Увлекайтесь, господа!

13:44
893
views

Есть люди увлекающиеся, а есть увлеченные. Первые быстро загораются, часто распыляются и нередко так же быстро гаснут. Другое дело человек увлеченный. Он любимому делу посвящает жизнь, заражает других, пропагандирует свое хобби. За такими наблюдать – одно удовольствие. И слушать их можно бесконечно.

 

Один из увлеченных людей – харьковчанин Дмитрий Григорьев. Кропивничанам его представил галерист Николай Цуканов, не менее увлеч енный наш земляк. Многие помнят «Звездное ралли», заезжавшее в наш город. Это Цуканов пригласил Григорьева, организатора гонок, заехать в бывший Елисаветград на ретро-машинах, «нарушивших автомобильной сиреной патриархальную тишину города».

Мы с Дмитрием начали наш разговор с планов «Звездного ралли», а «договорились» до такого интересного, что может и должно коснуться каждого. Ну, обо всем по порядку.

– Дмитрий, «Звездное ралли» уже трижды побывало в нашем городе. В прошлом году участники даже финишировали в Кропивницком. Какие планы на этот год? Будет ралли?

– Я не могу вам ответить на этот вопрос. По-моему, сейчас никто не ответит на подобные вопросы. Это у нас всегда происходит в середине лета, старт – во второй четверг июля. На обстановку в стране к этому времени может повлиять ряд факторов, и карантин в первую очередь. Устраивать камерное мероприятие, только для гонщиков, неинтересно ни им, ни организаторам. А соберется человек двести зрителей – уже будет нарушение карантинного режима. Так что посмотрим.

– А какая программа в планах на этот год?

– Мы серьезно и загодя готовились. К февралю уже появились спонсоры, партнеры, были готовы участники и город – в этом году это Харьков. Меня спрашивают ребята, что делать, как быть, я говорю, чтобы готовились, а там как получится.

Такие мероприятия – это проверка машин, которым уже далеко за тридцать, и экипажей, и дорог, и инфраструктуры и туризма населенных пунктов всей Украины. Заявленная «аудитория» в этом году прекрасная: Одесса, Мариуполь, Львов, Киев, Запорожье, Днепр, Полтава… Обычно 10-15 городов.

– Из нашего города никто не заявлялся?

– Заявок на февраль было уже двадцать, но, к сожалению, ни одной из Кропивницкого. Я пытался связаться с теми, кто в прошлом году участвовал в финальном выставочном дне ралли на Театральной площади… Они и тогда были не очень активные ребята, а сейчас, в связи с карантином, наверное, и подавно.

Понимаете, как складывается ситуация, какие есть нюансы. Ралли наше многогранное. Человек не просто должен ехать на машине, которой очень много лет. Он к тому же должен быть автореставратором. Это называют хобби, но для многих это уже работа, и эти люди имеют автомастерские по ремонту ретро-машин. А таких автомобилей в нашей стране достаточно много, и в вашем городе есть.

– Может, нашим не хватает азарта? Они ведь еще не участвовали в «Звездном ралли».

– Мы на финальный день приглашали ваших без вступительных взносов, и при этом они получали равные права с остальными участниками. Но когда люди не в теме, им это все не очень интересно. Я многих спрашивал, как они эксплуатируют свои автомобили. Они говорили, что каждый день на них ездят. У нас такого не бывает. Для девяноста процентов наших участников выезд – это большой праздник. У нас пять-шесть мероприятий в год, и к каждому машина готовится специально – то ли это выставка, то ли парадный выезд, то ли ралли. У «Звездного ралли» еще есть весенний и осенний учебно-тренировочный сбор, проводящийся в режиме однодневной гонки.

Кропивницкий в свое время собирал много коллекционеров, проходили выставки. Когда я еще плотно этим вопросом не занимался, знал, что в конце 80-х был известным ваш клуб «Автоветеран». Но сейчас они какие-то неактивные. Знаете, у меня вызывает отторжение, когда человек на предложение участвовать в ралли спрашивает: «А сколько вы нам заплатите за участие? Сколько нальете нам бензина?» Когда я это слышу, прекращаю любые переговоры. Это советский подход, нигде в мире ни один участник не просит у организатора налить ему топливо. Пример: гонка Пекин – Париж, растянувшаяся на 14 тысяч километров. Участие в гонке стоило 100 тысяч долларов. Если вы в состоянии финансово поддерживать мероприятие – участвуйте. И там были редчайшие автомобили: 1908-го, 1907 года, 24-го. А когда приходит ко мне с «Волгой» и спрашивает про бензин… С нами в гонке участвовал человек на «Чайке», у которой расход 35 литров на сто километров. Он получил массу удовольствия и ни разу не задал вопроса по поводу топлива. Или ты реставратор, коллекционер, ценитель ретро-автомобилей, или ты картошку на своей машине возишь.

– Как вы выбираете маршрут?

– И Одесса, и Кропивницкий выбирались нами с точки зрения истории. Мы ездим по историческим местам, которые интересны всем нашим участникам, где зарождался автомобилизм Украины. Мы просто так не ездим. Вот в Кропивницкий, бывший Елисаветград, мы приехали по той причине, что этот город принимал два украинских дореволюционных ралли. Для нас было важно увидеть места, где гонщики останавливались в 1913 и 1914 годах, располагались на ночевку, ремонтировали машины.

То же с Харьковом – одним из очагов автомобилизма дореволюционной Украины: в 1911 году здесь проехало международное ралли с участием 65-ти машин. И в этом году мы планировали проехать по тем маршрутам. Места там изменились, но не очень сильно.

В дореволюционное время гонки были настоящие. Когда мы оцениваем время, за которое в начале прошлого века преодолевались маршруты, получаем скорость на уровне 50-ти километров в час. Это очень быстро, машины практически неслись по бездорожью. Средняя скорость нашей гонки – 60 километров в час. Но некоторые участки приходится проходить на пределе Правил дорожного движения. А машинам далеко за тридцать. Есть по 50-60 лет. В этом году на гонку заявилась машина 1929 года! Это львовяне специально для участия в «Звездном ралли» купили Citroen такого солидного возраста.

– Вы водитель, организатор, реставратор, автор книг, работаете со студентами в мастерских в Академии культуры и искусств. Как вы пришли к своему главному увлечению?

– Я очень давно за рулем – с 1982 года. Это первое. Во-вторых, были хорошие учителя. Я по специальности инженер-строитель. Вот сейчас, пользуясь карантином, продолжаю строить: делаю капитальный ремонт в своей квартире, один, без помощников. Стараюсь физический труд разбавлять умственным. Я был приглашен в театр в качестве заведующего постановочной частью и ставил спектакли. Это был харьковский академический театр. И да, две книги написал.

– Это же вы архивы поднимаете…

– Конечно. И не только. У нас есть сайт и группа в «Фейсбуке» «Товариство друзів класичних авто». Она объединяет небольшое количество людей, но все они проверенные, по-настоящему увлеченные. Чтобы вступить в группу, надо ответить на ряд вопросов и соответствовать требованиям. У нас есть историки, реставраторы, коллекционеры старой техники.

Вот перед нашей беседой я закончил переговоры с Чехией. Чехи помогают нам в сборке очень редкого автомобиля, которым я сейчас занят. Это единственный экземпляр в бывшем Союзе. Это авто 1949 года – Tatraplan. Таких машин сошло с конвейера всего 4200, а сегодня в мире сохранилось не больше трех десятков. Мы уже второй год скрупулезно, тщательно занимаемся восстановлением этой техники, чтобы она была представлена в Украине.

В Европе есть федерация, которая определяет историческую ценность автомобиля. Только с помощью федерации можно автомобиль поставить на учет, застраховать и узнать его историческую ценность. И такая машина имеет специальные желтые или коричневые номера исторического транспортного средства. И есть правила: если владелец будет замечен в перевозке картошки или стройматериалов на таком раритете, номер отбирают.

Но есть и привилегии. Мои коллеги из Днепра два года назад реставрировали очень серьезный старый автомобиль ЗИМ, привезенный из Эстонии. Когда владелец вернулся на этом автомобиле в свою страну, местная комиссия, выдающая разрешение на эксплуатацию исторических транспортных средств, оценила его на 99 баллов. Это коричневый номер, позволяющий заезжать в пешеходные зоны города. Кроме того, с владельца сняли все государственные налоги.

– Вы так «лихо» соединяете автомобили с историей.

– А это и есть история. Вот у вас в Александровке замечательный музей, мы познакомились с Василием Билошапкой, его директором. Нашли связь с Харьковом, потому что Лев Мациевич, авиатор, уроженец Александровки, учился в нашем институте в начале двадцатого века. И мы с Василием продолжаем поиски сведений о первых украинских автомобилистах. Мы уже продолжительное время восстанавливаем их имена.

С нами связываются люди из разных стран. И иногда присылают уникальные фотографии. В этом году было две: одна прислана из Санкт-Петербурга, а другая – с Черноморского побережья Кавказа. Как ни странно, эти снимки связаны с харьковскими автомобилистами. Я в партнерстве со своими коллегами и сотрудниками отдела краеведения нашей библиотеки имени Короленко раскрутил две истории, которые скоро будут опубликованы.

– Как по одной фотографии можно раскрутить историю?

– Большинство фотоснимков, на которых изображен автомобиль, имеют историю, продолжение. Мы расшифровываем, какой изображен автомобиль, какой это год. Да, мы датируем фото, потому что у автомобиля есть особенность: с каждым годом он несколько меняется. В один год – такая-то фара ставилась, в другой год – такие-то колеса. Вот так мы определяем имя авто и год его выпуска. Для историков это очень важно, потому что дореволюционных фотографий осталось очень мало.

Пример вам приведу. Неожиданно нам прислали копию вырезки из журнала, где под фото написано «Автомобиль графа Капниста». Качество – не очень, штатное фото, на первый взгляд, неинтересное. Но для нас снимок оказался интересным чрезвычайно. На нем изображен отец известнейшей украинской киноактрисы Марии Капнист. Это та самая Мария Ростиславовна, которая сыграла больше ста ролей, в том числе экономку в фильме «Бронзовая птица». Это она после ГУЛАГа обрела неузнаваемую внешность, она себя в зеркале не узнала. Ростислав и Никита, ее отец и дядя, были создателями полтавского автомобильного клуба. Вот с этим и связана фотография. Я поддерживаю связь с дочерью Марии Ростиславовны, единственной оставшейся из рода украинских Капнистов.

Хочу заметить, что фото, где изображен Томас Эльворти в автомобиле, которым со мной поделились в вашем городе, пока еще у меня в работе. Мы еще не можем точно идентифицировать запечатленный автомобиль. Похож на бельгийский Nagant, но надо много раз все перепроверить.

Пользуясь возможностью, хочу обратиться к читателям вашей газеты. Если у вас есть старые фотоснимки, на которых изображены автомобили, поделитесь с нами копиями. Мы с коллегами их изучим и расскажем вам увлекательные истории. А еще присоединяйтесь к нашему сообществу. Нам нужны настоящие ценители и увлеченные люди.