Третий Мир, или Жизнь после (вместо) пандемии

15:17
1246
views

Продолжение. Начало в №48 «УЦ».

 

Четвертая промышленная

Итак, помолясь кто Христу, кто Марксу, приступим к второй части (первая часть «» в №48 «УЦ». – Прим. ред.) нашего вольного анализа последствий пандемии коронавируса в отдельно взятом человечестве.

Для начала сгоняем в 2011 год, когда на Давосском экономическом форуме впервые была озвучена концепция четвертой промышленной революции.  Попробую кратко и доступно сформулировать ее основные тезисы:

– наступает эпоха замещения человеческого труда трудом умных механизмов, управляемых искусственным интеллектом при помощи тотального Интернета;

– киберфизические механизмы и ИИ полностью обеспечат проблемы биологического человека – бытовые, досуговые и, как ни странно, трудовые;

– будет решена проблема голода, ведь сельское хозяйство станет точным производством, практически без участия человека, с дронами и киберкомбайнами;

– потребление станет одновременно и более индивидуальным, поскольку искусственный интеллект будет знать все наши потребности, анализируя наш интернет-контент, и в то же время более серийным;

– все эти изменения потребуют от человечества новой этики и новых правовых отношений.

Нового смирения, я бы сказал.

Но об этом чуть позже.

Идея четвертой промышленной революции была подхвачена определенной частью институций мировой экономики и политики – прежде всего, Всемирным Банком, Международным Валютным Фондом, ООН, фондом Сороса и т.д.

Интерес всех этих организаций понятен – четвертая промышленная уничтожает возможность роста развивающихся стран и территорий, поскольку убивает двух главных зайцев капиталистического прогресса – дешевую рабочую силу и экспоненциальный рост среднего класса. Иными словами – богатые становятся еще богаче, бедные еще беднее, управление человечеством происходит за счет кредитного шантажа, за возможность выживания забираются базовые ценности предыдущей эпохи – такие, как независимость.

Мегакорпорации всегда представлялись философам и аналитикам злом, но ошибка была в том, что это зло виделось герметичным, этакими сектами со своим тоталитарным уставом. Корпорации прошли этот этап. Таким образом, наступает не новый феодализм Бердяева и Гэлбрэйта, а новый колониализм, новый империализм. Теперь им нужны земли и люди.

Я пока не видел сериала про сражения армий Амазона, Алиэкспресс и Сбера, но он точно скоро появится. Улыбнитесь и переведите дух.

И что? И ничего

Теперь перелетим в декабрь 2019-го и посмотрим без коронавирусной оптики на реальную поступь четвертой промышленной.

Биткоины, тридэпринтеры, беспилотники, умные автомобили стали из игрушек фриков темами для обсуждения. Особенно беспилотники. Особенно на войне.

Начали умирать старые профессии и появляться новые. Это нормальный процесс. Вот были стенографистки, сотни тысяч женщин шли в эту профессию – и нет ее. И бурлаков нет, а было весьма уважаемое дело.

В 2016 году российский центр «Сколково», местный флагман четвертой промышленной, ныне очень показательно срытый до фундамента, дал такой прогноз по профессиям в 2020-м.

Исчезнут радист, библиотекарь, почтальон, кассир, водитель, штурман, бухгалтер, швея, гончар, табельщик, сметчик, ткач, юрист, нотариус, преподаватель, провизор, терапевт, риэлтор, логист, диспетчер.

Появятся блогер, разметчик данных, SCRUM-мастер, Product owner, UX/UI дизайнер, Data scientist, биоинформатик, биофармаколог, нейропсихолог, инженер 3D-печати.

Нет, новые уже появились, особенно много стало блогеров. Но вот с исчезающими беда – они по-прежнему на месте.

Сделаю лирическое отступление – человечество никогда не живет в одном укладе, их в любой год и век несколько основных, а в нюансах – сотни. Кропивницкий живет не так, как Воронеж или Познань, хотя погода в то или иное время года может стоять одинаковая.

И это беда всех революционеров во все времена – непонимание и неприятие этого простого тезиса.

Вернемся же к глобальным переменам нашей жизни. Итак, вот штурман. Самолета, например. Внедрили новую программу, штурманы не нужны, штурман остается без работы. Раньше капитализм развития говорил: чувак, смотри позитивно, бери кредит, открывай кафе «Под крылом», крутись и зарабатывай. Как по мне, это тоже хреновый путь, умножающий на ноль твое образование, например. Но хоть так. А теперь капитализм подавления пожимает плечами и говорит: возьми ссуду на еду, только хорошо себя веди, иначе не будешь есть. А, да, купи телефон и веди блог, монетизируй себя. Пиши истории, как ты был штурманом. Не читают? Ну надень на голову ведро и бегай голым в Тик-Токе.  Все в твоих руках, штурман.

Спасибо, нет.

Еще одно позднее понимание революционеров – не все новые идеи выживают. И даже больше – лучшие идеи точно умрут.

Идея освобождения человека от труда прекрасна… и гибельна. Это только в сферическом вакууме человек, освобожденный от труда и заработка (получающий социальный минимум, который закроет все его базовые потребности), предастся гармонии творчества.  Во-первых, никакое творчество никому не будет нужно. Мы уже находимся в ситуации, когда культура предельно капсулируется, и ее плоды нужны, как правило, только самому производителю и небольшой фан-аудитории, поскольку исчезает качественный отбор этого самого продукта. Во-вторых, человек сразу скатится к бесконечному потреблению разрешенных удовольствий – еда, фармакологические наркотики, компьютерные игры и подцензурное общение в соцсетях.

Производитель – свободен, потребитель – раб.

Мы же любим свободу, ценим ее? Мы не собираемся отдать ее за… А за что, собственно?

Трампоновирус

Между прочим, в 2020 году мы стали свидетелями первой битвы в новой войне – старого доброго капитализма с колониальным неолиберализмом, выраженным в американской предвыборной кампании.

Можно сколько угодно смеяться над Дональдом Трампом или ненавидеть Дональда Трампа, но он первый рыцарь капиталистического Камелота прямо сейчас. Хранитель древностей. Чем он не устроил Америку новых корпораций и бюрократов? Ну не внешним же видом или бравадой. Все эти люди Буша-младшего пережили, а он был просто дегенерат, уж простите.

Трамп замахнулся на новый порядок.  На цифру, на зеленую энергию, на криптовалюты, на свободную эмиграцию. Он сложил два и два – оказывается, ослабление государства и подъем корпораций приводят к обеднению населения. На этом простом тезисе он и выиграл выборы. А проиграл – из-за коронавируса (ну нельзя запертого в четырех стенах масочника заставить голосовать за действующую власть, у нас на этом коне «Слуги Народа» пролетели мимо местных выборов, имея всю полноту центральной власти) и, что еще уместнее в контексте нашего разговора, – из-за наплевательского отношения к цифре.

Но поверьте, он еще вернется. Если не лично, так на знамени конфедератов.  Давайте в этом месте еще раз улыбнемся.

Украина – полигон

А что со всего этого Украине, спросите вы, и будете правы.  Давайте поговорим о нас.

Итак, в данный момент мы шагаем в четвертую промышленную революцию в авангарде! Только это – авангард подопытных кроликов, как бы это ни было обидно нашим распрекрасным патриотам и активистам за еду.

  1. Мы на «отлично» распатронили накопленные ценности второй и третьей промышленных революций. Часть нашей экспортной металлургии и химии осталась в ОРДЛО, мы потеряли целые отрасли типа судостроительной, вон нам уже Британия списанные катера береговой охраны продает, в пару к списанным же бронеавтомобилям.  Вместо древних заводов теперь либо модные коворкинги для блогеров, либо пустыри.
  2. Мы – территория для апробации новых форм правовых отношений, вернее, отбора прав у граждан в ежедневном режиме.

Наша Конституция еще как бы существует, мы празднуем ее день, но на самом деле большинство ее норм просто уничтожены. То, что презентуется украинцам сейчас под видом медреформы, – не медицина, а ее противоположность. После фазы превращения пациента в клиента медицинских услуг мы переходим к следующей фазе – медицинскому шантажу неоказания помощи.  Народ реагирует соответственно, массово скрывая тот же ковид. Главное – не попасть в эти больницы.

Под шумок практически уничтожено трудовое законодательство, под шумок уничтожается предпринимательство (здесь хоть как-то народ оппозиционирует власти), с большой и радостной помпой топчутся права национальных меньшинств.

На очереди главный эксперимент – сгон с украинской земли ее владельцев, малых и больших. Наши олигархи-латифундисты очень надеются, что «свободный» рынок земли будет в их пользу. Они, мягко говоря, заблуждаются. Фермеры и простые пайщики, если судить по обнулению процессов закупки сельскохозяйственной техники и спецстроительства, не надеются ни на что.

Помните? Дроны и комбайны-беспилотники.

И сплошная кукуруза, до горизонта.

  1. Ну и новые технологии четвертой промышленной – куда же без них. И я сейчас не про беспилотные «Теслы» и отжим майнинга полицией у айтишников. Это так, финтифлюшки, как говорили при царях.

Помните сообщения о целой сети американских лабораторий на территории Украины, занимающихся странными биологическими экспериментами?

А про тайные тюрьмы?

А про наших министров на отчете перед послом США по стойке смирно?

Наверное, помните.

А помните ли вы какую-то официальную реакцию на это, кроме перекатывания во рту камешков из засохшего ослиного кизяка?

Китайцы говорят, что стоит пожалеть людей, живущих в эпоху перемен. Что же говорить о нас, живущих в условиях эксперимента? Оплакать.

Вы скажете: но это же интересно – эксперимент. Да, интересно, но только для экспериментатора. Для лабораторной мыши – ничего интересного.

 Ох уж эти мыши

Коронавирус сегодня – данность нашей жизни. Только вот в ней есть два доминантных направления мнений. И я не про естественный или неестественный порядок происхождения вируса. На самом деле уже плевать, летучие мыши это или ползучие гады в белых халатах. Я лично – за мышей, новые вирусы рождаются все время, допустим, все началось честно.

Нечестно началось дальше. Пандемия – прекрасная почва для введения целого вороха ограничений, от биопаспортов с антителами до насильственного проникновения в ваш дом всяческих проверяющих, от отметок заболевших в специальной системе до лишения прав ковид-нарушителей.

О, стоп. Где-то я все это уже видел, задолго до пандемии. Ну, конечно же, Всемирное Агентство по борьбе с допингом, сделавшее из спортсменов рабов под лозунгом «Мы за чистый спорт», теперь ВОЗ повторяет путь своих антидопинговых коллег под лозунгом «Остановим коронавирус». Только вот пока ни карантины, ни масочный режим не привели ни к одной победе над вирусом, судя по статистике.

Но давайте о двух подходах.

Первый – все закончится, и мы заживем как прежде.

Не заживем. И не потому, что будем бояться вируса и сидеть в своих коробчонках.

Просто мы вернемся в бедный мир.  И в мир большой революции, но не той, о которой так мечтают чиновники ВБ и МВФ.

Второй – все будет совсем по-другому.

Да, все будет совсем по-другому, но как по-другому – очень сильно зависит от всех нас.

Если мы смелые летучие мыши, а не подопытные крысы, конечно.

Страшен черт

И перед тем, как перейти к финальной, прогнозной части своей статьи, я хочу вернуться к психологической составляющей жизни после коронавируса.

Понимаете, мы же ничего толком не пережили как человечество, в большинстве своем на данный момент рождённое после 1945 года.

У нас не было мировой войны, чумы, холеры, оспы почти не было, голодом мы называем приятное чувство спортивной диеты. У нас хоть Союз распался, хоть какая-то коллективная травма, а у других? Брексит? Окончание сериала «Игра престолов»?  Новый айфон?

В этом смысле коронавирус, скорее, уж простите, благо для человечества, которое несколько подзабыло, что такое настоящее горе, и сублимировало на травмах типа «мамка в детстве дала ремня» и «дядька в троллейбусе схватил за ногу».

Да, пандемия сделает мир бедным. ООН вот дала мрачнейший подъем по голоду на 2021 год – 270 млн голодающих, как минимум десятая часть погибнет. Пострашнее цифр пандемии, согласитесь.

Но пока еще ничего не кончилось. Наша задача – жить и сохранять нажитое нашими предками, как материальное, так и (и это важнее) нематериальные активы – культуру и права. Потому что нас могут ждать вещи пострашнее короны. Тут я рискну процитировать одного из самых независимых и парадоксальных умов современной России Максима Александрова, а самому попрощаться с вами до следующей недели.

 «Слышу, будто 2020 год – страшный год несчастий, который уже «не может удивить ничем». Ну, оговариваются люди, разве что прилёт инопланетян, бунт ИскИнов или столкновение с астероидом могут нас теперь шокировать.

Меж тем лично я ожидаю в ближайшие годы несколько по-настоящему неприятных событий, которые для многих станут сюрпризом. Хотя они очень даже вероятны, в отличие от космической угрозы.

А некоторые даже неизбежны.

– Террористическая атака в крупном городе с применением ядерного оружия (традиционно называют Барселону почему-то, но это может случиться и с БАйресом, и с Ванкувером, и с Омском; разнообразные последствия можете представить сами).

– Вскрытие и выкладывание в паблик всех переписок всех пользователей Гугла (или Телеграма, или хотя бы Яндекса). 

– Банкротство по-настоящему крупного банка, масштабов Сбера. 

– Пандемия опасного вируса с высокой летальностью и высокой же заразностью (нет, на самом деле).

– Покушение (возможно, удачное) на крупного политика (президента ядерной державы, например) с последующим возложением вины на некое государство или народ. 

– Глобальное отключение на несколько дней всех электроприборов на Земле вследствие вспышки на Солнце (хотя хватит и отключения Интернета на сутки).

– Распространение паразита, который сделает полностью непригодным для употребления в пищу какую-то популярную сельхозкультуру (я имею в виду даже не новый фитофтороз картофеля, как в Ирландии времен великого голода, – катастрофой благодаря глобализации станет и нечто подобное нашествию филлоксеры 1863 года, например, с фактическим уничтожением всей винодельческой индустрии).

Как известный оптимист, хочу напомнить – даже если произойдет сразу всё вышеперечисленное, человечество выживет, отряхнется и как ни в чём не бывало продолжит обсуждать всякую ерунду, а на развалинах будет сидеть кто-то вроде меня и ворчать: «Да стоило ли переживать? Тоже мне, неприятности, то ли ещё будет!» 

Ну и понятное дело – будет! Будут масштабные землетрясения, извержения вулканов, техногенные катастрофы, локальные войны, революции, экономические кризисы, то есть всё то, что обычно происходит постоянно, но в 2020 году из-за общего спада активности человечества стало происходить реже».

 

В третьей части статьи:

– Ружья, таблетки и Бэтмены

– Фрэнк Херберт и товарищ Че: новое выживание

– Подарки под елку, или Всё будет хорошо.