Швеция: всем вирусам вопреки

12:05
1416
views

Наиболее смелый и бесстрашный путь в борьбе с коронавирусом избрала Швеция. Здесь решили по-своему противостоять пандемии и не вводить жесткие ограничения. Для того, чтобы узнать, на чем зиждется такое спокойствие и хладнокровие, когда практически весь мир находится в панике, мы пообщались с Аней Кузнецовой, которая еще не так давно радовала читателей «УЦ» своими интересными материалами. Ну а сейчас уже гражданка Швеции Анна Кузнецова-Песонен успешно проявляет свои организаторские способности в спортивном клубе имени Ульриха Сальхова в Стокгольме, где помогает развивать любимое с детства фигурное катание. Но понятно, что наша беседа началась с проклятущего коронавируса.

– Я очень рада приветствовать всех своих друзей и читателей любимой «УЦ». Жаль, что повод для разговора у нас совсем не оптимистичный. Но надеюсь вдохнуть в ваши души частичку позитива и оптимизма. Без этого сейчас сложно. Вот сейчас, когда мы беседуем, нахожусь возле катка, где занимаются дети из спортивного лагеря, который я с большими проблемами организовала вместе с коллегами из правления нашего спортивного клуба.

Детский тренировочный лагерь в этом году рождался с серьезными трудностями. Тут нужно было четко разобраться в рекомендациях шведского правительства по поводу сложившейся ситуации. Вот все задаются вопросами: почему в Швеции нет жестких карантинных законов? Но тут нужно понимать, что, если премьер-министр и главный эпидемиолог страны рекомендуют не собираться людям более 50-ти человек, то это значит действительно совсем нельзя. Да, санкций нет никаких. Но если законопослушным людям власть имущие рекомендуют, то с учетом высокой шведской самоорганизации – это обязательно будет исполнено. Хотя эта трактовка не касается спортивных объединений. Поэтому лагеря, сборы, тренировки проводить можно.

У нас перед катком стадион, и там яблоку негде упасть, шум, гам: тренировочная работа у легкоатлетов и футболистов идет полным ходом. Здесь же разминку перед выходом на лед проводят и наши фигуристки. В общем, жизнь бурлит.

Школы и детские садики тоже работают в обычном режиме. Вначале, на первой неделе, некоторые шведы решили самоизолироваться вместе с детьми в ожидании карантина. Но карантин все не наступал, а в Швеции посещение школы обязательно. Тут считают часы, проведенные ребенком в учебном заведении. Родители не могут написать учителю или директору записку и оправдать отсутствие ребенка, как это бывает в Украине. В этом плане шведская система контроля едва ли не самая жесткая во всей Европе. Если же здесь есть большое количество часов, пропущенных в школе, то социальная служба может просто забрать у тебя ребенка. И в итоге все дети вернулись к нормальному учебному процессу.

Границы не закрыты. К нам можно прилететь, если ты гражданин Швеции или имеешь вид на жительство. Из Швеции можно улететь и выехать, но в другие страны вы не попадете. Ведь там все закрыто.

При этом коронавирус у нас есть, и отрицать это глупо. В Стокгольме большой выставочный центр в течение полутора месяцев переоборудовали под госпиталь. Сейчас сооружают в разных местах мобильные госпитали. При более чем 16 тысячах инфицированных здесь 550 людей выздоровело и больше чем две тысячи летальных исходов. Но нужно учитывать, что, исходя из статистики Всемирной организации здравоохранения, большинство умерших – это люди после 80-ти лет. Вот людям преклонного возраста действительно нужно поберечься. А так в масках у нас ходят лишь студенты из Китая и Японии.

Честно говоря, я не знаю, есть ли защитные маски в магазинах, поскольку особо не интересовалась. Ну, в принципе, нам сказали, что специальные маски, а не пошитые клубом «Умелые руки», нужны тем работникам здравоохранения, которые непосредственно работают с инфицированными. При этом общее тестирование уже не проводится давно. Людям посоветовали не идти массово тестироваться, чтобы не заразиться. А вот для тех, кто действительно почувствовал себя плохо и обращается в лечебные учреждения, специальных тестов хватает. Если выявлен положительный тест на коронавирус, немедленно изолируют и проводят все необходимые лечебные процедуры.

Что касается паники, то всеобщего перепуга здесь нет. Хотя у некоторых людей паника проявляется гипертрофированно. А на паникеров смотрят слегка косо и даже над ними подшучивают. С продуктовым ажиотажем была какая-то анекдотическая ситуация. Недели три назад, когда заболевших было совсем мало, мы пришли в магазин – и не было туалетной бумаги. Я, пережившая 90-е годы прошлого века в Украине, просто улыбнулась. Дочь, которая родилась и выросла уже в Швеции, действительно испугалась и закричала «Мама, война…», когда увидела, с какой яростью и скоростью люди раскупали туалетную бумагу. Но на следующий день туалетная бумага снова появилась на прилавках, и ее снова раскупили, а она опять появилась. Вот тогда люди поняли, что смысла скупать не только туалетную бумагу, но и другие товары первой необходимости просто нет. И постепенно этот ажиотаж сошел на нет. И сейчас в магазинах есть абсолютно все. Люди приходят в супермаркеты, в аптеки и приобретают то, что им нужно.

При этом нельзя сказать, что совсем нет проблем. У нас есть большое количество увольнений. Пострадал малый и средний бизнес. Маленькие магазины и бутики перевели на работу до семи вечера, и это принесло серьезные сложности их владельцам. К тому же премьер-министр Швеции не рекомендовал посещать места общественного питания без большой необходимости. Шведы такую рекомендацию трактуют, как не ходить совсем. Понятно, что большое количество кафе, ресторанчиков не работают, и их владельцам не позавидуешь. Но все понимают, что раньше или позже этот кризис закончится и все постепенно наладится. И средства у государства на поддержку и перезапуск малого бизнеса найдутся. Да и сами шведы снова начнут посещать места общественного питания, понимая, что хозяевам заведений просто необходима помощь.

Если вернуться к моей нынешней работе, то все началось с увлечения дочки фигурным катанием. Это у нас, наверное, наследственное, ведь я в детстве тоже занималась этим замечательным видом спорта. И мне захотелось больше узнать о шведской системе подготовки. Я ближе познакомилась с членами правления спортивного клуба, где тренируется моя Эмили. Позже я также стала членом правления одного из старейших спортивных клубов не только в Швеции, но и в Европе. Здесь начинал кататься легендарный Ульрих Сальхов, и клуб носит его имя. Это первый олимпийский чемпион по фигурному катанию. Свое золото швед завоевал за исполнение индивидуальной программы еще в 1908-м году, собственно, тогда, когда фигурное катание впервые было представлено на Олимпиадах. А на чемпионатах мира Сальхов выигрывал десять раз и делит в этом плане первенство вместе с еще одной легендой Соней Хейни из Норвегии. Увековечил себя шведский фигурист навечно в спортивной истории, когда в 1909 году исполнил прыжок с заходом спиной вперёд и, совершив полный оборот в воздухе, приземлился на маховую ногу. Этот прыжок назван в его честь сальховом.

Ульрих Сальхов

А одним из главных тренеров нашего клуба является родившаяся в Днепропетровске Юлия Обертас. Я с ней даже подружилась. Юля – вместе с Дмитрием Паламарчуком двукратная чемпионка мира в парном катании среди юниоров в составе сборной Украины и вице-чемпионка взрослого чемпионата Европы в паре с Сергеем Славновым уже как россиянка. Так что нашим детям есть чем гордиться и на кого равняться.

А я горжусь тем, что работаю в таком спортивном клубе и помогаю детям делать первые спортивные шаги. Мы занимаемся организацией структуры работы, а некоторые члены клуба входят в шведскую федерацию фигурного катания. Мне же на второй год работы была поставлена задача организовать спортивный лагерь в нынешних коронавирусных условиях. Всего в клубе занимается более пятисот детей. Это школа фигурного катания и соревновательные группы. В лагере в каникулярный период тренируется процентов двадцать от общего количества юных фигуристов. Ну а поскольку сейчас на отдых ехать некуда, то в лагерь записалось значительно больше детей, чем обычно.

Правда, были оппоненты нашим занятиям и сборам, которые говорили, что проведение таких мероприятий в условиях пандемии очень опасно. Но мы объяснили, что никто же силком сюда ребят и девчонок не загоняет. Если кто-то боится, может пережить трудные времена дома.

В итоге правление решило, что лагерю быть. Постарались выполнить абсолютно все рекомендации властей и правления клуба. У нас занятия на льду по площади и температуре классифицируются, как тренировка на улице, что не подпадает под запрет.

Мы распределили детей не более шести в каждой раздевалке и контролируем, чтобы они находились на безопасном расстоянии друг от друга и не обнимались, дезинфицируем им руки перед выходом на лед и после. Со своей стороны делаем все необходимое, и дети выполняют, но никто не понимает, что так надо, поскольку это вопрос жизни и смерти. Ведь после занятий наши воспитанники выходят на улицу, общаются, идут в кафе и так далее.

Еще хочу сказать, что многие наши спортсмены очень тяжело психологически пережили крах своих надежд в связи с отменой соревнований. Для них это было определяющим в плане дальнейших спортивных перспектив. Понятно, что дети плакали, ведь они готовились к этим стартам целый год. Но мы помогаем выйти из этого состояния с наименьшими потерями и смотреть уже в следующий сезон. А вопрос квалификации у нас решили следующим образом: всем добавили по два балла к лучшему результату, показанному в ходе сезона, и выбрали 18 лучших. Интересно, как решили эти проблемы в других странах? Ведь это вопросы детской психологии и ранимости.

Ну и в завершение противникам нашего пути хочу привести слова главного эпидемиолога Швеции, который сказал: «Дети должны заниматься спортом для того, чтобы поднять иммунитет, сохранить здоровье и психологически пережить непростое время. У них должны быть свои рутины, свои победы и свои поражения. Они не могут жить в страхе мира взрослых». От себя хочу пожелать всем здоровья, уверенности в собственных силах, победы над всеми невзгодами и возвращения к нормальной жизни.