«Кайдашева семья» или отжим с гешефтом?

14:57
1013
views

Имущественные споры между родственниками – из тех тем, за которые мы, как правило, не беремся. Но в истории 53-летнего Владимира Островского, ставшего однажды соседом чужих людей в стенах родительского дома, не все однозначно. Во-первых, спор уже не совсем семейный. Во-вторых, то, что выглядит как бытовой конфликт, кому-то может показаться похожим на организованную схему отъема недвижимого имущества у граждан.

Ну и очень редко участники семейных разборок выходят на центральную площадь, чтобы протестовать против бездействия правоохранителей. Но это конец истории, вторник перед Днем независимости. Начало – в 2008-м.

Тогда, после смерти отца, Владимир получил 14/25 дома по улице Бережинской в областном центре, где и проживал до этого. Остальные 11/25, на которых жили родители, по завещанию остались его сестре, давно живущей отдельно. Через семь лет она подарила свою часть некой женщине и ее несовершеннолетнему внуку – именно так, разделив унаследованную часть еще на две. Сейчас тот договор дарения, заверенный нотариусом Ириной Новицкой, приобщен к материалам дела, которое слушается в Ленинском районном суде.

– Должен быть мой отказ как первого покупателя, должно быть решение суда о разделе дома, должна быть государственная денежная оценка земельного участка и дома. А в договоре дарения написано: стороны сами оценили, – перечисляет Островский допущенные, по его мнению, нарушения.

Но сейчас дело даже не в этом. Главное требование поданного им иска – разделение имущества в натуре и предоставление ему права пользования общим въездом, во двор, где вырос и прожил практически всю жизнь.

Вкратце

Нужно понимать: хотя в дом есть два входа, юридически имущество не было разделено. При этом вводы газа и электричества, как и счетчики, находятся на «подаренной» половине. А котел отопления, напротив, – на половине Владимира. Не вдаваясь в спорные подробности, с его слов попытка построить с новыми соседями доверительные взаимоотношения привела к отключению во всем доме газа – еще в прошлом году.

Мужчина утверждает, что зимой отапливал, опять же, обе половины дровами за свой счет. И может продемонстрировать подписи соседей, готовых это подтвердить. Уже четвертый месяц в его части дома нет и электричества. Сделать отдельные вводы и поставить собственные счетчики нельзя, опять-таки, потому что имущество не разделено. Такой замкнутый круг.

– С 9 мая мои дети при свечах заканчивали школу. Три месяца они без света, все летние каникулы. Это нарушение их прав, – уверен Островский.

Официальный документ из обл­энерго, подтверждающий, что долгов у него нет и отключений предприятие не проводило, он показывал в открытом судебном заседании. Куда девается электричество по пути от счетчика, находящегося на половине соседей, до перегородки, за которой начинается вторая половина, – вовсе не риторический вопрос.

Кому-нибудь нужно?

Там еще много невеселых бытовых и семейных подробностей. Мы не станем полоскать ничье грязное белье и заглядывать в замочные скважины. То, что жить семье Островского после «подарка» сестры веселей не стало, и так очевидно.

Важнее то, случайно ли именно на их долю выпал этот жребий. Есть такая примета: если сколько-нибудь привлекательное имущество вдруг оказывается в «подвешенном» состоянии, то это неспроста. На предлагавшиеся полюбовные решения, которые позволят юридически разделиться и нормально зажить каждому собственной жизнью, по словам Владимира, соседи тоже не идут.

Тем временем давно ползут слухи о типовых «отжимах» недвижимости у городских жителей в несколько этапов. На первом у условного гражданина, как правило, «неблагополучного», якобы за малые крохи покупается имеющаяся у него собственность, например, часть жилого дома или квартиры. Как правило, якобы через так называемую схему фиктивного дарения. Жилплощадь – снова якобы – оформляют на подставных людей.

Конечная цель, как говорят, – чтобы хозяева остальных частей были готовы продать свои ставшие обузой метры хоть за какие-то, пусть небольшие деньги. А в конце цепочки на арене, мол, должен появиться тот, кто «оплачивает весь этот банкет», – некое агентство недвижимости, например. Если верить слухам, оно в результате задешево становится собственником полноценного жилья, вкладывается в косметический ремонт и продает уже за совсем другие деньги, а «соседи» переезжают на новый адрес.

Дела у прокурора

Это, конечно, исключительно «теория», никакого отношения к данному конкретному случаю могущая не иметь. Как может быть абсолютно случайным совпадение адреса, где принимает уже упоминавшаяся нотариус Новицкая, с адресом одного из местных риелторских агентств.

Еще одним случайным совпадением стоит считать и то, что в суде ответчика – ту самую соседку – представляет адвокат Лариса Гретченко. Исходя из данных Единого государственного реестра судебных решений, это дело для нее чуть не первое в жизни, где она представляет физическое лицо в ничтожном, по большому счету, бытовом споре. Ранее юрист отстаивала в судах интересы частных компаний и коммунальных учреждений, в том числе в тяжбах против областных и государственных структур – Счетной палаты Украины, Пенсионного фонда или уранового «ВостГОКа», например…

Тем временем, по заявлениям Островского, на сегодня начато уголовное производство по нескольким статьям, в том числе – использование заведомо поддельных документов, дача ложных показаний, самоуправство, незаконное завладение имуществом. Это уже второе дело, связанное с этим конфликтом. То, как действуют следователи и прокуроры, заявителя в корне не устраивает. Он уже был на личном приеме в областном управлении Нацполиции и у прокурора области, писал в Генпрокуратуру и даже в СБУ. И, в конце концов, вышел протестовать на улицу. Теперь вот обещает в следующий раз перекрыть центральную улицу…