«Самые лучшие люди»

14:30
1413
views

О лошадях много сказано. Пословицы и поговорки, сказки, былины, песни, художественные фильмы, полотна художников… Василий Шукшин сказал о них так: «Когда умрет последний конь – мир рухнет, потому что самые лучшие люди – это кони». Рядом с нами живет женщина, не только знающая все об этих «людях», не только любящая их, но и спасшая не одну лошадиную жизнь.

Сегодня для многих людей, особенно горожан, это экзотика. Мало кто в своей жизни ездил на телеге или в санях, запряженных лошадьми, не говоря уже о езде верхом. Хотя мечтают очень многие. Представьте себе – это реально. Достаточно выехать за пределы Кропивницкого, в село Липовое.

Будущий муж городской девушки Любы поначалу скрывал, что он родом из села. Когда же сказал, ее радости не было предела. Она очень хотела жить в селе, и чтоб у нее обязательно была лошадь. «Я росла не на сказках, а на бабушкиных воспоминаниях, - говорит Любовь Щука. – Мне нравилось слушать о жизни ее семьи до революции (бабушка 1905 года рождения): как они вели хозяйство, работали, отдыхали. Как все изменилось в семнадцатом, как было тяжело. Но больше всего меня привлекало то, что в семье были лошади. Прадед, Федор Кононов, любил лошадей, их у него было шесть. Был раскулачен. В семье трепетно относились к лошадям. Бабушка рассказывала, что во время страшного голода ждали весны, чтоб выйти с лошадкой пахать землю. И мысли не было, чтоб пустить кормилицу на мясо».

Люба говорит, что любит этих благородных животных с рождения. Даже куклы не так привлекали девочку, как лошадки, каких бы размеров они ни были – маленькие фигурки или большая, на колесиках, на которой можно кататься. Этого пластмассового красного конька девочка пасла, рвала ему траву, кормила кашей. Делала все так, как рассказывала бабушка. Еще в детстве она твердо знала, что во взрослой жизни у нее будет своя усадьба и обязательно лошади.

Поженившись, молодая семья стала обзаводиться хозяйством. Первое, что у них появилось, была собака сторожевой породы и лошадь. «Мы были неопытными, - вспоминает Люба. – Муж и свекор – механизаторы. Они боялись лошадей, для них это был ужас. И когда я притащила лошадь во двор – был шок».

Знакомый ветеринар подобрал Любе невысокого, спокойного, кроткого конька. Он-то правильно сделал, учитывая неопытность девушки. Но Люба, насмотревшаяся фильмов о лошадях, мечтала о вороном коне со звездой во лбу. Пошли на конюшню совхоза, чтоб обменять. Нашли кобылу, полностью отвечающую «требованиям» мечты. Но в ее роду были чистокровные скакуны, и она оказалась чересчур резвой. Все, что могла семья с ней сделать, это кормить. Когда Люба забеременела, муж и свекор обменяли резвую кобылу на спокойную корову. В семье было молоко, а сосед, согласившийся на обмен, объездил лошадь, усмирил ее и тоже остался доволен.

Семья переехала в город. Дети, учеба (у Любови два образования – медицинское и фармацевтическое), работа, довольно успешная карьера, трехкомнатная квартира в центре города. Живи и радуйся! Но не было лошадей…

Как-то Любин муж, ремонтировавший автотранспорт, услышал от одного автовладельца, что тот заготовитель, что везет лошадь на убой. Сказал жене, посоветовались с кумом-ветеринаром и решили, что лошадь надо спасать. Приехали посмотреть и увидели душераздирающее зрелище: худая, слабая, с жуткой одышкой, грудная клетка вибрировала от хрипов. Забрали, отвезли к куму (было куда поставить) и стали лечить. Усилиями и упорством спасли. Люба даже травами ее отпаивала.

Примерно в это же время заехали в одно из сел по делам и увидели картину: два пьяных мужика на двух цепях куда-то тянут молодую кобылу. Оказалось, что купить-то купили, но лошадь была верховой, в телегу запрягаться не хочет. Договорились о цене и купили животное.

Этой молодой кобылой нужно было заниматься: выездить, «напрыгать», сделать спортивную. Для этого надо было везти ее в Кременчуг. Нужен был специальный транспорт, а такой есть у заготовителей, мясников. Созвонились со знакомым, он сказал, что поможет, как только освободится – отвезет на бойню кобылу, жеребца и жеребенка. Понятно, что Люба немедленно поехала к нему. На бойне увидела двух шикарных бело-серых лошадей и такого же жеребенка, бродивших по колени в жиже. Как можно отдать таких на убой? Естественно, забрали.

На тот момент Любины лошади жили уже не «на квартире». Семья нашла заброшенную усадьбу в Липовом, выкупила ее и обустроила. Построили денники (конюшни в английском стиле). Строительство оказалось затратным. Уже позже Люба узнала, что можно делать «активные конюшни». Оказывается, лошади не боятся морозов. Главное, чтоб не было сквозняков. Исходя из этого, делают навесы с большими выгулами, с местом, где можно укрыться от ветра. Это хорошо для копыт и для легких. Для лошади очень важно дышать свежим воздухом.

Всему приходилось учиться. «У меня было несколько занятий на нашем бывшем ипподроме. Там мне дали азы. Потом стала учиться через Интернет, где я нашла тренера из Киева, – два года ко мне ездила Яна Михайлик. Она научила меня выездке – управлению лошадью. Вернее, она научила меня понимать язык лошади. Они ведь все умеют, и если их понимать, то очень легко общаться и управлять. Если ее ломаешь, чего-то требуешь, она начинает бунтовать, пытается защититься и становится даже опасной».

Сложно сказать, сколько у Любови лошадей. Нет постоянного количества. Кто-то прибывает, кто-то отправляется в другую семью. Так получается, что большинство животных, живущих на усадьбе в Липовом, Люба спасла. Так было и с кобылой, привезенной из зоны АТО.

Люди из Станицы Луганской эвакуировали конюшню на нашу территорию и кинули клич о помощи. Они распродавали поголовье, - рассказала Люба. – На фото в Интернете я увидела вороную кобылу. Сначала я уговаривала себя, что она мне не нужна. Когда знакомый сказал, что ищет для себя такую кобылу, я решила поехать посмотреть и если что – привезти ему. Взяла деньги, отложенные для покупки подержанного автомобиля, и отправилась в дорогу.

Туда я поехала на поезде, пересекла несколько блокпостов. Оказалось, место назначения было километрах в ста от того, что оговаривалось изначально. Хозяевам эвакуированной фермы было несложно продать мне все, что они хотели продать. Когда я увидела Кудю (Кудесницу), у меня мозг отключился. Я уже понимала, что никому ее не продам. В итоге я купила Кудю, которая была жеребая, еще трех жеребых кобыл и корову. Оттуда шла кировоградская машина, и мы благополучно приехали домой. Муж сначала ругался, но когда увидел коней – растаял.

– Лошади – это наркотик, – утверждает Любовь. - Они имеют свойство «накапливаться». Все начинается с одной лошадки. Потом обязательно заводится вторая, третья, четвертая… И ты всегда находишь себе оправдание, убеждаешь себя в том, что иначе нельзя, не получается. Нормальные люди малейшую скопленную сумму денег тратят на отдых, одежду, покупки каких-то вещей. А конники, люди, больные лошадьми, все сбережения и заработки направляют на лошадей и их обеспечение. Остановиться нереально.

Практика показывает, что научить вот такой любви к лошадям очень сложно. Конники все похожи: в детстве рисуют только лошадок, играют только лошадками, коллекционируют календарики или открытки исключительно с изображениями лошадок. Правда, есть люди, которые не подозревают о своей любви к этим животным. Для того, чтобы испытать себя на эту любовь, нужно пройти очень сложные испытания.

– На первый взгляд, это животное приятное, мягкое, велюровое. Но в первую очередь это животное очень сильное и даже опасное, - рассказывает Люба. - Если человек не умеет с ним обращаться, не знает его язык, особенности поведения, может подвергнуть риску свое здоровье и даже жизнь. И лошадь может это сделать не специально. Вес от пятисот килограммов до тонны – сами понимаете. Силой покорить его нельзя. Только общий язык, только умение договариваться.

К сожалению, есть примеры обратного. «Прокатные» лошади нуждаются в последующей длительной реабилитации. Каждые пятнадцать минут на животное садится новый человек. Надо возить и днем, и ночью, и в жару, и в холод. Эти лошади работают сезон-два и гибнут, если их не спасают. А когда они попадают в сельскую усадьбу, где их любят, это для них благо.

Вообще в стране с лошадьми ситуация непонятная. Когда-то они относились к транспортной отрасли, потом стали относиться к сельскохозяйственной. Сейчас по факту они находятся где-то между спортивным и домашним животным. То, что лошадь относится к сельскохозяйственному животному, мешает ее полноценно защищать. Кошки и собаки имеют статус выше, чем лошади, в их защиту выходят парады. А конь у нас считается выращиваемым для колбасы. Между тем, чтоб его вырастить, нужно много времени и средств.

Кобыла вынашивает жеребенка одиннадцать месяцев. Минимум до трех лет его надо воспитывать, чтобы постепенно вводить его в работу, а полноценной лошадь становится после восьми-девяти лет. Наверное, поэтому коневодство в нашей стране убыточно. И держат их на энтузиазме. Иметь от них прибыль невозможно. Разве что под рестораном в большом городе стоять и клиентов катать, но это не имеет ничего общего с любовью к животным.

В семье Любови все лошади обласканные, общительные. А начинала она с больных, диких. Признается, что было больно, были гематомы и сломанные ноги, но это были хорошие учителя. «Лошадь меняет человека на всех уровнях: физическом, психическом, ментальном. Эти животные даны нам для того, чтобы мы перестроились, изменились. Может, раньше люди, особенно мужчины, жили дольше потому, что были тесно связаны с лошадьми. У моего прадеда самый младший ребенок родился, когда ему было уже семьдесят. И это был не единичный случай. Организм человека, ездящего верхом, включает в полноценную работу все системы. Отсюда и здоровье», – уверена женщина, все знающая о лошадях.

В Липовое с удовольствием едут городские люди. Кто-то впервые в жизни увидеть живую лошадь. Кто-то поездить верхом, но под чутким руководством хозяйки. Кто-то сфотографироваться с этими прекрасными существами. Это любят делать молодожены. Можно покататься на телеге, запряженной лошадьми, или зимой на санях. Любины лошади привыкли к гостям. На них можно посадить и ребенка, и невесту в пышном платье.

Сюда приезжают фотографы. Снимать лошадей непросто и очень интересно. А вот художников не было ни разу. Может, не знают, где провести пленэр. Наверняка этюды и полотна будут прекрасными. Но даже если вы не фотограф и не художник, все равно съездите в Липовое. Любовь обещает рассказать, объяснить, научить. У кого есть желание – добро пожаловать! Здесь гостеприимны все – и люди, и животные.

Содержать лошадей очень дорого. «Поэтому, - говорит Люба, – мы пересели с “Тойоты” на “Жигули”, продали трехкомнатную квартиру, все, что зарабатываем, тратим на них». Ни спонсоров, ни меценатов, никаких капиталовложений со стороны для поддержания уникального хозяйства. Семья самостоятельно старается сохранить этот маленький мир, делает все, чтобы было хорошо животным, которым они дали кров и защиту. Уже около тридцати (!) лошадей они спасли, выходили и пристроили. И рады тому, что их «детям» хорошо и спокойно.