Спортивное зло, и как с ним бороться

13:09
1844
views

Весь спортивный мир замер в тревожном ожидании. Эпидемия коронавируса принесла серьезные проблемы организаторам крупнейших международных состязаний. Уже перенесен на следующий год чемпионат мира по легкой атлетике в помещении, который должен был пройти в Китае. Перенесены также олимпийский отбор в женском баскетболе 3 на 3 и еще несколько крупных турниров в различных видах спорта, а где-то соревнования проводятся без зрителей. Под вопросом проведение Гран-при Китая в Формуле-1. Ну и как следствие пошли разговоры о возможной отмене или переносе на более поздний срок футбольного Евро 2020 и Олимпиады в Токио. Однако, судя по недавним заявлениям президентов УЕФА Александра Чеферина и Международного олимпийского комитета Томаса Баха, крупнейшие старты четырехлетия все же планируют провести в установленные сроки.

Но есть еще одна проблема, которая разрушает мировой спорт изнутри. И недавние дисквалификация на один год форварда киевского «Динамо» Артема Беседина и сообщение о нарушении антидопинговых правил нашей олимпийской надеждой в легкой атлетике, двукратной чемпионкой Европы в беге на 800 метров Натальей Прищепой – яркие тому подтверждения.

Как вы поняли, речь сегодня пойдет о допинге, методах его выявления, отношении к нарушителям и украинских допинговых реалиях. Именно этим вопросам была посвящена недавняя встреча президента Федерации легкой атлетики Украины Игоря Гоцула с представителями украинских масс-медиа. Мы выделили главное из этого двухчасового разговора.

О профессиональном знании предмета

– Вопросами противодействия допингу я серьезно занимаюсь с 2003 года, когда занял пост генерального секретаря ФЛАУ. И постепенно погружался в суть проблемы. Без ложной скромности скажу, что в нашей стране я один из тех, кто больше других понимает основные процессы, тенденции и движущие силы процессов противодействия допингу. На протяжении нескольких лет я входил в две рабочих группы Совета Европы. Одна из них работала непосредственно с Международным антидопинговым агентством (WADA), а другая – контролировала исполнение Конвенции Совета Европы, направленной на противодействие допингу. В качестве эксперта привлекался к работе специальной группы, которая разрабатывала механизмы реализации Конвенции ЮНЕСКО, направленной против допинга. Я лично знаком с президентом WADA, с другими руководителями агентства, с коллегами из легкоатлетических федераций других стран, которые возглавляют процесс сражения с допингом. Так что то, о чем говорю, – это достаточно глубокое знание, которое базируется не на предположениях и домыслах, а, в первую очередь, на первоисточниках.

Об отношении к нарушителям

– Приблизительно 12-15 лет назад в мире кардинально изменилась ситуация, связанная с допингом. К сожалению, в нашей стране мы это проспали и намного позже осознали реальность происходящего и поняли, в каком направлении необходимо двигаться. А изменились две составляющие. Первая – на этическом уровне. Иначе стали относиться к людям, которые нарушают антидопинговые правила. Ранее наблюдалось такое определенное сочувствие типа «попался, не повезло, но держись, дружище, мы с тобой». Сейчас же в подавляющем большинстве стран спортсменам, уличенным в применении допинга, не подают руки, а в ряде государств, таких, как Италия, это уголовное преступление. Почему такое отношение? Да потому, что этот человек хотел украсть у своих коллег победу, призовые, славу, авторитет. Это серьезно изменило само отношение и множество процессов.

Но, как вы понимаете, не все готовы нормально воспринимать этическую составляющую. Потому есть и практическая сторона вопроса. Здесь борьба с допингом с точки зрения технологий вышла на абсолютно новый уровень.

Ранее WADA догоняла. Тогда допинг применялся для улучшения результатов непосредственно во время соревнований. Когда появилось много тестов во время соревнований, нарушители перенесли акценты на процессы подготовки. Это не дает моментального эффекта, но позволяет выполнить больше тренировочной работы, лучше переносить нагрузки и, соответственно, лучше восстанавливаться, что в итоге приносит дивиденды на соревнованиях. И тут стали вводить все больше и больше внесоревновательных проверок.

О технологическом прорыве и принципе виновности

– Для того, чтобы опережать, а не догонять, WADA стало применять три профиля проверки: гормональный, стероидный и кровяной. У спортсмена берут минимум пять тестов и исследуют пробы на разные параметры. Этих параметров крови около шестидесяти. И на основании исследования для конкретного спортсмена выводится определенная норма параметров. Обращаю внимание, что исследуются не только количество определенных компонентов, но и биологические параметры, их соотношения. Проверку проводят химик, биолог и врач высочайшей квалификации.

И если один компонент крови возрастает естественным способом, то и другие компоненты должны возрастать. Если же один возрастает, а другой – понижается, то для специалистов это является сигналом, что произошло вмешательство в деятельность организма. Соответственно, происходит отклонение от обычного профиля, и спортсмену предъявляется сообщение о нарушении антидопинговых правил. Так что сейчас никто не ищет запрещенный препарат. В антидопинговых правилах четко прописано, что, если существует отклонение от нормы, то спортсмен обязан это объяснить. Если атлет не предъявляет весомых аргументов в свое оправдание, то его обвиняют в нарушении антидопинговых правил и наказывают в зависимости от степени вины.

WADA в этом случае не должна ничего доказывать, и это тоже четко прописано в антидопинговом кодексе. С точки зрения WADA, допинг – это запрещенный препарат или запрещенный метод. При этом нужно понимать, что даже через 8 лет спортсмен наказывался исключительно за применение препарата, запрещенного на тот момент, когда бралась проба. Просто выявить его получилось по прошествии определенного времени, когда были усовершенствованы тест-системы. Кстати, такое усовершенствование является сейчас серьезным сдерживающим фактором.

О терапевтических и других исключениях

– У спортсмена есть возможность принять запрещенный препарат, если это крайне необходимо для лечения. Для этого он должен обратиться в WADA и получить разрешение. Если же была угроза для жизни, то сообщение делается постфактум.

Бывают случаи, когда есть подозрения, что запрещенные вещества могли попасть в организм через пищу или даже поцелуй, что уже происходило. В таком случае проводится отдельное разбирательство и выносится вердикт. Но это единичные случаи.

О правах человека

– Принцип виновности атлетов, подозревающихся в применении допинга, вызывал много споров. В конце прошлого года в Катовице проходил юбилейный конгресс Всемирного антидопингового агентства. Здесь был утвержден новый, еще более жесткий антидопинговый кодекс. И там выступил один из руководителей юридического комитета Совета Европы, где специально изучали вопрос нарушения прав человека, связанного с допингом. Вердикт был вынесен в пользу WADA, которая не нарушает права человека, поскольку деятельность организации направлена на защиту честных спортсменов от недобросовестной конкуренции.

Только без допинга

– Введение трех профилей контроля сделало практически невозможными попытки построить длительную карьеру в спорте при помощи допинга. Поэтому те спортсмены, тренеры и даже целые страны, которые не очень серьезно воспринимали этическую составляющую процесса борьбы с допингом, вынуждены были переориентироваться и искать другие способы восстановления организма, которые не являются запрещенными. Понятно, что современный спорт, где борьба идет на грани человеческих возможностей, немыслим без качественных способов восстановления. И кто быстрее и лучше восстановится после тренировочных нагрузок и подойдет к состязаниям в оптимальной степени готовности организма – тот и побеждает.

Об определенных тенденциях

– В 70-80-х годах прошлого века спорт был просто пропитан допингом во многих видах спорта. И легкая атлетика не была исключением. Соответственно, нужно было на корню менять отношение к проблеме. И возвращение к нормальным условиям было очень болезненным. Если вы проанализируете выступления легкоатлетов многих ведущих стран, то приблизительно в тот период сможете отыскать существенные провалы в результатах. Я не могу однозначно утверждать, с чем это связано, хотя определенную логику можно выстроить. Но им удалось переболеть и найти лекарство в виде современных методов восстановления. И нас постоянно с подачи северного соседа, который просто не умеет играть по правилам, пытаются убедить, что допинг принимают все, а давят только славян, потому как они сильные. Да неправда это.

О современных реалиях

– Реальность изменилась. Одинокие случаи применения допинга есть еще везде, но на системный поток это поставлено только в одной стране. Кто-то продолжает обманывать всех и себя, а кто-то ищет современные не запрещенные методы восстановления. Те спортивные державы, которые вовремя успели перестроиться и понять современные требования, сейчас среди лидеров. Мы, к сожалению, слишком поздно стали что-то менять. И сейчас до нас только доходит, что времена изменились. Но поезд уже далеко впереди. И нас еще ждут большие неприятности, когда у нас будут отбирать награды, и с позором отбирать. И мы вынуждены будем мириться с этим и делать соответствующие выводы. Иначе нас может постигнуть судьба России как изгоя мирового спорта. А в легкой атлетике их дисквалификацию до сих пор не сняли. Кстати, россияне, которым очень не хотелось быть наказанными в одиночку, прилагали много усилий, чтобы потянуть Украину за собой. Но нам удалось убедить Международную федерацию легкой атлетики в том, что мы существенно отличаемся. Да, у нас есть положительные пробы, у нас есть тяжелое прошлое, но мы точно отличаемся в политике, которую реализуем сегодня. Чем быстрее мы все переориентируемся, тем сильнее будет украинский спорт.

О профессионализме и невиновности

– Когда часто говорят о невиновности атлетов и случайности их действий, то, как бы ни хотелось верить в лучшее, это далеко от реальности. Если взять сто позитивных случаев применения допинга, то один или два процента могут быть случайными. Все остальное – это абсолютно осознанное нарушение антидопинговых правил. Мы говорим о профессиональных спортсменах, которые своими выступлениями зарабатывают деньги. И деньги немалые. Согласитесь, что ведущие спортсмены в нашей стране – не беднейшая категория населения. Соответственно, должна быть и абсолютно профессиональная степень ответственности.

В кодексе WADA четко записано, что спортсмен несет ответственность за все, что попадает в его организм, вне зависимости, знал он об этом или нет. Мы в нашей федерации постоянно об этом говорим легкоатлетам и тренерам. Нет ни единого сбора, ни одного семинара, где бы это не напоминалось и не подчеркивалось. Мы даже приглашали поделиться своим опытом такого авторитета, как Сергей Назарович Бубка. Так вот он рассказывал, что был предельно внимателен. Если отвлекался сам или не было должного контроля, то никогда не пил второй раз воду из бутылочки и не принимал пищу в столовой олимпийской деревни. Лучше перестраховаться, чем рисковать. Ведь, чего греха таить, мир полон «доброжелателей». И это яркий пример настоящего профессионализма. А когда атлеты начинают плакаться и пенять на кого-то, то это в корне неправильно. Но уж если провинился, то признай свою вину и сделай все, чтобы ни сам, ни кто-то другой не повторил таких ошибок в будущем. Когда-то так поступила олимпийская чемпионка Инесса Кравец, и честь ей за это и хвала. Но большинство атлетов к такому шагу оказываются неготовыми и ищут оправдания.

Когда же ты четырежды, как Катерина Табашник с тренером (не проверили препарат на наличие запрещенных веществ на сайте WADA, не обратились за терапевтическим разрешением, приняли запрещенный препарат и не сообщили об этом сразу и не внесли его в список принимаемых веществ), нарушаешь требования и потом обвиняешь федерацию, что она тебя не защитила, то это за гранью понимания.

Об ответственности журналистов

– Важно, чтобы представители масс-медиа, которые формируют общественное мнение, тоже понимали глубину этих процессов и свою степень ответственности. Нельзя находиться в плену общих клише. Мы живем в такое время, когда, к сожалению, скандалы и огульные обвинения лучше всего продаются. А в плане допинга легче всего обвинить федерацию и нерадивых чиновников в том, что не защищают своих провинившихся атлетов, чем признать собственную вину. И ведь люди верят в то, что функционеры – гады, а спортсмен – жертва стечения обстоятельств. Но поверьте, что это не просто вредит репутации конкретного человека или организации. По большому счету, искривленная и неправдивая информация лишает украинский спорт нормального цивилизованного будущего. И эту ответственность мы с вами должны нести вместе.

Выражаем благодарность пресс-службе ФЛАУ за помощь в подготовке материала.