Проект «УЦ»: «Что я думаю по этому поводу?»

17:07
0
548
views

Об участии российской певицы  в конкурсе «Евровидение».

Как ни хотелось бы не упоминать политику в теме культуры, но не получается. Обсуждая предстоящий песенный конкурс «Евровидение», который в этом году состоится в Киеве, украинцы активно заговорили об участнице от России. Это – Юлия Самойлова, инвалид первой группы, с детства прикованная к инвалидной коляске. Решение россиян отправить на конкурс именно ее называют провокацией.

Ситуацию усугубляет то, что Самойлова в июне 2015 года, уже после аннексии Крыма, выступала в Керчи. По идее, ее не должна впустить на территорию Украины СБУ. Появилось сообщение, что Служба безопасности проверит факт пребывания певицы в аннексированном Крыму и поступит в соответствии с законом.

«Евровидение» считается зрелищем для домохозяек и представителей шоу-бизнеса. В качестве экспертов мы выбрали людей, имеющих непосредственное отношение к миру музыки и шоу-бизнеса, и поинтересовались, впускать или не впускать Самойлову в Украину. Вот что они думают по этому поводу.

Алексей Иванович, продюсер:

– Я считаю, что ее нельзя впускать. Она выступала на территории аннексированного Крыма, тем самым поддерживает антиукраинскую политику Путина и его окружения. А не пускать ее на территорию Украины должны наши пограничники по решению СБУ.

Я посмотрел конкурсную песню Самойловой и могу сказать, что песня – так себе, вокалистка – так себе. Прогнозирую, что она займет крайне невысокое место, если она все-таки будет участвовать в конкурсе. Причина выбора такой слабой вокалистки – очень дешевый трюк, похожий на трюк с «Бурановскими бабушками», когда включаются эмоции зрителей. Это типичная провокация, постыдный ход Эрнста и других москвичей, кто этим занимается.

Эдуард Гева, продюсер:

– Решение России послать на конкурс Самойлову – ход противный, но, с точки зрения пиара, правильный. Мы при этом оказались в патовой ситуации: не впустишь – ты плохой, впустишь и не выиграет – тоже ты плохой. Очевидно то, что это политический ход.

«Евровидение» – уже давно политический проект. Но благодаря ему я узнал, кто такие «АВВА»…

Я думаю, что Самойлову надо впустить, пусть поет. Нам надо быть выше всего того, что в связи с этим замышляется россиянами.

Евгений Манженко, журналист, музыкант:

– Звісно, впустити. А до зали на її виступ запросити людей з інвалідністю, яку вони отримали в результаті агресії фашистської Росії. І ветеранів, і мирних жителів. Вона ж відкрито підтримувала агресію, вбивства. Хай подивиться. Ну і пропагандистську історію а-ля «сльози невинних немовлят», тобто «людина з інвалідністю приїхала з миром, а її хунта не пустила», треба криворуким пропагандистам Суркова наламати.

А реакція українців на це зрозуміла: що насправді думають люди, які формують медіапростір Росії,  про людей з інвалідністю. Вони показали під час сумнозвісного танцювального шоу, коли булінг був застосований якраз проти танцюриста з інвалідністю в усій красі.

Сергей Колчин, певец, музыкант:

– Девушка ни в чем не виновата. Она поет. Она инвалид, добилась своей цели. Не каждый инвалид может сделать то, что сделала она. То, что делает руководство России, конечно же, возмутительно, но искусство должно быть всегда вне политики. Пусть поет пусть радует. Другое дело, что поет и чем радует. Если призыв к насилию, войне, расколу страны – это другое дело. Но думаю, что там этим пахнуть не будет…

Валерий Новиков, музыкант, меломан:

– Первое: Россия – оккупант, воюет с нами на нашей земле. Это факт. Второе: мы, государство украинское и граждане его, все же продолжаем поддерживать контакты, в том числе  экономические и культурные, с РФ. Малоприятный, но факт. Третье: Россия уже приготовила пропагандистские плюхи на оба случая (пустим – не пустим). Тоже факт.

Я считаю, что нам надо выбрать меньшее зло – пускать надо. Окружить заботой, повозить по Киеву, устроить встречи с донбасскими переселенцами,  участниками АТО, с теми, кого она захочет видеть. Все это должно быть (по возможности) в прямом эфире. Без пафоса, но настойчиво. И не без некоторой манипулятивности с нашей стороны – это ведь война. Вынудить девочку заговорить, она ведь человек! И ее сомнения, ее уход от приготовленных в Москве клише могут быть нашим выигрышем. Словом, надо проявить «слабость» сильного. Ведь мы, надеюсь, сильные?  Это сложно сделать (техника нашей пропаганды должна быть филигранной), но можно. И еще. За отказ пустить надо будет оправдываться, а это всегда проигрыш.

Андрей Богданович, тележурналист:

– Ситуация с Юлией Самойловой часто в СМИ преподносится с эмоциональной окраской. А эмоции – это прекрасная форма манипуляции. Поэтому я за то, чтобы максимально отойти от физической формы Юлии, политической игры и так далее. Все очень просто. Закон Украины запрещает находиться на территории нашей страны Самойловой? Если да –  значит, Самойлова выдворяется из страны. Не запрещает? Тогда она участвует в конкурсе в Киеве.

Третий вариант ведет сразу к манипуляциям и обману, прежде всего, перед собой. И даже статус международного не позволяет конкурсу «Евровидение» нарушать законы страны, которая принимает его. Что такое «Евровидение»? Это песенный конкурс из мира шоу-бизнеса. Бизнеса, попрошу заметить. Там понятие морали еще то. Так вот: у нас закон важнее бизнеса? Или бизнес превалирует над  законом?

Вернусь к эмоциям в шоу-бизнесе. Представим, что нет политической подоплеки. Представим, что Россия не наблюдает, как отреагирует Украина: выдворит инвалида  или нарушит собственные требования к нарушителю границы оккупированного Крыма. Когда мы играли в КВН на приличном уровне, а КВН – это тоже шоу-бизнес, считалось запрещенным приемом играть на таких эмоциях, как жалость. Зритель симпатизирует детям на сцене, людям с ограниченными физическими возможностями априори. В спорте, кстати, максимально, поэтому есть разделение на категории, даже Паралимпиада есть, где равные соревнуются среди равных. Впрочем, бизнес – это не спорт, тут любые способы хороши. Если они не нарушают закон.

Подготовила Елена Никитина, «УЦ»

Андрій Лисенко

Редактор Інтернет-видання "Україна-Центр". Журналіст. Та що там говорити, просто хороша і добра людина.