Наталья Журжер: «Мне интересно работать»

14:17
0
1108
views

Ее хорошо знают тысячи жителей Кировоградщины. Но о ней – мало что. Наталья Журжер – акушер-гинеколог с сорокалетним стажем. Профессионал, уравновешенная, открытая и очень скромная. На просьбу об интервью ответила: «Да я обычный врач, как все»…

Обычный, да не совсем. Недавно врачу, заведующей отделением роддома №1, областному акушеру-гинекологу Наталье Журжер было присвоено звание «Заслуженный врач Украины». Мы не могли не воспользоваться этим поводом, чтобы все-таки поговорить с доктором.

– Наталья Федоровна, вас в жизни больше хвалили или ругали?

– Не помню, чтоб меня ругали. Хотя один раз было. Как только я окончила институт, работала в Перегоновке Голованевского района акушером-гинекологом и на полставки участковым педиатром. Я окончила лечебный отдел, не была педиатром, а на мне новорожденные, а Перегоновка – село длинное, не успевала всех обойти. Так получилось, что у меня на участке умер ребенок первого или второго месяца жизни. Вот тогда меня ругали, и выговор я получила. А больше не помню, чтоб ругали. И не хвалили особо. Я обычный, рядовой врач.

– А отмечали, награждали до того, как присвоили звание заслуженного врача?

– Была грамота Министерства здравоохранения. «За заслуги» второй степени от горсовета. Грамоты департамента были, от больницы.

– А как вы относитесь к поощрениям?

– С одной стороны, приятно, что отметили за хорошую работу. С другой – не отметили бы, ну и ладно. Для меня главное, чтобы все было хорошо у больных, с которыми я общаюсь, которым я оказываю помощь.

– Вы когда-нибудь пытались посчитать, сколько детей появилось на свет с вашей помощью?

– Это посчитать нереально. Но, когда я в течение двух лет работала в Тунисе, считала. Там было очень много родов. Помню, что за два года было сделано 280 кесаревых сечений и принято более пяти тысяч родов. Эти цифры я запомнила, потому что для меня это была катастрофа – такое количество родов и много патологий, операций. А до Туниса и после него я не считала.

– Как вы оказались в Тунисе?

– Нас посылали по линии Красного Креста. Это был 86-й год, мы с мужем согласились поехать и сначала полгода на курсах в Харькове учили французский язык. В Тунисе мы работали без переводчика, с больными и своими коллегами общались только на французском. Интересно было там работать, я очень многому научилась. Там я увидела то, о чем здесь только в книжках читала, такие были патологии. По возвращении оттуда я себя здесь по-другому чувствовала, спокойно, я уже ничего не боялась.

– Акушерство – это самая благородная специальность в медицине?

– Тот, кто не работал по этой специальности, считает, что это самая благородная работа. Конечно, дарить новую жизнь всегда приятно. Но это очень тяжело. Надо очень любить эту работу, чтобы оставаться верным этой специальности.

Сейчас молодежь поработает немного и уходит в какие-то фирмы. Потому что тяжело работать в акушерстве, особенно сейчас. Очень много женщин, имеющих экстрагенитальные патологии. Да практически каждая беременная – больная. И на враче ответственность за жизнь двух, а то и трех, если двойня, людей. В то же время, если эта профессия тебе нравится, она для тебя самая лучшая.

– В области хватает акушеров-гинекологов?

– В Украине до 1 января 2016 года было 22 тысячи акушеров-гинекологов. А по состоянию на 1 января того же года, по новым отчетам, всего 9 тысяч. Из них одна треть – пенсионеры. В области примерно такая же ситуация. И большое спасибо тем пенсионерам, которые еще работают. Потому что если они уйдут, то будет катастрофа.

У нас есть такие районы, где работает всего один акушер-гинеколог. Но работает. А что делать? Помощь же надо оказывать.

– Ситуация с объединенными роддомами в областном центре уже урегулировалась?

– Да, с 16 февраля у нас в городе один родильный дом. Все трудоустроены, никто не был сокращен, никого не обделили. Работаем.

– Заметно меньше стали рожать?

– В 2014 году в области было 10 тысяч 500 родов. В 15-м – 8900, в прошлом году – на семьсот родов меньше. И сейчас наблюдаем отрицательную динамику. Причины – экология, война накладывает отпечаток, экономика. Женщины, страдающие бесплодием, не имеют финансовой возможности лечиться. Уменьшилось количество женщин, имеющих двоих или троих детей. Нестабильность в стране. Да и жить не на что. Беременным нужно хорошо питаться, витамины употреблять, а вы посмотрите на цены.

Если государство повернется к нам лицом, если материнство и детство все-таки будут приоритетом, если будет государственная программа, будут за второго и третьего ребенка доплачивать определенные суммы, может быть, тогда вернется то, что было когда-то.

– Вам не сложно на двух работах в разных концах города?

– Я настолько привыкла, что, если по какой-то причине не бываю на работе, мне чего-то не хватает, я мечусь, ищу, куда бы себя деть. Да, тяжело, но я втянулась, и мне интересно работать, без этого уже просто не могу.

– Как вы отдыхаете?

– На даче. В пятницу после работы туда еду, в воскресенье вечером возвращаюсь. Работы много, хочется, чтобы все было, потому что у меня две внучки, а им и малинку надо, и клубничку. Цветы выращиваю. Их у меня много разных, но особенно я люблю астры.

Записала Елена Никитина, «УЦ»