«Мы сохранили классическую систему обучения»

14:19
0
1131
views
Александр Михайлов/Фото Олега Шрамко, «УЦ»

Областной центр Кировоградщины в один год лишился сразу двух колледжей – статистики и кибернетико-технического. Студенты переведены в другие учебные заведения того же уровня, один из которых – кооперативный колледж экономики и права имени Сая. О тенденциях в системе среднего специального образования, конкуренции и перспективах мы поговорили с директором колледжа Александром Михайловым.

Михайлов – директор с завидным стажем. Еще в 1991 году он возглавил на тот момент техникум и стал самым молодым директором в Советском Союзе. А колледж имени Сая ведет отсчет своей истории с 1921 года. Совсем скоро столетие.

– Александр Васильевич, что произошло? Почему закрылись колледжи?

– Произошло то, что я прогнозировал: закрылись два учебных заведения, слабых с точки зрения менеджмента. Я уже третий раз принимаю студентов закрывшихся учебных заведений.

Что касается двух названных, то постепенно, но к этому шло. В 2014 году в колледже статистики случился аврал: директор ушла на пенсию, а в год ее ухода должна была быть аккредитация. Это сложнейший процесс проверки деятельности учебного заведения. От этого зависит получение лицензии или отказ в ней. Ко мне обратились из киевской академии бухгалтерского учета и бизнеса с просьбой рекомендовать кандидатуру на должность директора. Не скрою: я предлагал своим трем замам, но ни один не согласился.

– Почему? Это же рост.

– Рост. Но было несколько причин. Во-первых, задолженность по зарплате в колледже статистики. Во-вторых, несоответствие условиям аккредитации: нет общежития и спортивного зала, недостаточный педагогический потенциал.

Мои замы не захотели работать в таких условиях. Но у меня был преподаватель, зав кафедрой, методист, юрист колледжа Ирина Викторовна Озерная. Два высших образования – экономическое и юридическое, практикующий адвокат, личные качества: бесстрашие, здоровая амбициозность. Я предложил ей возглавить колледж. Пообещал свою помощь, и она согласилась.

Ирина Викторовна приняла колледж со всеми его долгами. Несколько наших преподавателей стали читать там часы, чтобы разогнать учебный процесс, чтобы студенты почувствовали тепло знаний. Мы поделились общежитием. Спортивный зал арендовался у школы. Поменяли окна, систему отопления, отремонтировали крышу. Колледж прошел аккредитацию, туда потянулись студенты. Были погашены все долги.

Два с половиной года все было прекрасно. Любой человек стремится к росту. Ирине Озерной предложили работу в открывшемся медицинском университете. Это была более серьезная работа в учебном заведении четвертого уровня аккредитации – совсем другие масштабы. В общем, один человек ушел, назначили другого, а он не потянул. Колледж год просуществовал и был закрыт в связи с экономической нерентабельностью.

– Все зависит от человека?

– В этом случае – да. Как профессионал могу сказать, что колледж статистики можно было раскрутить до самого высокого уровня. Хорошие специальности, прекрасная перспектива учиться в Киеве, в академии с очень сильным потенциалом. Но не получилось. Или не захотелось. Новый директор первым делом уволил всех наших преподавателей. Результат вы видите – закрытая дверь колледжа.

– А что вы скажете о нашем родном – кибернетико-техническом?

– Это легенда. Я его называю «колледж имени Пояркова». История этого учебного заведения опровергает утверждения о том, что свято место пусто не бывает, что незаменимых людей нет и тому подобное. Когда был Поярков, колледж был знаменем среднего специального образования в Кировоградской области. Работал человек увлеченный, любящий свое дело. Выпускники имели бакалаврские знания.

После ухода Пояркова чехарда со сменой руководителей привела к тому, что колледж закрылся. Очень жаль.

– Странно, что вы жалеете. Это же ваши прямые конкуренты, они «отбирали» у вас абитуриентов.

– Да, я огорчен. Раньше были спартакиады, олимпиады, брейн-ринги, смотры-конкурсы, где мы защищали свой колледж среди множества таких же. Проигрывали, выигрывали, учились. Перенимали опыт, делились своим.

К тому же, когда у выпускника школы есть выбор, куда пойти дальше, каждое учебное заведение всю свою накипь шлифует, чтобы было как можно лучше, краше, чтоб выбрали именно его. Ну останусь я один. И что толку? Есть такие примеры среди вузов, и у меня в связи с этим очень много вопросов.

– Как обстоят дела в вашем колледже?

– У нас есть свои трудности. Долгое время не могли определить, к какой собственности его отнести – государственной, коммунальной, частной. По старому законодательству было учебное заведение коллективной собственности, и это было правильно, потому что потребкооперация области, пайщикам которой мы принадлежим, - это коллектив. Нашу судьбу решает съезд потребкооператоров Кировоградщины, которых у нас 15 тысяч человек. Никаких личностных решений, только коллегиальные.

В новом законодательстве осталось три формы – государственная, частная, коммунальная. Мы не подходим ни под одну. Требования нам предъявляют, но льгот нет. У нас нет государственного финансирования. В других колледжах студенты учатся бесплатно, на государственной основе, зарплата и коммунальные платежи – из госбюджета.

Они набирают на базе девяти классов и мы. Они дают полное среднее образование и мы. Они бесплатно, а у нас надо платить. А по Конституции среднее образование в стране бесплатное. Компенсируйте мне из государства, и я не буду брать с родителей деньги. Об этом знают в Минобразования, но молчат.

В нашем городе есть еще строительный и торговый колледжи – так их называют по старинке. Они полностью финансируются государством. А мы нет, хотя готовим специалистов для живой системы, которая нуждается в экономистах, менеджерах, торговых работниках – система потребкооперации живет. Пусть кто-то ответит мне на вопрос: где государственный сектор торговли? Или где государственное строительство? Покажите мне хоть одно государственное СМУ. Так кого государство готовит? Специалистов для рыночной торговли? Частников-гипсокартонщиков? Почему им дают деньги, а мне нет? Я готовлю специалистов для села, куда ни один частник не поедет, а нас не финансируют. В таком случае пусть частники платят и заказывают себе специалистов.

– Как вы все-таки выдерживаете, удерживаетесь?

– Наша задача – убедить выпускников школ, что они должны учиться у нас. Родители должны оплатить обучение, и этой платы должно хватить на заработную плату, на коммунальные услуги, налоги, ремонт и так далее.

Самое сложное – сохранить контингент студентов. Был такой период, когда существовал следующий подход: мы платим за обучение, поэтому как хотим, так и учимся. Только немного придавишь по обучению – забирают документы. Десять лет назад мы не могли переступить эту грань – торговать дипломами, и снизилось количество поступающих. Но мы выстояли, выдержали, и это себя оправдало.

Первой выстрелила специальность «программирование». Иметь диплом и ничего не уметь – на работу не устроишься. Мы не скатились до того, чтобы ставить тройки, иначе заберут документы. А многие учебные заведения не выдержали и посыпались.

– Считают, что многие вузы и колледжи погубит коррупция…

– Взять деньги за экзамен или зачет – перешагнуть через себя. У нас никто не будет размениваться за двадцать гривен. Брать деньги со студента, с которым ты вчера был в походе, пел песни на конкурсе, вместе сажал деревья, красил общежитие… Такого не бывает. Девяносто процентов преподавателей и управленцев – наши выпускники, и они чтут традиции колледжа. Если какой-то «залетный» намекнул студенту о деньгах, мы с ним сразу прощаемся. Хотя, не скрою, с кадрами тяжело. Зарплата наших преподавателей намного ниже, чем в школе.

– В чем преимущества вашего колледжа?

– Есть у нас свои методы и приемы. В других колледжах учащимся после девятого класса просто преподают школьную программу. И только со второго курса начинают читать специальные предметы. А мы с первого курса начинаем работать по будущей специальности. Поэтому к нам идут.

Колледжи нашего уровня набрали в этом году от десяти до двадцати первокурсников. Мы набрали сто пятьдесят. А мой коллега из Полтавы – 680.

– Почему молодые люди так активно, по сравнению с другими колледжами, выбирают ваш?

– Здесь сохранилась классическая система образования. Не советская или коммунистическая, а именно классическая, основанная на трех китах: уважении к студенту, высокой образованности преподавателей и получении такого комплекса знаний, чтобы потом без труда найти работу.

Мы обучаем по самым востребованным специальностям: «товароведение и организация торговли», «менеджмент и маркетинг», «разработка программного обеспечения», «программная инженерия», «товароведение в таможенном деле», «бухгалтерский учет и анализ хозяйственной деятельности», «банковское дело». Хотим еще туристический и гостиничный бизнес. Всего студентов более пятисот на стационаре. Сто человек на заочном. В лучшие времена было полторы тысячи и тысяча соответственно. Был даже вечерний факультет.

Ученик средней школы обходится государству в двадцать тысяч гривен в год, и это государственные деньги. Студент кировоградского колледжа экономики и права – в шесть тысяч, и это деньги родителей.

– Как вы выживаете?

– Не знаю. Я никого не обманываю. Задолженностей нет. Все с удовольствием работают и учатся.