Комитеты «вне закона»?

15:59
0
202
views

В конце прошлого года министр образования Лилия Гриневич подписала приказ о ликвидации некоторых приказов своих предшественников. В числе «ликвидированных» оказался и приказ № 440 от 2 июня 2004 года «Об утверждении примерного положения о родительских комитетах».

Некто Виталий Формалюк, глава организации «Родительский контроль» из Кривого Рога, написал в соцсетях о том, что Гриневич запретила родительские комитеты, и похвалил министра: «Предвижу, что многие педагоги и родители будут критиковать Лилию Михайловну за это решение, но она сделала важный и смелый шаг в борьбе с коррупцией и нарушениями прав в учреждениях образования. Ибо именно решениями родительских комитетов администрации заведений оправдывают сбор неучтенных наличных средств, наем охраны и даже отчисление детей из учреждений». За эту сенсационную новость ухватились многие всеукраинские СМИ.

Потом Лилия Гриневич долго объясняла, что ее неправильно поняли, что отмена была чисто формальной. Приказ № 440, мол, просто устарел по своей сути и опирается на давно не существующие нормы закона. А новое положение о родительских комитетах и их деятельности будет прописано в новом Законе «Об общем среднем образовании».

Впрочем, объяснений министра уже никто не читал. По какой-то причине большинство родителей обрадовались, что родительские комитеты якобы не просто упразднены, а еще и запрещены. Неужели родительские комитеты – это и правда «пятая нога», которая не только не помогает, а даже мешает? Чем люди вообще занимаются в родительских комитетах, какие решения принимают, на что могут повлиять? Оказывается, в разных школах – по-разному.

Заместитель главы родительского комитета школы № 18 Евгения Захарченко говорит:

– Я пошла в родительский комитет именно потому, что многие решения, которые он принимал, были незаконными и, на мой взгляд, неправильными. Например, решение о школьной форме, решение о закупке неизвестно у кого специально напечатанных для нас дневников. Мне кажется, долгое время директора школ использовали родительские комитеты, чтобы принимать решения, которые они не имели права принять самостоятельно.

Но у нас сегодня ситуация меняется. Вот, например, 300 грн, которые выделены в этом году на каждого ребенка, – у нас будет заседание родительского комитета, на котором мы решим, на что их потратить: на оборудование для кабинета химии, интерактивные доски или еще на что-то. И это будет общее решение, потому что в родительский комитет у нас входят представители от каждого класса.

Вообще я считаю, что родительский комитет должен заниматься другим – организовывать ярмарки, экскурсии, летние лагеря, приглашать в школы волонтеров и т. п.

– А на учебный план вы можете влиять?

– Я приведу пример. Когда наши дети оканчивали 4-й класс, учителя провели опрос, чтобы выявить склонности детей и в соответствии с этим распределить вариативные часы. Это, конечно, законной силы не имеет, да и дети в 10–11 лет еще не определились, но опрос провели. В нашем классе 75% детей выбрали естественные науки, 15% математику, 10% – филологические дисциплины. Приходим 1 сентября – у нас 10 часов математики в неделю, потому что А класс всегда математический. Так же и с родителями. Родители, конечно, имеют право высказать свое мнение, но решение принимает педсовет. А он с мнением родителей считаться не обязан.

Очень хотелось бы, чтобы, по новому закону, родительский комитет имел реальные полномочия. Хотелось бы, чтобы контракты заключали не только с директорами, но и с учителями – на 5–6 лет, чтобы мы могли влиять на эти контракты…

Директор кропивницкой школы № 35 Юрий Конопат считает, что школа в принципе не может существовать без родительского комитета:

– Родительский комитет – это связной орган между родителями и администрацией школы. Мы находимся в постоянном диалоге. Если не будет этого диалога с одним представителем от каждого класса, то все родители пойдут напрямую к директору. Значительную часть всех решений, которые принимаются в школе – и финансовых, и хозяйственных, – мы согласовываем с родительским комитетом школы.

– А на учебный план родители могут влиять?

– Конечно. Родительский комитет принимает решение о вариативной составляющей программы. Если в каком-то классе родители приняли решение, что им нужно больше часов на математику, то как раз член родительского комитета может донести это решение до администрации. Что касается финансирования, которое город выделял в прошлом году и в этом году на каждую школу (те самые 300 грн на ребенка), то администрация предлагает, на что потратить эти средства, а родительский комитет согласовывает эти предложения по каждому пункту.

А вот член родительского комитета школы № 24 Алена Пинчук говорит, у них общешкольного комитета как такового нет. Родительские комитеты есть в каждом классе. Они распоряжаются так называемым фондом класса, организовывают праздники для детей и т. п. Представители классного комитета по очереди ходят на собрания общешкольного. «Фонды школы» здесь давно не собирают, а на собраниях просто слушают отчеты директора.

Родительский комитет класса – это всегда две-три мамы и иногда еще один папа, которые просто хотят принимать участие в жизни класса. Слава Богу, такие люди находятся в каждом классе – без них было бы очень тяжело, особенно в младшей школе. Кто-то должен обзвонить родителей, кто-то должен решить, какой учебник выбрать для класса, кто-то должен купить печатные тетради для всех, позаботиться о том, чтобы в классе всегда были мел, мешки для мусора, туалетная бумага и т. п. Деятельность таких комитетов никакими приказами МОН не регулируется, но без них никуда!

А в школьных комитетах, как выяснилось, все зависит от людей – от директора школы и от родителей. Где-то комитеты – это просто формальность, а где-то они могут влиять на жизнь школы. Но и здесь приказы министра, кажется, совершенно ни при чем…

Ольга Степанова

Ольга Степанова

Журналист «УЦ».