Мы вас туда не посылали?

14:13
2
912
views

Пока все праздновали очередную годовщину независимости, умер человек. Простой парень из областного центра, который полтора года защищал эту самую независимость в окопах. Умер на пороге собственного дома. Этому грустному дню предшествовала череда событий, в которых больше вопросов, чем ответов.

Андрей Пидлубный с войны пришел в августе прошлого года, вернулся работать на завод, но через пару месяцев начались проблемы со здоровьем. Поднималась температура, слабость, постоянные больничные. С работы пришлось уйти. Матери сказал, что по сокращению, в трудовой книжке написано, что по собственному желанию, как было на самом деле – уже неизвестно. Только становилось ему все хуже, а окончательный диагноз поставить не удавалось. Были серьезные подозрения на онкозаболевание, но некоторые анализы его не подтверждали. Пришлось ездить и в Киев на диагностику, проходить дорогостоящие МРТ-исследования, покупать разнообразные недешевые лекарства. И вот тут первый вопрос: почему в поликлинике по месту жительства не было выписано направление на лечение в госпиталь? Участковый врач заявил, что в госпитале только оздоравливают, но не лечат. А про бесплатные лекарства и практически всю необходимую диагностику в госпитале участковые врачи не знают? Правда, следует сказать, что окончательный диагноз не смогли поставить и в Киеве, как потом выяснилось, у Андрея был рак, который крайне трудно диагностировать.

Здоровье Андрея ухудшалось… Однажды мама вызвала ночью «скорую помощь», которая отвезла парня в 4-ю больницу с высокой температурой и рвотой, там его принимать отказались и перенаправили в инфекционную, но, увидев историю болезни, и в 1-й больнице тоже большого желания принимать больного не выявили. Только вмешательство врача скорой помощи, которая пристыдила коллег, помогло маме устроить сына в больницу. Там она получила два списка лекарств, необходимых прямо сейчас. Учитывая, что в самой больнице дежурной аптеки нет, медсестра посоветовала ей… взять такси и съездить в город за лекарствами в три часа ночи. Упоминание о наличии УБД несколько сократило список необходимых лекарств, а вмешавшийся дежурный врач позволил привезти оставшиеся медикаменты утром.

Парень умер… Хоронить маме родного сына ох как тяжко. Особенно, когда все деньги ушли на лечение… Помогли неравнодушные люди: скинулись соседи, однополчане, волонтеры. Не хватило все равно. Остались должны около трех тысяч гривен.

Мы встретились с мамой Андрея. Помочь, поддержать да и просто поговорить пошел и депутат горсовета Олег Краснокутский. Не его это округ, не его «электорат», но мимо не прошел, правильно сделал. Нина Петровна – маленькая тихая женщина, убитая горем, в пустой квартире с кучей документов о сыне и его медалью «За освобождение Мариуполя». Ничего не просит, уже незачем просить…

И еще вопросы: в городе есть целый советник мэра по вопросам помощи АТОшникам. Где он? Кто о нем знает? Почему оказался не в курсе? К мэру Андрею Райковичу вопросов нет – без предупреждения пришли на прием, озвучили проблему и получили ответ: «Материальную помощь маме окажем. В следующем году решим вопрос с памятником». Только вот на прием к нему пошел не его советник, а волонтер, журналист и депутат горсовета.

Сейчас в городе есть программа помощи АТОшникам. Огромные деньги предусмотрены: более 10 миллионов. И идеи в программе правильные есть, только вот корректировать ее надо: ребята гибнут не только на фронте. Но тут вопрос уже к депутатам.

P.S. Когда верстался номер, стало известно, что долги за похороны взялся погасить секретарь горсовета Андрей Табалов.

Алексей Гора

Алексей Гора

Журналист «УЦ», участник АТО.

  • Сергей

    Да уж… Но в таких случаях вопросы в первую очередь не к тем, кто “Мы вас туда не посылали”, а к тем, кто как раз посылал.

    • snaiper1949

      А те,которые не посылали и есть ублюдки продажные,особенно при портфелях..