Олди: героев должно быть два

16:51
0
745
views

Не все могут оценить масштаб этого события – в Кропивницкий приезжали Олди! Это дуэт харьковских писателей Дмитрия Громова и Олега Ладыженского, они пишут под псевдонимом Генри Лайон Олди. Кому-то сравнение покажется некорректным, но их приезд для всех поклонников фэнтези то же самое, как если бы к фанатам украинской классической поэзии приехала Лина Костенко.

В девяностые годы Олди были самыми продаваемыми авторами в СНГ после Стивена Кинга. Дарья Донцова еще и не задумывалась о написании книг, Борис Акунин занимался переводами с японского, Сергей Лукьяненко даже и не приступал к «Ночному дозору», а миллионы поклонников Олди засыпали с их персонажами и иными мирами в головах. «Витражи патриархов», «Путь меча», «Герой должен быть один» – эти названия до сих пор сладкой музыкой отзываются в ушах почитателей. Стоит еще добавить, что в 2006 году Европейским обществом научной фантастики Олди были признаны лучшими фантастами Европы.

Что привело живую легенду (хотя обоим авторам всего по 54 года) в наш город? Театр! Наш известный молодежный театр «Резонанс» имени Валерия Дейнекина решил поставить пьесу Олди «Вторые руки». И поставил. И пригласил авторов. И они приехали!

О чем пьеса? Да так, ничего для Олди необычного – о смысле жизни, о том, что имеет настоящую ценность для каждого. Действие проходит вполне в характерном для авторов месте – загробном мире. Нехарактерно и необычно, что они приехали на премьеру. Режиссер театра Ирина Дейнекина сказала, что выбор пал на эту пьесу потому, что она лучшее, что сейчас есть. «Ничего нет крепче, ударнее, что ли». Несмотря на то, что пьеса написана почти 10 лет назад. «Перед началом сезона всегда читается много пьес. И именно на этой сошлись, все сказали: то, что нужно. И ребята согласились – ставьте. Мы приглашали и раньше Дмитрия и Олега, но тогда приехать они не смогли – были в разных городах, в разных странах».

Дело в том, что Олди крайне спокойно относятся к своему творчеству, принимают книжное пиратство как свершившийся непреодолимый факт, поэтому многие их произведения ими самими же выложены в свободный доступ. Авторских отчислений за постановку они не требуют. Возможно, поэтому «Вторые руки» поставлены в десятках театров разных стран – «от Абакана до Бобруйска», как говорят сами Дмитрий и Олег. И в этом ни капли преувеличения – реально пьесу ставили в столице Хакасии и белорусском городе. Чаще всего даже разрешения на постановку не спрашивают. «Раз как-то запросили у нас разрешение на постановку из Нижнего Тагила, кажется. Они обратились в Российское авторское общество, те, в свою очередь, обратились в Украинское общество по авторским и смежным правам. В общем, пока они вели переписку, все дело и заглохло».

Ставили пьесу десятки театров, а пригласили на премьеру… всего в третий раз! Перед этим приглашали только в российский Орел и в Киев. И теперь еще и в Кропивницкий. Громов и Ладыженский впервые в жизни оказались в нашем городе. Им очень понравился его центр, который напомнил им многие места Харькова, тот же архитектурный стиль, да и годы жизни городов близки. (Действительно, кто знает Харьков, в облике улиц Мироносицкой, Рымарской или Чернышевской, найдет много схожего с Кропивницким.)

Театр корифеев фантастов просто поразил своим обликом. (Извините, снова от автора: ни один из «главных» театров Харькова – театр имени Шевченко, русской драмы и даже оперы и балета имени Лысенко – не сравнить по уровню убранства и удобства с театром имени Кропивницкого.)

Сама постановка «Вторых рук» писателям тоже вполне понравилась. Хотя еще перед спектаклем они говорили: «Нельзя приходить с готовыми ожиданиями. Это относится и к книге, и к фильму, и к спектаклю. Даже если постановка прекрасная, можно разочароваться, что какие-то моменты не совпадут с ожиданиями». Уже после действа Дмитрий и Олег всё похвалили. Дословно так описал это Олег Ладыженский: «Отличное художественное решение: подвижные предметы одежды (судьбы людей) и кордебалет (души людей). Молодые актеры вполне справлялись с возрастными ролями. Ряд неожиданных находок. Превосходный, ни на минуту не угасающий темпоритм. И традиционные театральные посиделки после спектакля до полуночи: пирожки, коньячок, байки да истории».

Крайне примечательно, что в Кропивницкий Олди приехали в день своего рождения. Именно 13 ноября когда-то давно родился их дуэт. Как это было?

– Познакомились мы еще в 1978 году на литературной студии, тогда мы не были ни друзьями, ни соавторами, – рассказывает Дмитрий. - Здоровались, иногда немного общались – не более того. Во второй раз познакомились в школе карате, Олег был помощником инструктора, а я пришел туда заниматься. Там я выяснил, что Олег – режиссер театральной студии и принес ему свою фантастическую пьесу с пришельцами, похищениями, инопланетянами, космическими кораблями и т. д. Но именно пьесу для театра, а не сценарий для кино. Олег эту пьесу забраковал, а я остался в студии в качестве актера. И вот тогда мы подружились по-настоящему: я читал то, что писал Олег, Олег читал то, что писал я, и через некоторое время вдруг возникла идея попробовать что-то написать вместе. И вот 13 ноября 1990 был написан наш первый совместный рассказ «Кино до гроба и …» – это пародийно-юмористическое повествование о вампирах, которые захватили киностудию в Голливуде и начали там снимать фильмы, конечно же, о вампирах.

– Как эволюционировал фантастический жанр за последние десятилетия? Какие сюжеты в современных фантастических произведениях наиболее востребованы?

– Насчет эволюции не знаем. Видим разделение на два неравновеликих рукава: на литературную фантастику и развлекательную индустрию. Первая обращается к вечным темам и сюжетам: любовь и ненависть, личность и общество… Вторая ищет востребованные темы: «попаданцы», «гламурные вампиры», «боевая фантастика», «игровая фантастика», «постапокалиптика» и т. д. И там, и там есть свои вершины и пропасти.

– Представьте такую ситуацию: инопланетные путешественники обратились к вам с просьбой рекомендовать им 5 книг, которые могли бы охарактеризовать нашу планету. Какие бы это были книги?

– Если не говорить о Библии, Коране или Торе, ограничившись художественной литературой, то примерно так: «Дон Кихот» Сервантеса, «Гамлет» Шекспира, «Хождение по мукам» Алексея Толстого, «Повесть о двух городах» Диккенса, «Золотой теленок» Ильфа и Петрова.

– Вы часто выступаете участниками крупных фестивалей и конференций по фантастике. Как вы оцениваете современный рынок фантастической литературы?

– Рынок перенасыщен. Дело даже не в том, что в год выходит около тысячи новинок при одновременном падении стартового тиража. Дело в том, что издают на бегу, читают на бегу да и пишут на бегу. Можно ли выпить залпом бутылку коллекционного коньяка? Можно. Но вместо букета и аромата получаем одну головную боль.

– Как вы считаете, может ли малоизвестный автор-фантаст «раскрутить» свое творчество самостоятельно, без участия книжных издательств?

– На русскоязычном пространстве мы таких примеров не знаем. В среде англоязычных авторов такие примеры есть, но единичные.

– Как вы относитесь к тому, что ваши книги бесплатно представлены на пиратских сайтах? Что это для вас: дополнительная реклама или материальный ущерб?

– Пират должен висеть на рее. Старый морской закон. Пираты «выжгли» рынок переизданий. Если новинки еще как-то двигаются, то с переизданиями дело швах. В итоге многие авторы вынуждены клепать пять-шесть «книг» в год, лепить сериал за сериалом, проект за проектом, и рынок затоварен вдребезги. Посмотрите список новинок за год, сравните со списком переизданий, и все станет ясно. Мы могли бы подробно охарактеризовать пагубное влияние бесконтрольного пиратства на книжный рынок с цифрами в руках (давно собираем статистику), но не будем. Нет смысла. Ни читатель, ни тем более пират сейчас не готов к такому разговору. Все утонет во взаимном швырянии банановыми шкурками.

– Что нового ждать вашим поклонникам?

– Выходит новая книга «Бык из машины», это отчасти продолжение нашего «ахейского» цикла. Ну и еще будет переиздана «Бездна голодных глаз», книга, впервые изданная ровно 25 лет назад, когда мы были молодыми…

Геннадий Рыбченков

Геннадий Рыбченков

Журналист «УЦ».