Виктор, ты с нами

13:42
635
views

Высшей государственной награды – звания «Герой Украины» удостоены всего несколько человек, родившихся на Кировоградщине или тесно связанных с нашей областью. Это ректор Киевского национального университета имени Тараса Шевченко Виктор Скопенко – награжден в 1999 году, руководитель хора имени Веревки Анатолий Авдиевский – в 2003-м, первый глава Харьковской облгосадминистрации Александр Масельский – в 2006-м, командир 3-го полка спецназа Александр Трепак – в 2015-м, участники АТО Юрий Коваленко – в 2015-м и Евгений Тельнов – в 2017-м. Но один герой, наш земляк, стоит в этом ряду особняком. Это Виктор Чмиленко, один из Небесной сотни. Погибший на Майдане 20 февраля страшного 2014 года. Завтра, 4-го января, ему исполнилось бы шестьдесят лет. Всего шестьдесят…

Казалось бы, никакого особого подвига он не совершил. И был убит «беркутовцем», когда шел с передовой на улице Грушевского за бутылкой воды. Снайпер попал в него дважды. Первая пуля попала в левое плечо. Вторая разорвала шейную артерию. Раны оказались несовместимыми с жизнью. Ранее от него часто доводилось слышать: «Лучше умереть стоя, чем всю жизнь стоять на коленях».

Но звания этого он заслуживает как никто другой. Всей своей жизнью, своими делами, даже своим беспощадно прямолинейным характером, своей колючестью и даже тем, что его не понимали и не любили соседи по бобринецкой округе. Он был из какого-то особенного теста. Таких сейчас не делают. И, может, ужасно плохо то, что сейчас скажу, но он бы резко осудил украшателей его биографии и некролога: на сайте памяти героев Небесной сотни, созданным «Украинской правдой», написано, что он погиб, вытаскивая из зоны поражения раненого…

Даже не сосчитать, сколько раз мы писали в «УЦ» о Викторе Чмиленко – он часто подкидывал поводы. Будь то поддельные семена подсолнечника, заполонившие область, или поездка в Москву к знаменитому уроженцу Бобринца кинорежиссеру Петру Тодоровскому. Или случай, когда Чмиленко с лучшим другом Алексеем Цокаловым подняли весь район и добились снятия с должности и.о. главы Бобринецкой райгосадминитрации Пересунько, который на встречах с людьми продвигал какие-то не совсем адекватные идеи типа возвращения колхозов, «закрытия» небольших сел и т.п. Митинговали, перекрывали трассы и получилось – того Пересунько даже исключили из Партии регионов. Или печальная история, когда Чмиленко увидел на своем поле пьяных охотников, разъезжавших на машине, давя посевы. Дело закончилось дракой, в которой Чмиленко сломали палец. А потом охотники подали на него заявление в милицию. Типа напал на них пятерых с ружьями и избил. И дело приняли к рассмотрению, готовился суд. Тогда Чмиленко пригнал под прокуратуру трактор и грузовик и объявил голодовку. Подействовало, дело закрыли. Скоро против него будет заведено новое дело – он в колонне автомайдана ездил «в гости» к Януковичу в Межигорье…

А еще раньше папка на Чмиленко появилась в КГБ. В начале 1991 года, за полгода с лишним до объявления независимости Украины, он развешивал на досках объявлений в Бобринце рукописные листовки за независимость. За что был уволен с работы в районных электросетях и год не мог найти другую работу. И стал фермером.

Кажется, первая статья, первое интервью с Чмиленко было о его дедах. Он очень долго, с большими сложностями добывал дела, заведенные на его дедов Леонтия Чмиленко и Григория Сахно. Они оба были зажиточными хозяевами в свое время. Сахно за отказ вступать в колхоз, антисоветские выказывания и участие в антисоветском восстании расстреляли в 1937-м.

Вот цитаты из документов, копии которых (оригиналы в архиве Николаевкой области) Виктор Иванович мне показывал тогда: «Сахно систематически проводил контрреволюционную агитацию среди колхозников пораженческого настроения, соболезновал расстрелянным врагам народа, заявлял, что эти люди болели за нас и хотели принести для нас пользу. Срывал подписку на заем “Оборона страны”. Клеветал на партию и правительство и восхвалял царский строй».

«Сахно Грицько Артемович по сільраді лічиться кулак розкуркулений. Мав власної землі 15 га і орендував 10 га, мав трьох коней, корів 2 шт. Мав найману людську робочу силу: постійний 1 робітник і сезонних 5 осіб. З найманцями поводився жорстоко, на кабальних зделках. (орфография сохранена.  – Авт.) В колгосп вступив в 1929 році, а в 1930 вибув, забрав своїх коней і весь реманент. Вів агітаційну роботу проти колгоспу і господарював одноосібно. Злосно не виполняв планів, які надавались Радвладою. В 1933 його майно було окончательно розпродано, чому він чинив фізичний опір».

Второго деда, Леонтия, уже после окончания Второй мировой войны сослали на Соловки, где он и сгинул. В конце пятидесятых годов обоих реабилитировали…

Чмиленко с Цокаловым часто приглашали меня в свои многочисленные поездки по стране. С ними ездил в Киев на День соборности, в Круты на День памяти героев Крут и т.д. Здорово было… Почему-то помнится, что Чмиленко всегда с собой брал в дорогу целого копченого гуся. Не любил еду из магазинов или кафе.

И нельзя сказать, что наш Герой был настолько политически озабоченным. Не только политика его интересовала. Та же история с Тодоровским тому подтверждение. «Просто обидно, что у нас в Бобринце родился и жил человек такой величины, а многие бобринчане об этом даже не знают, – говорил тогда Виктор Иванович, сидя в комнате для интервью у нас в редакции. – В прошлом году я обращался к мэру, предлагал пригласить Петра Ефимовича на празднование юбилея города, но как-то не сложилось. Поэтому я нашел его адрес через еврейскую общину в Москве и сам написал ему письмо. Петр Ефимович ответил и пригласил в гости».

Чмиленко после смерти режиссера был одним из инициаторов появления улицы в Бобринце, названной в честь Петра Тодоровского, – и такая улица появилась.

«Мы хотим, чтобы все узнали, каким он был настоящим человеком. Он прожил большую часть жизни при системе, которая многих ломала. Но он не ломался. Он всегда был и оставался честным перед самим собой и перед другими,  – говорил Чмиленко.  – В наше время торжествующего всеобщего жлобства именно с таких людей надо брать пример. Таких чистых людей сегодня мало…»

Таких фермеров, как Чмиленко, было и есть совсем немного на Кировоградщине. Не пил, не курил. Заработанное вкладывал в технику. Хозяйство вел примерное. Жил большой дружной семьей с мамой, женой и тремя детьми. Детей, кстати, отправил учиться в Польшу.

Многим в районе да и области он был как кость в горле, хотя просто спокойно себе хозяйствовал на небольшом по нынешним меркам участке земли в 350 арендованных гектаров.

Вот какие доносы на Чмиленко главе района писали его неизвестные земляки из Бобринецкого района в феврале 2012-го, после той истории с охотниками: «Громадянин ЧміленкоВ. публічно називає себе опозиціонером, борцем за справедливість. Разом зі своїм спільником у переконаннях Цокаловим Олексієм організовує різні акції, мітинги, на публіці, перед телекамерами розповідає, що він відстоює права людини та інше. Але ми, мешканці району, вважаємо, що це фарс з боку Чміленка, другими словами, він як “вовк в овечій шкурі”. […]

Ми, громадяни району, вважаємо, що так звані опозиціонери ЧміленкоВ. та його однодумець Цокалов не є опозицією до влади, а навпаки – є опозицією до власного народу!»

Власть всех видов Чмиленко сильно не любила. Приходилось писать статьи в его поддержку по абсолютно диким поводам. Купил он как-то удобрения – странный редкий поступок для фермера, не так ли? И вскоре получил из налоговой инспекции письмо с такими словами: «Запрошуємо Вас до Бобринецького відділення надати пояснення щодо здійснених господарських операцій постачання товарів». «При собі мати: реєстри отриманих та виданих податкових накладних; самі податкові накладні; фінансово-господарські документи, що підтверджують оплату коштів за вказаною угодою; фінансово-господарські документи, що підтверджують передачу товару».

За двадцать лет занятий фермерством это впервые от него потребовали такие документы. Причем не намекнули, а написали: «ненадання вищезазначених пояснень є підставою для проведення позапланової виїзної перевірки».

Чмиленко тогда отказался от «приглашения», и благодаря резонансу ничем плохим это не закончилось.

Чмиленко был категорически против продажи земли. Возглавлял кировоградскую областную организацию комитета защиты родной земли.

«Нынешние реформы, в том числе и земельная, – говорил в интервью нашей газете Виктор Чмиленко, – не имеют продуманной цели. Или власть эту цель не видит в погоне за цифрами и показателями. Лично для меня не сложно вырастить сто центнеров на гектаре, но себестоимость этого урожая будет такова, что я тут же обанкрочусь… Важен не урожай, а возможность самореализации. И ещё – необходимо найти модель жизни украинского села, а уже потом под эту модель принимать законы, делать реформу. Но пока этого нет. Более того, чиновникам, по большому счету, и самим эта реформа не нужна. Но они – исполнители, и других вариантов у них нет».

Сказано было это восемь лет назад, но звучит вполне актуально сегодня…

Скоро семь лет, как Виктора Ивановича нет с нами. Но память живет, уж простите за штамп. Именем Чмиленко названы улицы в Кропивницком и селе Алексеевка Бобринецкого района. Предлагали переименовать улицу Октября в Бобринце на Чмиленко, на ней находится школа, где он учился, но в итоге улицу переназвали в Парковую. А на здании школы есть памятная доска. И на ней, и на памятном знаке в Кропивницком регулярно появляются цветы …