Властелины субсидий

15:28
2795
views

Одна не самая приятная история случилась недавно с жительницей областного центра. А началось все вечером обычного рабочего дня. В почтовом ящике появилось письмо из управления социальной защиты Крепостного (Фортечного) района областного центра. В ожидании субсидии это письмо выглядело нестрашным и вполне безобидным. Но первый взгляд часто бывает ошибочным…

Текст письма состоял из ссылок на постановления Кабмина и другие законодательные и подзаконные акты. На основании этих документов получателю сообщалось, что многократные обращения во всевозможные инстанции не позволили управлению социальной защиты получить информацию о его доходах, а значит, если в пятидневный срок сия информация не будет предоставлена, то в субсидии ему будет отказано. Окончательно и бесповоротно!

И все бы ничего, да только пяти­дневный срок истекал ровно через 45 минут после ознакомления с письмом! Отправлено оно было (вы удивитесь!) именно пять дней назад. А в почтовый ящик попало как раз в день обнаружения, а следовательно, и окончания установленного социальными защитниками срока. Первая возникшая в голове мысль была логичной: наша почта – самая почтовая почта во всем мире. А значит, именно в ее работе надо искать корень зла. Но, оказалось, не все так просто…

Дальнейшее знакомство с системой социальной защиты населения, которая существует в Фортечном районе, поставило ряд интересных вопросов. Первый заключается в том, что получатель данного письма на сей момент находилась уже более года в декретном отпуске по уходу за ребенком, а следовательно, доходы получала… именно от управления социальной защиты. Неужели им об этом не было известно? И почему в письме звучало требование предоставить отчет о доходах за последние 14 месяцев? Данный срок не указывается ни в одном официальном документе, кроме этого письма.

Лишиться субсидии на коммунальные услуги в преддверии на­двигающейся зимы при социальной помощи от государства в размере 860 гривен – не самое приятное в жизни событие. В любом случае, делать-то что-то надо. Благо, отделение социальной защиты находится рядом с домом, потому, схватив годовалого сына на руки, молодая мама бегом побежала туда, стремясь успеть до закрытия. В письме был указан номер кабинета, в котором нужно было засвидетельствовать свои доходы. Как оказалось, в том кабинете находится компьютерный отдел, а почтить своим вниманием нужно было двух очаровательных барышень… в коридоре возле этого кабинета.

На вопрос, как поступить в описываемой ситуации, одна из барышень многозначительно поведала, что у всех бывают проблемы в жизни. А ситуация оказалась реально проблемной: получить справку об отсутствии доходов с места работы было достаточно сложно в первую очередь из-за того, что находится это самое место на противоположном конце города. Добираться туда можно общественным транспортом с пересадкой или достаточно длительным пешим путешествием (вопрос вызова такси изначально не рассматривался). Только вот наличие годовалого отпрыска, который, вопреки чаяниям социальных защитников, хочет кушать, какать, и спать, делало это путешествие практически неосуществимым. Предложение открыть ясли при управлении было встречено непониманием и недовольным ворчанием: «Я что, за всеми 35 тысячами льготников должна присматривать?» Ну не знаем, как насчет присматривать, но название якобы обязывает защищать интересы…

В процессе общения довелось познакомиться с представителями еще одной семьи, оказавшейся под угрозой лишения субсидий. Здесь молодая мама (видимо, по непонятной доблестным защитникам обездоленных причине) не смогла оставить трехмесячного ребенка одного дома и уговорила пойти бабушку. Но защитники сказали, что без официальной доверенности бабушка не имеет права представлять интересы своей родной дочери пред ясными очами социальных работников. Заверить доверенность у нотариуса – от 300 гривен. Правда, после непродолжительных уговоров смилостивились и согласились принять документы, обязав-таки молодую мать явиться позже.

Сей факт под номером два вызывает уже не вопросы, а убеждение, что данное письмо является не единичным случаем, а вполне распространенной практикой. Дальнейшее знакомство с системой подтвердило это. Суть проблемы заключается, на наш взгляд, в следующем: для оформления субсидии существует некая компьютерная программа, которая сама вычисляет все необходимые критерии на основании введенных в нее данных. И вот среди этих данных есть одна вполне понятная строка: доходы за прошедший период. В обычных случаях искомая информация получается автоматически из данных фискальной службы. НО! Когда доходы отсутствуют, а претендент на субсидию живет только за счет социальной помощи, эта самая служба просто не может ничего показать. А значит – нечего занести в графу доходов. Вот и возникает необходимость проверить и подтвердить отсутствие доходов у социально незащищенных слоев населения. Вместо того, чтобы зайти в соседний кабинет или проверить свою собственную базу данных, нужно заставить человека нервничать, тратить собственное время и деньги в поисках столь нужной бумажки. И да, вы уж простите меня за то, что 860 гривен в месяц на ребенка приходится называть словом «доходы», но так уж принято в государственных органах, а мы не вправе ломать их убеждения. В условиях острого демографического кризиса – это прекрасная демонстрация государственной озабоченности.

Но продолжим повествование о походах молодой матери. До окончания рабочего времени учреждения оставалось совсем немного, и потому была предпринята попытка встретиться с руководителем управления. Он был на месте! Непродолжительные препирательства с секретарем обеспечили доступ к главному источнику информации. Михаил Брынза с участием принял обескураженную мать и пообещал разобраться, способствовать и всемерно помогать. Даже записал номер телефона. По его команде тут же был всесторонне изучен вопрос, и оказалось, что не далее как за две недели до данного события от имени вверенного ему управления был отправлен запрос по месту работы, на который ответ получен не был. Подтверждением запроса стала запись в очень строгой и важной книге регистрации исходящей документации. Запрос был направлен посредством нашей «Укрпочты».

На следующий день пришло время тщательного изучения письма и всех обстоятельств, с ним связанных. Оказалось, что по месту работы никакого письменного запроса не было, а пришло электронное письмо, отправленное уже ПОСЛЕ недавнего посещения управления молодой мамой. Когда же мы обратились в отделение почты с вопросом о доставке, было сказано, что в указанный день отправки, впрочем, как и через пару дней после него, такое письмо к ним не поступало. Хотя уже после, когда возник вопрос в управлении о способах и методах отправления исходящей документации, прозвучало невнятное объяснение, что письма отправляются из разных почтовых отделений, разными сотрудниками и не обязательно в тот день, когда были зарегистрированы. Таким образом, строгость журнала исходящей документации была поставлена под сомнение.

Но самый важный вопрос возник по тексту письма. Дело в том, что несвоевременная подача документов на получение субсидий ни в одном законе, постановлении или распоряжении не является основанием в отказе на предоставление этой самой государственной помощи! Так что угроза от управления социальной защиты Крепостного (Фортечного) района за подписью его начальника оказалась… пустым звуком! Или скорее – самоуправством. А те самые правительственные постановления гласят, что в случае несвоевременной подачи документов субсидия таки будет предоставлена, но именно с момента подачи документов. И все! И, естественно, нигде не упоминается ни о каком пятидневном сроке. Когда в разговоре с Михаилом Анатольевичем обсуждались эти аспекты письма, то он многозначительно пообещал разобраться с его автором. Хотя, если честно, возник вопрос: неужто он сам, подписывая такие документы, не в состоянии разобраться с их содержанием и соответствием их законодательным актам, которые и призван выполнять?

Хотя, похоже, вопрос компетентности в Фортечном управлении социальной защиты стоит очень остро. Вот еще одно тому подтверждение: клятвенные заверения сотрудников социальной защиты в том, что они отправляют письма по месту работы, а злобные работодатели не собираются помогать им защищать интересы граждан, базировались на обвинениях в отсутствии ответов на официальные запросы. Самыми злостными работодателями были названы ведущие высшие учебные заведения города. Простое посещение бухгалтерии главного педагогического ВУЗа области вызвало наше удивление. На все (!) входящие запросы были даны полные и содержательные ответы. Посему возник вопрос о качестве работы почты, обязанностью которой и является доставка деловой переписки двух уважаемых учреждений. Дабы проверить это предположение, от имени газеты мы обратились в любимое управление социальной защиты с просьбой предоставить информацию об отправленных запросах. Сознательно выбрали небольшой промежуток времени и одно-единственное предприятие. Ответ из приблизительно 60 слов был подготовлен в кратчайшие сроки – за семь дней! Причем в ответе отсутствует именно та информация, которая интересовала и была озвучена в запросе. Мы попросили назвать количество запросов в одно единственное учреждение, чтобы сравнить, сколько из них реально туда поступило, а получили ответ об общем количестве писем, отправленных из управления. И таки да, это количество зашкаливает: за двадцать дней сентября в общей сложности было направлено более 2000 запросов. Но вот только основная их часть направлялась в коммунальные предприятия с целью уточнить состав семьи.

И в заключение. Будем надеяться, что данная статья не станет поводом для массовых отказов в предоставлении субсидии различным малообеспеченным категориям жителей города в учреждении, где, по идее, должны их защищать, а не своевольничать.