! Может, не таких высот достигли, но все же однозначно талантливы были Николай Смоленчук, Демьян Бедный, Иван Микитенко, Сергей Плачинда, Василий Козаченко. Да и еще много-много десятков авторов, простите, если кого не упомянул, в принципе, речь о тех, кто ушел в вечность и вошел в историю.

Есть еще и такой непростой вопрос. Можно ли считать Юрия Олешу кировоградским писателем? Он родился здесь, правда, но прожил в городе до пяти лет. И вообще его родным языком был польский. И почти сорок лет он прожил в Москве.

А Борис Чичибабин, один из самых знаменитых и любимых харьковских поэтов, чьим именем названа улица в самом центре первой столицы, за Госпромом? Он с года до семи лет прожил в Кировограде – его считать кировоградским поэтом?

Так можно и до Афанасия Фета дойти, который восемь лет прослужил в наших краях, в Новогеоргиевске (нынешнем Светловодске), и, говорят, лучшие произведения написал именно здесь. «Я пришел к тебе с приветом, рассказать, что солнце встало»…

Так или иначе, но местный народ писать продолжает – много, плодовито. «УЦ» решила поинтересоваться у трех наших земляков-литераторов, что они думают о современной местной литературе?

Вопросы были поставлены так:

– У нас в облорганизации Национального союза писателей, Ассоциации украинских писателей и Конгрессе украинских литераторов состоит человек пятьдесят. Все эти люди – действительно писатели?

– Только издательство КОД в год издает больше 300 книг. В основном это стихи местных авторов, которые мечтают увидеть свои шедевры, пусть и в виде скромной книжечки тиражом в 100 экземпляров. Имеют ли они право называться писателями?

– Кто из современных авторов в нашей области действительно имеет право называться писателем?

Александр Жовна, бывший (!) член Национального союза писателей Украины и Национального союза кинематографистов Украины, заслуженный деятель искусств Украины, лауреат премии «Коронация слова», автор книг «Вдовушка», «Маленькая жизнь», «История Лизы» и др.:

– Поскольку вопросы касаются практически одной темы, с вашего позволения постараюсь ответить на все сразу. Меня никогда не увлекали разного рода объединения, идеологические, творческие, по интересам. В них душно. Поэтому я ушел из Союза писателей и Союза кинематографистов, куда меня угораздило попасть, как говорил герой Шукшина, «по недоразумению». Сейчас я, слава Богу, свободен и считаю всяческие творческие союзы глупостью и атавизмом советских времен. Особенно союз писателей. Забавно бы звучало словосочетание «Достоевский – член союза писателей» или Толстой. Я сейчас не равняюсь на великих, более того, никогда не считал себя писателем. А, говоря о творческих объединениях, мне кажется, круг интересов их членов сводится к тому, что оные в итоге получают возможность приобщиться к общей посредственности.

Настоящие писатели закончились в девятнадцатом веке, совсем немного захватив двадцатый. А всему виной – всеобщая грамотность. Раньше ремесло писателя было доступно избранным. Сегодня всякий умеет писать слова и знает, как из них складывать предложения, отчего же не стать писателем? К тому же появилась возможность издавать любые авторские книжки, только плати. Те, у кого есть деньги, и их владельцы мало-мальски грамотны, вполне могут стать писателями, вернее, авторами книг, и эта возможность плодить графоманов доступна практически любому желающему. Издав же книгу, ты можешь стать членом Союза. Подобные писатели объединяются в творческие союзы, их книги никому не нужны, и они довольствуются тем, что дарят свои бестселлеры друг другу, знакомым и родственникам с пафосными посвящениями для истории.

Выглядит это все жалко и смешно. С другой стороны, вероятно, им уютно в этой своей общности. Они находят объединяющие интересы и чувствуют себя в этой плесенной духоте вполне комфортно. Конечно же, назвать их писателями трудно, ведь писатели – это не те, кто пишет книги, а те, книги которых читают.

Писатели – это Чехов, Бунин, Достоевский, Булгаков, словом, те, которых уже нет. Вот вам и ответ на вопрос, есть ли писатели. Были. Вернее, они остаются, но их нет среди живущих.

«Был он, век богатырей, но смешались шашки, и полезли из щелей мошки да букашки». Кстати, сказано еще в девятнадцатом веке. Безусловно, есть относительно одаренные авторы, но и их благодаря той же всеобщей грамотности так много, что, сливаясь в одну общую творческую массу, они остаются не выраженными, а стабильная тенденция к тотальному упадку культуры общества отменяет потребность в качественной литературе. Поэтому, смотря, что вкладывать в понятие писатель, пишут многие, а писателей мало. Раньше писали немногие, но это были имена. С другой стороны, я сейчас поймал себя на мысли, что и во времена Чехова находились умники вроде меня, поносившие беллетристов Серебряного века, считая их творчество ничтожным по сравнению с эпосом Гомера или трагедиями Софокла. Ведь каждой эпохе свойственен свой уровень развития и восприятия.

Опять-таки, казалось бы, позитивные эволюционные факторы, как та же всеобщая грамотность и благосостояние народа, на самом деле сыграли злую, я бы сказал, горькую шутку с литературой, и не только. Человек, имеющий финансовые средства, создает из себя псевдообраз писателя, музыканта. Вот выходец из нашей области, поющий ректор. Откровенное творческое ничтожество, прикрывшись молодым поколением и блестками, кажется кому-то певцом, культивируя у плебса дурной вкус и сваливая в пропасть деградации молодое поколение. Поэтому откровенное ничтожество не так уж невинно, ибо в результате его дурного влияния в социуме множится хам, ассимилируются носители культуры, политики, в конечном итоге – руководство страны. В связи с этим возникает срочная необходимость в бригаде реаниматоров вкусовой цензуры. А вместе с ней возникает вопрос: из кого формировать ее состав? Лучше, конечно, чтобы это заранее предусматривала природа, но та, видимо, не успевает уследить и пускает все на самотек. Вот и рулит агрессивная бездарность. А вы спрашиваете, можно ли назвать кого-то писателями? Да ради бога. Они же пишут, публикуются.

Как бы это объяснить? Вот Лионель Месси, он же футболист? А в селе Пеньково, на выгоне, мальчишки гоняют такой же круглый мяч. Они ведь тоже футболисты. Или, скажем, «Бентли», «Роллс-Ройс», «Майбах» – это же автомобили? Но ведь «Москвич», «Запорожец», «Таврию» тоже называют автомобилями. А яхта Абрамовича и бумажный кораблик – и то, и другое – средство передвижения по воде. Дело ведь не в названии, а в масштабе. Поэтому личный выбор каждого, кого считать писателем, кого нет. Все относительно. С наступающим!

Павел Чёрный – наверное, самый незаурядный современный автор. Работает на станции юных техников. Написал для детей сказку про АТО (!) «Як лелечий рід Калину рятував у злу годину». Еще написал «Татову книгу» – такой себе украинский современный вариант «Что такое хорошо и что такое плохо» Маяковского. И эти его книги успешно продаются в крупнейших книжных интернет-магазинах.

Павел Чёрный

– Право имеют все. В либеральном пространстве. Другое дело – ещё посмотрим, кто в чьё время живёт. То есть я хочу сказать, что история отделит зёрна от плевел. Что касается меня (когда спрашивают: поэт ли, писатель ли я?), то я отвечаю словами Евгения Бунимовича: «Я не поэт, да и разве бывают живые поэты?»

На самом деле признать себя поэтом соблазняет Козьма Прутков, который говорил: «Я поэт, поэт жаровитый! Я в этом убедился, читая других: если они поэты, так и я тож…» А если серьёзно, то мы живём во время графоманов, которые пачкают бумагу не только в туалете. Возможно, кто-то так скажет и обо мне. Я пока в АУПе, хотя в жизни этой организации никакого участия не принимаю (был почти 10 лет главой областной организации, теперь просто член). Считаю поэтом №1 в нашем регионе Валерия Сиднина. В прозе – не знаю. То, что попадалось, интереса не вызвало. Разделяю ваше мнение, что количество правдами и неправдами изданных книг – не показатель!

Тут ещё момент: нет пророка в своём Отечестве. Это касается и меня для других, и других для меня! Например, творчество местных членов АУП потрясает другие регионы и даже зарубежье (высоко ценили его И.Рымарук и Ю.Покальчук), а у нас – всё крайне заангажировано НСПУ, который возомнил себя тут вершителями судеб и критерием истины. (Лично я более 15 лет веду борьбу с местными литературными «премиями». Не справляюсь, их больше, количеством берут.) И последнее. Анекдот ходит в литературной среде Украины. Один спрашивает другого: «Ты знаешь, когда в Кировограде прекратит существование премия Маланюка?» Второй: «Не знаю…» Первый: «Когда у членов жюри закончатся родственники!»

Роман Любарский, член Союза русскоязычных писателей Израиля, в прошлом журналист «УЦ», публиковался в десятках литературных журналов Украины, России, США и Израиля:

Роман Любарский

– Писателем имеет право называться тот, кто не мыслит себя вне творчества, кто каждый день посвящает себя кропотливому и напряженному труду, когда ты открываешь новые грани и краски слова, когда ищешь образы и символы своего времени, когда разрабатываешь новые темы, когда несешь читателю «душу на блюде к обеду идущих лет», по выражению Маяковского.

Писательство – это не просто «ни дня без строчки». Графоманы прекрасно могут спрятаться за этот постулат. Есть еще одна важная задача в писательском труде – отбор совершенного, достойного материала. Хорошие книги не выпекаются. как пирожки, к выходным или к праздникам. Конъюнктура, как и дидактика, играет плохую роль в жизни писателя. Она сводит его труд к решению сиюминутных упрощенных задач, к линейному мышлению, иногда к формальному поиску. Хотя известно, что в мировой литературе существует 36 кочующих сюжетов, многие современные писатели без стеснения называют себя первооткрывателями той или иной темы, того или иного жанра. Однако, если бы иные из них были ещё и усердными читателями, увидели бы, что в одном лишь хокку Басё или Бусона уже воплощено содержание их романа/повести.

Говорить о персоналиях не буду. Против меня и без того половина местных литераторов настроена. Хотя если напрячься, то среди современных поэтов я выделил бы Назария Назарова, Антонину Царук, Наталью Бидненко, Валерия Сиднина, Павла Чёрного.

Вот так видят современный литературный процесс его участники. Соглашаться с ними или нет – дело ваше.

Геннадий Рыбченков, «УЦ», тоже немного писатель – автор четырех разделов книги, посвященной 70-летию Кировоградской области.